Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ГРОЗНЫЙ ХОЧЕТ НОВЫХ ПОЛНОМОЧИЙ

Планы по предоставлению чеченской администрации широких экономических полномочий еще находятся на стадии разработки, но уже "обстреливаются" критиками с обеих сторон.
By Timur Aliev

Промосковское правительство Чечни начало торг с российскими властями по поводу нового договора о разграничении полномочий, в случае принятия которого степень независимости республики от федерального центра беспрецедентно возрастет.


Согласно проекту этого договора, администрация Чечни получит значительную свободу в управлении экономикой республики. В то же самое время в документе нет ни малейшего намека на притязания Чечни на политическую независимость от России. Результатом реализации этого проекта, как считает один из его авторов глава Госсовета Чечни Таус Джабраилов, республика сможет выйти из ее сегодняшнего состояния экономического и инфраструктурного коллапса и на десять лет стать «регионом интенсивного экономического развития».


Еще нет окончательного варианта проекта, и, скорее всего, долго не будет, а договор уже навлек на себя критику с обеих сторон – ратующие за независимость республики чеченцы недовольны тем, что они вообще должны просить Москву о чем-либо, а российские чиновники сомневаются в необходимости предоставления беспокойным регионам столь широких прав.


Согласно проекту, в течение десяти лет все права на землю, недра, растительные и животные ресурсы будут принадлежать исключительно Грозному. В этот период Чечня получает право на добычу природных ресурсов, их транспортировку и реализацию, в том числе и за пределами республики; все налоги и сборы в полном объеме направляются в бюджет Чечни и не удерживаются центральным российским бюджетом.


С целью поощрения бизнеса предлагается создание национального банка Чечни (в составе Центрального Банка России) с правом на учреждение и регистрацию предприятий, в том числе и совместных с иностранными инвесторами. Кроме того, ежегодно Чечня будет получать банковский кредит на 3 миллиарда рублей (около 107 миллионов долларов США).


Проект также предусматривает введение льгот для жителей республики – освобождение их от платы за газ и электроэнергию. Вдобавок ко всему, каждому чеченцу, пострадавшему от сталинских репрессий 1944 года, будет выплачено 500 МРОТ за потерю имущества и 1000 МРОТ за потерю жилья (то есть практически по 150 тысяч рублей на человека).


При всем этом документом исключается «любое вмешательство силовых структур во внутренние дела республики».


Но прежде, чем каждая из сторон посчитает возможным поддержать этот амбициозный проект, над ним предстоит проделать кое-какую работу.


«Проект договора еще только принят за основу правительством Чечни, – пояснил на его представлении Таус Джабраилов. – Это проект, предложенный Чеченской Республикой, над ним надо еще работать и работать, чтобы довести до ума. После того, как документ будет готов, пройдет соответствующие юридические согласования в Южном федеральном округе и администрации президента России, подписать его должен президент страны Владимир Путин, а потом президент Чечни Алу Алханов».


"Чеченский" проект ставит целью смягчение социальных и экономических последствий многолетнего конфликта и избегает касаться политики. Что неудивительно, ведь именно политические притязания республики, потребовавшей, чтобы ее признали независимым государством, стали причиной двух войн в Чечне.


В документе говорится, что договор принимается «в целях обеспечения территориальной целостности и единства экономического пространства Российской Федерации», что, понятно, исключает какие-либо притязания на независимость.


Эта формулировка, естественно, вызвала негодование у тех, кто представляет Чечню в идеале независимой.


«У нас есть соглашение с Россией, подписанное в Хасавюрте Масхадовым и Ельциным. Почему мы должны его пересматривать», - возмущается бывший боевик, а ныне безработный Руслан Визирханов. Он ссылается на договор, заключенный в 1996 году между мятежным лидером Чечни Асланом Масхадовым и российским правительством и положивший конец первой войне 1994-96 годов.


Другие склонны сомневаться в верности Москвы своему слову. "Еще ни разу Россия не сдержала своих обещаний", - сказал историк Мурад Нашхоев, добавив, что начиная с 1847 года Москва заключала с горскими народами один договор за другим и также последовательно их нарушала.


Недовольны даже умеренные чеченцы. «При принятии этого решения следовало учитывать слова Путина о том, что Чечне будет предоставлена автономия, что неважно, какая форма правления установится в Чечне, лишь бы был мир, - говорит представитель общественной организации «Центр гуманитарных исследований» Рашид Юнусов. - Если же следовать этому договору, о статусе независимой республики или республики с широкой автономией, как раньше обещал Путин, придется забыть».


Однако для многих жителей Чечни, переживших за годы борьбы за независимость много бед и страданий, политическая сторона Договора не так уж и важна. «Если то, что я прочитал про этот проект в газете – правда, то это неплохо, - говорит 36-летний преподаватель истории в Грозненском университете Леча Успанов. - Нам обещают мирную и спокойную жизнь, республике –- восстановление. Кроме того, мы будем сами себе хозяева».


На практике, если Москва согласится с изложенными в проекте требованиями, полную власть в республике получат президент Алханов и могущественный заместитель премьера чеченского правительства, сын погибшего президента Ахмада Кадырова Рамзан Кадыров, которые до сих пор не доказали, что могут улучшить состояние дел в изнуренной войной Чечне.


«За 10 лет можно будет хорошо разворовать бесконтрольную Чечню, но не восстановить», - утверждает чеченский политолог Мурад Магомадов.


Критически отнеслись к проекту и политики и политологи в самой России. Правда, по совершенно иной причине. Они называют его «мечтой Дудаева» (первого мятежного лидера Чечни Джохара Дудаева).


«О таком договоре Джохар Дудаев мог только мечтать, – заявил в интервью «Независимой газете» член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко. – Сегодня и Джабраилов, а в основном Рамзан Кадыров, полагают, что Россия в этой ситуации готова пойти на очень большие уступки, чтобы каким-то образом умиротворить Чечню. Вы нам – огромные права, а мы вам гарантируем, что беспокойств не будет».


Но Малашенко сомневается, что Москва пойдет на подписание такого договора. «В глазах военной и политической элиты, в глазах самого Путина это будет выглядеть как поражение», - говорит он.


Перспективы подписания договора в нынешнем виде пока остаются туманными, хотя то, что Договор так или иначе будет подписан, не сомневаются ни в Грозном, ни в Москве.


"Чечню-то восстанавливать надо, а как это делать - никто не знает, - говорит московский политический обозреватель Илья Максаков. - Все знают, что будут воровать, что будет "черная дыра", но все равно что-то Чечне "подарить" придется. Будь то нефть, налоговые или таможенные льготы, или "свободная экономическая зона", хотя такого термина все старательно избегают».


Органом, контролирующим разработку и последующее выполнение Договора, мог бы стать парламент Чечни, выборы в который назначены на октябрь 2005-го года. Об этом говорит и бывший спецпредставитель по правам человека президента России в Чечне Абдул-Хаким Султыгов. «Договор не может быть вынесен на какое-либо обсуждение без одобрения его парламентом республики. А парламент – это орган, представляющий весь чеченский народ», - считает он.


Но подписание Договора не может затягиваться до октября. Согласно новому российскому законодательству, Договор должен быть подписан до 1 июня. Помимо Чечни, такие же Договора должны подписать еще 11 российских регионов, не сделавших этого до сих пор. Чечня может быть просто первым регионом, который заключит договор о разграничении полномочий по новому закону.


Тимур Алиев, координатор IWPR в Чечне.