Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Грузинское правительство обвиняют в нетерпимости к политическим оппонентам

Активисты – о членах оппозиции, осужденных, по их словам, на основании полностью или частично сфальсифицированных обвинений.
By Tea Topuria
Грузинские правозащитные организации обеспокоены растущим числом случаев того, что они сами называют политически-мотивированным судебным преследованием лиц, не разделяющих взглядов правительства. Последнее, однако, заявляет, что политических заключенных в стране нет.

Правозащитники утверждают, что число политзаключенных существенно выросло после начавшихся весной этого года и продлившихся несколько месяцев оппозиционных акций протеста, участники которых требовали отставки президента Михеила Саакашвили, но так и не смогли этого добиться.

Заявления грузинских правозащитников находят подтверждение в августовском докладе Международной федерации прав человека (FIDH), которая заявила, что в грузинских тюрьмах действительно есть люди, осужденные за свои политические убеждения, и призвала власти страны освободить их.

Грузинские чиновники категорически отрицают наличие в стране политических заключенных, и надо сказать, что до сих пор Грузия, в отличие от соседних Армении и Азербайджана, никогда не обвинялась международными организациями в преследовании лиц по политическим мотивам. Что касается Международной федерации прав человека, то свое заключение о существовании в Грузии политзаключенных она сделала по итогам специального расследования, в ходе которого ее представители общались с членами семей осужденных и их адвокатами, а также изучили судебную документацию.

«Эти дела – пример того, как арестовывают и после полностью или частично сфабрикованного судебного процесса заключают в тюрьму политических оппонентов [властей], тех, кто финансируют оппозицию, и связанных с оппозицией влиятельных лиц», - говорится в отчете FIDH.

«В числе наиболее часто выдвигаемых против них обвинений – незаконное хранение оружия или наркотиков, а также попытка осуществить государственный переворот».

Установить точное число политзаключенных Международная федерация прав человека не смогла. В ее докладе упоминаются восемь человек. Эти дела она называет предварительным материалом, позволяющим получить общее представление о проблемах, с которыми в Грузии сталкиваются оппозиционные активисты. Оппозиция и правозащитники, в свою очередь, говорят, что на самом деле политзаключенных в стране гораздо больше.

«Незаконно задержанные лица и те, у кого было конфисковано имущество, составляют самую большую группу населения, пострадавшего от этих властей. К сожалению, точных данных обо всех этих людях пока нет», - сказал руководитель НПО «Закон для народа» Закария Куцнашвли.

Саакашвили последовательно отметает подобные утверждения. Он пришел к власти в результате мирного переворота 2003 года, известного как «революция роз», на волне обещаний демократизировать грузинское общество и привести страну в Евросоюз и НАТО. При осуществлении обещанного он столкнулся с серьезными вызовами, в том числе исходящими от оппозиции, весной этого года организовавшей широкомасштабные акции протеста против его правления. И все же он настаивает, что его цели остаются прежними.

«Мы остаемся верными данным мной обещаниям... – укрепить демократию, способствовать развитию плюрализма, расширить индивидуальные свободы, - сказал Саакашвили, выступая в сентябре перед Генеральной ассамблеей ООН. – Уже мы запустили реформы, которые ускорят поступь Революции роз и навсегда укрепят наш имидж самой свободной страны региона».

«Мы позволили оппозиционным протестам беспрепятственно проводиться в течение почти трех месяцев, хотя они и перекрыли главную магистраль нашей столицы. Это свидетельствует о нашей глубокой приверженности плюрализму и о нашем уважении к инакомыслию и свободе слова».

Но не такими видятся происходящие сегодня в Грузии процессы оппозиционным группам. Они говорят, что работают над составлением списка людей, арестованных или осужденных по политическим мотивам. В частности, по словам одного из лидеров оппозиционной Республиканской партии Давида Зурабишвили, причиной ареста человека может стать его участие в акциях протеста, и это после того, как власти неоднократно заявляли о своей терпимости к оппонентам.

«Бывают случаи, когда людей арестовывают на акциях, организованных оппозицией, - сказал он. - Двух сторонников Республиканской партии задержали в Гори. Это маленький город, и этих людей там хорошо знают. Такими способами власти стараются запугать общественность, чтобы люди не участвовали в акциях оппозиции».

Сфабрикованным называют правозащитники дело Норы Квициани - сестры лидера существовавшего в Кодорском ущелье добровольного военизированного формирования «Охотник» Эмзара Квициани. В 2006 году Квициани объявил неповиновение руководству Грузии, решившему разоружить его отряд, а после ввода в ущелье правительственных войск - скрылся.

Его сестра была арестована по обвинению в хранении оружия, создании вооруженного формирования и присвоении предназначавшихся для населения ущелья гуманитарных грузов. И хотя аудит показал, что доставлявшаяся в Кодори гуманитарная помощь распределялась без нарушений, и никто не смог доказать, что найденное в ее доме оружие принадлежало ей, а не ее брату или сыну, в 2007 году Нора Квициани была признана виновной и приговорена к шести с половиной годам тюрьмы.

Правительство утверждает, что Квициани – как и другие семь осужденных, чьи дела изучила Международная федерация прав человека – не являются политическими заключенными. Оппозиционные активисты, в свою очередь, выражают надежду, что данное организацией заключение заставит Запад оказывать более сильное давление на грузинскую власть с целью добиться осуществления ею обещанных реформ.

«Тот факт, что в Грузии есть политзаключенные, уже не стоит под вопросом, - сказала Софо Хоргуани, которая представляет оппозиционный Альянс за Грузию. - Другое дело — как их освободить. Если власть признает, что они невиновны, придется наказать следователей, прокуроров, выплатить компенсации потерпевшим, а на это правительство не пойдет».

«Но с другой стороны, Запад оказывает давление на грузинское правительство, и какие-то решения им обязательно придется принять».

Тея Топурия, независимый журналист, Тбилиси