Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ГРУЗИНСКАЯ ОППОЗИЦИЯ НАКАЛЯЕТ СТРАСТИ

Новая коалиция требует освобождения бывшего министра обороны и ответов от президента.
By Veriko Tevzadze
"революции" роз 2003 года политическая температура в Грузии еще никогда не была столь высокой. Накал страстей повысился после задержания бывшего министра обороны страны Ираклия Окруашвили и последующего создания нового оппозиционного альянса.



Правительство Грузии настаивает на том, что в стране нет никакого политического кризиса, и продолжает выдвигать все новые обвинения против Окруашвили, арестованного 27 сентября (см. статью IWPR №412, «Грузия: экс-министр арестован после выступления против президента»).



Аресту одного из самых близких в прошлом соратников президента Грузии Михаила Саакашвили предшествовала целая серия скандальных обвинений в адрес президента, в том числе в покровительстве коррупции и в заказе убийства медиа магната Бадри Патаркацишвили.



Эти обвинения были выдвинуты на презентации новой партии, "Движение за единую Грузию", 25 сентября, которая транслировалась телеканалами в прямом эфире.



Возвратившийся из поездки в США президент Саакашвили назвал эти обвинения «фальшивыми», однако, подробно отвечать не стал.



«И сам автор этих заявлений лучше всех знает, что это ложь», – заявил он, добавив, что задержание Окруашвили было частью антикоррупционной кампании и «с политикой ничего общего не имеет».



«Неприкосновенные люди не должны существовать, – заявил Саакашвили. – Таким является мое правление, наше правление: обеспечивать верховенство закона и указывать каждому, кто нарушит закон, свое место».



Окруашвили обвиняется в вымогательстве, отмывании денег, злоупотреблении властью и превышении профессиональных полномочий. 3 октября Генеральная прокуратура добавила еще один эпизод по делу Окруашвили, касающийся незаконного приобретения министерством обороны авиационного топлива в бытность Окруашвили министром этого ведомства.



По заявлению лидеров оппозиции, решение об аресте Окруашвили было принято не прокуратурой, а в одном из парижских кафе, где за одним столом якобы видели президента Саакашвили, министра внутренних дел Вано Мерабишвили и мэра Тбилиси Гиги Угулава.



«Я знаю это от очевидца, моего друга, который тогда был в этом кафе. Мир очень тесен. Они думали, что грузинского там никто не понимает, и громко разговаривали», – рассказала лидер оппозиционной партии «Путь Грузии», экс-министр иностранных дел Саломэ Зурабишвили в беседе с IWPR.



Арест Окруашвили послужил катализатором для оппозиции, объединив политиков, имеющих между собой очень мало общего и в прошлом резко критиковавших самого Окруашвили.



Несколько разных оппозиционных партий объединенными силами провели 28 сентября перед зданием парламента митинг, в котором участвовало от 10 до 15 тысяч человек, собравшихся под лозунгами «Грузия без президента» и «освободить политического заключенного Окруашвили».



Это была самая многолюдная акция протеста после бескровной "революции роз" 4 года тому назад, когда Саакашвили пришел к власти.



Девять оппозиционных партий и одна неправительственная организация объединились в движение, которое требует освобождения Окруашвили, проведения досрочных парламентских выборов и конституционных изменений для превращения Грузии в парламентскую республику. В этот альянс вошли почти все основные оппозиционные силы кроме отказавшейся участвовать партии либеральной направленности «Новые правые».



«Должна быть создана парламентская республика европейского типа, без каких-либо вождей и мессий», – заявила в беседе с IWPR одна из лидеров оппозиционной "Республиканской партии" Тина Хидашели.



В совместном заявлении пока еще безымянного движения говорится, что 2 ноября оппозиция планирует организовать акцию протеста в Тбилиси, а до этого во всех регионах страны будут проведены организационные встречи.



События, происшедшие на прошлой неделе, нанесли урон позиции президента Саакашвили, у которого до сих пор не было сколь либо ощутимой политической оппозиции.



Некоторые граждане страны говорят, что последние события пошатнули их веру в президента.



«Конечно, правительство мне сейчас видится в ином свете, – сказала IWPR 29-летняя Нана Аланиа. – Против президента Саакашвили выдвинуты обвинения, а его ответ был общим. Мы все еще ждем от него более обстоятельных ответов на обвинения Окруашвили. Он также должен объяснить, как Окруашвили оказался вторым человеком в стране, если он такой коррумпированный, как сейчас описывают».



«Случай с Окруашвили подтвердил только одно: все в нынешней власти коррумпированные. Им все прощается, если они сидят тихо и не уходят в оппозицию... Сейчас мне это уже ясно. Как же мне теперь верить президенту или властям?», – спрашивает 63-летний Темур Сванидзе.



Но многие склонны не доверять бывшему министру обороны.



«Я не верю ни одному слову Окруашвили, – сказала 56-летняя Лия Арчвадзе. – После всех этих событий у меня изменилось отношение к оппозиции. Я их и до этого не очень уважала, но теперь понимаю, что они готовы на все, чтобы прийти к власти, могут защищать даже Окруашвили, которого всего два дня назад называли чудовищем».



Грузинский политолог Георгий Хуцишвили утверждает, что по вере общественности в правительство Саакашвили был нанесен серьезный удар.



«Народ увидел не очень лицеприятную картину. Арестовали лидера недавно созданной партии. С нарушением обязательных процедур был проведен обыск офиса партии и дома Окруашвили. После этого началось преследование бизнесменов, которые дружат с Окруашвили. Причина проста: у властей возникли подозрения, что эти люди финансируют новую партию.



Избиратель спрашивает, что будет дальше, и приходит к выводу, что власти борются не только с оппонентами, но и с теми, кто их поддерживает. Этого не должно происходить в цивилизованном государстве», – отметил Хуцишвили.



Другой грузинский политолог Гия Нодиа заявляет, что сложившийся кризис означает «отступление от демократии» в Грузии, так как он снижает уровень доверия людей к политикам. Он также считает, что властям будет очень трудно убедить народ в том, что арест Окруашвили не имел политическую мотивацию.



В то же время он говорит, что это «нормальный процесс» для страны, находящейся на переходной стадии демократии.



Нодиа также считает объединение оппозиционных политиков, совсем недавно остро критиковавших Окруашвили, неубедительным.



По мнению Нодиа, фигура Окруашвили, который до снятия с должности в прошлом году считался «ястребом» в правительстве Грузии, «совершенно непригодна для роли невинного рыцаря-мученика, борющегося за демократию».



Президент "Фонда стратегических и международных исследований" Александр Рондели говорит, что, если у этого процесса будет «цивилизованная форма», тревожиться не о чем. «Но если события примут неприемлемую форму, это будет указанием на нашу политическую отсталость», – сказал он.



Рондели предупреждает, что этот кризис может нанести урон перспективам вступления Грузии в международные организации типа НАТО.



Один из лидеров "революции роз", председатель парламента Нино Бурджанадзе, также выступила с завуалированным предупреждением в адрес президента. Открыто осудив Окруашвили и назвав его обвинения «абсурдными», Бурджанадзе, которая недавно выступила и с критикой перестановок в правительстве, заявила, что кадровая политика правительства нуждается «в серьезном пересмотре и анализе».



«Поляризация интересов властей и общества совершенно неприемлема для нашей страны, так же как и поляризация политических партий и общества или поляризация властей и оппозиции», – заявила она.



По мнению Хуцишвили, наилучшим путем восстановления доверия к политическим процессам было бы создание независимой комиссии по расследованию обвинений, выдвинутых Окруашвили против президента Саакашвили. Проведенный на прошлой неделе митинг оппозиции он назвал «серьезной заявкой», на которую требуется дать соответствующий ответ.



«Страна ждет конкретные ответы на все обвинения», – сказал он.



Верико Тевзадзе, корреспондент газеты «24 саати», Тбилиси.