Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ГРУЗИЯ: «ГОЛОВНАЯ БОЛЬ» С УСЫНОВЛЕНИЕМ

Новый законопроект поможет сократить очередь потенциальных приемных родителей.
By Tamar Kadagidze
«Здравствуйте, закон еще не упростился? Заявление об усыновлении я оставил два года назад, и до сих пор никого ответа... Мне сказали, что закон упростился... Пожалуйста, объясните, могу я надеяться?» – спрашивает мужчина в приемной управления детей с особыми нуждами министерства образования и науки Грузии.

«Пока ничего нового для вас, мы тоже ждем внесения изменений в закон. Может, зайдете позже?» – отвечают ему.

По словам главного специалиста управления Саломе Чичинадзе, ежедневно к ним обращаются более двадцати человек, которые жалуются на то, что их заявления об усыновлении остаются без ответа. Виной этому, говорит она, принятый в 1997 году закон «О порядке усыновления», который на практике оказался "очень негибким и непригодным".

В соответствии с ныне действующим законодательством, для того, чтобы брошенные дети могли официально считаться подлежащими усыновлению, должно пройти три года. При этом биологические родители этих детей, хотя они и не принимают никакого участия в их воспитании, вправе препятствовать усыновлению.

Как следствие этого, сказала Чичинадзе, в Грузии очень остро стоит проблема «социальных сирот» – детей, которые вынуждены жить на улице, потому что их родители не заботятся о них, но в то же самое время не дают согласия на то, чтобы их усыновил кто-нибудь другой.

"Согласно гражданскому кодексу, в таком случае должен быть внесен иск в суд – о лишении родителя права опеки. Но пока такого прецедента не было. Это изъян закона», – сказала Чичинадзе.

Это положение дел должен изменить новый законопроект, который уже прошел первое слушание в парламенте и, как предполагается, будет включен в свод законов Грузии уже весной этого года.

Законопроектом устанавливается максимальный срок, в течение которого ребенок, оказавшийся в подобной ситуации, должен получить статус подлежащего усыновлению – один год.

Авторы этого документа также ставят целью упростить процесс усыновления детей, от которых окончательно отказались родители, сократив срок прохождения всех связанных с этим процедур до трех месяцев.

«Одним словом, новый закон ориентирован на защиту интересов ребенка, – сказала Чичинадзе. – Сегодня приоритетом государства являются не родители, а дети, у которых есть все права, как гражданские, так и социальные».

42-летняя Марина Гиркелидзе живет в городе Озургети в западной Грузии. Незадолго до нового года она приехала в Тбилиси, надеясь, что сможет, наконец, усыновить ребенка. «Уже шесть лет хожу по всем инстанциям и говорят что детей нет... вы посмотрите телевизор, там почти каждый день показывают ребенка, брошенного то в мусорный ящик, то еще куда... детские дома переполнены детьми, и любой из них мог бы стать моим», – сказала она IWPR.

Усыновить ребенка она решила шесть лет назад. Долго собирала нужные документы, чтобы отнести их в территориальный орган попечительства и опеки.

«С документами у меня все в порядке... ко мне даже приходили домой, чтобы убедиться, что мое жилище удовлетворяет всем условиям для усыновления ребенка. С тех пор жду, когда меня позовут. Искать себе ребенка сама я не имею права, это считается нарушением закона... в этом ожидании вся жизнь прошла».

Марина одна из многих людей, чьи имена годами значатся в списках желающих усыновить ребенка.

«Закон поставил грузинских приемных родителей перед множеством препятствий. Проходят многие годы в ожидании усыновления. Представьте, какими сильными должны быть желание и надежда этих людей, что они до сих пор к нам приходят», – сказала Чичинадзе.

Детский дом на улице Нуцубидзе в Тбилиси единственный, где приют находят покинутые родителями дети и сироты в возрасте до 3 лет. Снаружи здание детского дома выглядит вполне впечатляюще, но внутри картина совсем иная: стены с обсыпающейся штукатуркой, унылое освещение, повсюду неприятный запах... Взгляд радует только красивая елка в приемной – прошлогодний подарок одного щедрого бизнесмена. Только услышав младенческий плач, можно догадаться о том, что здесь живут дети.

Сегодня в детском доме 97 воспитанников. Две трети из них дети с ограниченными возможностями.

Ладо 3 года, и у него синдром Дауна. Мать оставила его в детском доме, когда ему было всего несколько месяцев. Она никогда не приходит навестить его, но и согласия на его усыновление не дает.

Историю двухлетней Мари нам рассказал сторож детского дома: "Как-то ночью я услышал кошачье мяуканье. Сначала я не обратил внимания, но мяуканье все не прекращалось, и я засомневался. Пошел на звук и в мусорной урне на улице нашел ребенка».

По официальной статистике, ежегодно на улице находят от 10 до 12 брошенных детей.

Гражданка США Лиза кормила маленькую девочку, которая через несколько дней станет ее законным ребенком. У девочки деформированы ноги, но это не пугает Лизу, которую в Америке ждет другая дочь – ей четыре года, и она тоже приемная. «Главная причина болезни этих детей отсутствие любви и ласки», – сказала Лиза.

С ней соглашается директор детского дома Ирина Бекуридзе. «Да, ласки им здесь точно не хватает, – сказала она. – Главное, накормить вовремя и памперсы поменять, а на ласки время не остается".

По словам Бекуридзе, Лиза успешно прошла все процедуры усыновления, получила положительное заключение и ожидает окончательного решения суда, а пока большую часть времени проводит с маленькой девочкой, имя для которой пока не придумала.

Согласно официальным данным, иностранцы, как правило, усыновляют детей с физическими и умственными дефектами. «Если у ребенка есть какой-либо дефект и в Грузии от него отказываются, министерство образования имеет право сократить сроки процедуры усыновления, так как желательно, чтобы ребенок был усыновлен в раннем возрасте, поскольку состояние его здоровья является приоритетом», – сказала Саломе Чичинадзе.

Тамар Кадагидзе, независимый журналист, Тбилиси