Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ГРУЗИЯ: ВОПРОСЫ ВОКРУГ ГИБЕЛИ ЖВАНИЯ ОСТАЮТСЯ

После загадочной гибели премьер-министра Грузии прошел год, но официальное расследование дела еще не дало ответов на все вопросы.
By Vakhtang Komakhidze
, где глубокой ночью 3 февраля прошлого года были обнаружены тела премьер-министра Грузии Зураба Жвания и заместителя губернатора Квемо Картли Рауля Усупова, все еще стоит полицейский пост.



Девочка, живущая в этом доме, говорит, что полицейские находятся тут постоянно. По ее словам, они часто ночуют в припаркованных у здания Жигулях «07».



Ни один сосед не хочет ничего рассказывать о том, что они видели или слышали той ночью. В ответ на вопросы журналистов большинство просто захлопывают двери. Дежурные полицейские также отказываются отвечать на вопросы.



Спустя год расследования обстоятельств гибели Жвания не завершено, что делает дело еще более таинственным.



Правительство по-прежнему придерживается своей предварительной «неофициальной» версии, озвученной всего через несколько часов после смерти Жвания. Согласно этой версии, неисправный газовый обогреватель вызвал концентрацию токсичных выбросов в квартире, что и привело к гибели Жвания и Усупова.



И случаи отравления газом и в самом деле часты в Грузии зимой.



Но по мере того как официальное расследование дела затягивается, в обществе получает все более широкое распространение другая, столь же «неофициальная» версия. Многие в стране полагают, что Жвания был убит. А близкие родственники бывшего премьер-министра открыто заявляют о своей уверенности в этом.



Жена и брат Жвания утверждают, что следствие пытается скрыть правду, и с отравлением - очевидная фальсификация. Не предоставляя конкретных данных, они все же заявляют, что убийство премьера могло быть организовано некими политическими соперниками.



Но высокопоставленные представители правительства не раз публично замечали, что не согласны с такими обвинениями.



«Я уверен, что Жвания погиб в результате случайного отравления газом», - заявил журналистам заместитель председателя парламента Грузии Михаил Мачавариани во время панихиды по случаю годовщины смерти премьер-министра 3 февраля этого года.



****



Зураб Жвания был одним из самых известных и влиятельных людей в Грузии. В 2003 году он стал одним из трех лидеров грузинской Революции роз вместе с нынешним президентом Михаилом Саакашвили и председателем парламента Нино Бурджанадзе. На протяжении многих лет Жвания тесно работал и с бывшим президентом Грузии Эдуардом Шеварднадзе, намного дольше, чем Саакашвили или Бурджанадзе.



Жвания был одним из первых членов команды Шеварднадзе и прошел путь от фактически личного политического воспитанника до спикера парламента, а затем непримиримого оппозиционера.



Заняв в 2004 пост премьер-министра, Жвания сконцентрировал в сфере своего полного влияния разрушенную экономику Грузии и приступил к осуществлению либеральных рыночных реформ. Кроме того, многие эксперты отмечают, что его более примирительный подход к конфликтам с в Абхазии и Южной Осетии мог бы сыграть значительную позитивную роль в их урегулировании.



По мнению многих аналитиков, Жвания оказывал сдерживающее влияние на новое правительство Грузии, предотвращая его чрезмерную радикализацию под руководством эмоционального президента Саакашвили.



«Жвания был очень уравновешенным человеком, - говорит президент Грузинского центра стратегических и международных исследований Александр Рондели. - Он умел находить рациональное решение любой проблемы».



«Жвания обеспечивал равномерное распределение функций в руководстве страны. Его гибель стала огромной потерей для нашей страны».



****



Чрезвычайное сообщение о гибели премьер-министра прервало ранний утренний развлекательно-информационный эфир грузинских телекомпаний.



«Это - факт отравления газом. В комнате была смонтирована иранская газовая печь. Наверное, это произошло внезапно, поскольку господин Жвания в это время сидел в кресле...», - заявил министр внутренних дел Вано Мерабишвили спустя всего несколько часов после обнаружения тела Жвания.



Согласно картине, воссозданной журналистами по горячим следам, Жвания покинул Государственную канцелярию примерно в 22:55 2 февраля 2005 года. Сперва он заехал на квартиру матери, а через 35-40 минут направился на Сабурталинскую улицу.



Полиция первоначально заявляла, что Усупов снимал эту квартиру. Взаимоотношения между Усуповым и Жвания стали предметом пересудов и предположений.



Отец Рауля Усупова Яша говорит, что у его сына были хорошие отношения с премьер-министром. Следователи обнаружили номер мобильного телефона Жвания в мобильном телефоне Рауля Усупова. Однако брат премьер-министра Георгий Жвания утверждает, что этим номером Зураб Жвания не пользовался почти год до гибели. Член парламента Василий Маглаперидзе публично заявлял после смерти Жвания, что Усупов просил его помочь связаться с премьер-министром. По-видимому, он этим хотел сказать, что Жвания и Усупов были не так уж хорошо знакомы друг с другом.



Позднее были опубликованы снимки, сделанные в квартире на Сабурталинской улице, на которых видно, что в комнате накрыт стол, стоит начатая бутылка коньяка, там играли в нарды.



Из этих снимков вырисовывалась картина, согласно которой среди глубокой ночи премьер и Юсупов ужинали, выпивали и погибли от неправильно смонтированного газового обогревателя.



Эта версия продолжает оставаться предварительным официальным объяснением происшедшего.



«Первая версия, официально озвученная сразу же после гибели Жвания, остается в силе. Дело не закрыто и никаких комментариев по его поводу пока не делается», - заявила IWPR руководитель пресс-центра генеральной прокуратуры Хатуна Цхведиашвили.



Иных ответов от официальных ведомств за прошедший год журналистам получить не удалось. В местной прессе лишь время от времени появляются сообщения, основанные на «утечках информации» без официальной ссылки.



Согласно грузинскому законодательству, родственники Жвания имеют право доступа к материалам следствия. Именно на основании этих материалов брат и жена погибшего премьер-министра неоднократно заявляли о своем недоверии официальному расследованию.



Георгий Жвания убежден, что его брата в квартиру на Сабурталинской улице доставили уже мертвым и инсценировали там несчастный случай.



Одним из его основных аргументов является тот факт, что в квартире, где, по версии следствия, премьер-министр вместе с заместителем губернатора провел целую ночь, не было обнаружено их отпечатков пальцев.



Он также говорит о других деталях расследования, которые не состыковываются.



«К примеру, вначале было показание сотрудника охраны [премьер-министра] Михаила Дзадзамия о том, что перед тем, как отвезти премьера в эту квартиру, он заехал за продуктами в супермаркет на площади Саакадзе», - говорит Георгий Жвания.



«Узнав об этом показании, я заметил, что супермаркет на площади Саакадзе закрывается в 22 часа».



Брат погибшего премьер-министра говорит, что три дня спустя после того, как он отметил это несоответствие, появилась новая версия, согласно которой Дзадзамия купил продукты в другом магазине на Сабурталинской улице, работающем до 12 часов ночи.



«Что интересно, сегодня в деле присутствуют оба противоречащие одно другому показания», - сказал Георгий Жвания IWPR.



Другие приводимые примеры Георгий Жвания квалифицирует не иначе как попытку фальсификации и сокрытия «действительных» обстоятельств гибели премьера.



В частности, согласно показаниям того же Дзадзамия, он своими руками включил обогреватель в квартире на Сабурталинской улице в 12 часов ночи, когда Жвания туда приехал.



Однако Георгий Жвания утверждает, что по данным распечатки телефонной компании мобильной связи, с мобильного телефона Дзадзамия в 11.59 был звонок из района Дидубе, который находится в нескольких километрах от места происшествия.



Георгий Жвания говорит и о других несоответствиях со ссылкой на следственные материалы, к которым, как сам говорит, имеет доступ.



Согласно официальной версии следствия, в 4 часа утра на место происшествия прибыл начальник охраны премьер-министра Коба Харшиладзе. Сотрудник охраны Дзадзамия толкнул рукой окно, оно открылось, после чего начальник охраны пролез в комнату. Премьер-министр был уже мертв.



Но когда для изучения этого эпизода был проведен следственный эксперимент, Харшиладзе не смог пролезть в окно.



Как рассказал IWPR присутствовавший при эксперименте Георгий Жвания, после этого Харшиладзе изменил показания. «После этого он [Харшиладзе] сказал, что пролезал в другое окно. Но оказалось, что это «второе» окно из-за неисправности не держалось в закрытом состоянии, и поэтому было заперто изнутри на задвижку. Таким образом, сотрудник охраны не смог бы открыть окно, просто толкнув его. А если оно было открыто, то угарный газ не скопился бы в комнате, что, по версии следствия, стало причиной гибели премьера».



Следствие отказывается отвечать на эти обвинения, заявляя о невозможности комментария до окончания расследования.



Журналист телекомпании «Мзе» Ираклий Имнаишвили рассказал IWPR, что на следующий день после гибели Зураба Жвания взял пятиминутное интервью у министра внутренних дел Вано Мерабишвили.



Имнаишвили говорит, что задал ему всего один вопрос: «Как спустя всего несколько часов после гибели премьера вы установили, что он погиб в результате несчастного случая?».



По словам журналиста, министр ответил, что в комнате был запах газа. Однако моноксид углерода не имеет цвета и запаха.



Имнаишвили также рассказал, что руководство телеканала «Мзе» запретило ему выпускать в эфир интервью с Мерабишвили, а после этого, по словам журналиста, кассету с интервью изъяли сотрудники МВД.



Возникают вопросы и по поводу нарушений в ту ночь в системе подачи газа в Сабурталинский район Тбилиси, где погиб Жвания.



Согласно журналу аварийной службы «Тбилгази», тбилисской компании по поставкам газа, в ночь на 3 февраля на том участке улицы Сабуртало, где находится указанная квартира, давление газа неожиданно повысилось.



Сотрудник «Тбилгази», который не захотел называть свое имя, сказал, что в будке, откуда той ночью можно было повысить давление газа, был сломан замок.



Возникают вопросы и в связи с результатами вскрытия, согласно которым премьер-министр умер между 4 и 5 часами утра.



Согласно тому же журналу «Тбилгази», аварийная служба выехала на место в 2:45, а газ был перекрыт в 2:55.



Между тем, телохранитель Зураба Жвания Дзадзамия дал следствию показания, что отопительный прибор был все еще включен, когда 1 час и 5 минут спустя после отключения газа сотрудниками «Тбилгази» он пробрался в квартиру.



Дзадзамия рассказывает, что когда в 4 часа утра они проникли в комнату, он услышал, как шипел газовый обогреватель, и начальник охраны попросил его выключить.



Критики официальной предварительной версии гибели Жвания говорят также о несоответствии между данными правительства Грузии и отчетом американского Федерального бюро расследований (ФБР).



Источник, который не захотел быть названным, передал IWPR оригинальный английский текст заключения лаборатории ФБР.



Это заключение противоречит ссылкам официальной грузинской стороны на то, что лаборатория ФБР подтвердила данные о том, что иранский обогреватель мог вызвать смертельную концентрацию моноксида углерода в воздухе.



В английском оригинале говорилось, что в ходе проведенного эксперимента концентрация моноксида углерода не достигла и не превысила опасную для здоровья и жизни человека грань. В официальном грузинском переводе отчета лаборатории ФБР, опубликованном во многих местных газетах, написано прямо противоположное – что данный показатель достиг и превысил опасную дозу.



На просьбу объяснить такое существенное различие лидер парламентского блока президента Саакашвили Гига Бокерия назвал его «просто ошибкой переводчика».



В прошлом году парламент, в котором большинство составляют сторонники президента, отказался от предложения оппозиции создать независимую комиссию для расследования смерти Жвания.



Вахтанг Комахидзе, независимый журналист, сотрудник студии «Репортер», Тбилиси.