Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ГОТОВО ЛИ НАТО ПРИНЯТЬ ГРУЗИЮ?

Американцы приветствуют стремление Грузии в НАТО, другие же относятся к этому скептически.
By Nika Tarashvili
26 государств-членов НАТО в Риге Грузия получила поддержку своим стремлениям в эту организацию от Сената США. Однако по-прежнему звучат вопросы по поводу того, насколько готова Грузия к вступлению в альянс.



Грузинский президент Михеил Саакашвили объявил 2006 года «годом НАТО» и пообещал, что страна станет членом альянса до истечения его первого срока на посту главы государства, то есть до 2008 года. После того, как в сентябре Грузии было предложено перейти на следующий этап сотрудничества с НАТО, называемый «интенсивным диалогом», Саакашвили заявил, что процесс вступления страны в североатлантический блок стал «необратимым».



Новым поводом для оптимизма Саакашвили стало решение Сената США, который 16 ноября единогласно одобрил законопроект о поддержке вступления в НАТО Албании, Хорватии, Грузии и Македонии. В документе говорится, что США выделит четырем претендентам 20 миллионов долларов. Примечательно, что половина этой суммы предназначена только для Грузии.



«Потенциальное членство в НАТО стимулирует развивающиеся демократии к принятию серьезных шагов в плане верховенства закона и развития гражданского общества. Более тесные отношения с НАТО способствуют укреплению этих ценностей и нашей общей безопасности», – заявил сенатор Ричард Лугар, который возглавляет Комитет Сената США по иностранным делам.



На следующий день на проходившей в Канаде сессии Парламентской ассамблеи НАТО было принято обращение к членам и партнерам организации «полностью поддержать стремления Грузии к интеграции в евро-атлантические структуры и ее желание последовательно продвигаться к следующему уровню сотрудничества с НАТО, а именно к Плану действий относительно членства в альянсе».



Формально вопрос расширения НАТО не включен в повестку саммита, который должен проходить в латвийской столице 28-29 ноября. Среди основных запланированных к обсуждению вопросов – операции НАТО в Афганистане. Однако грузинское руководство возлагает на саммит большие ожидания, черпая оптимизм в высказывании Генерального секретаря НАТО Яапа де Хооп Схефера о том, что на этой встрече обязательно прозвучит «поощрительный сигнал» для новых стран-претендентов.



Из четырех упомянутых в законопроекте Сената стран Грузия находится в самом конце очереди и может только надеяться, что на рижском саммите ей будет дано позволение приступить к разработке Плана действий относительно членства в НАТО – этапу, ведущему к окончательному вступлению в блок.



Многие американские эксперты и политики поддерживают притязания Грузии на членство в альянсе, исходя из того, что это будет способствовать укреплению грузинской демократии и усилению позиций НАТО на Черном море.



Директор Центра анализа безопасности Грузии Дэвид Смит считает, что с вступлением Грузии в НАТО на Черном море возникнет своего рода дуга (с перспективой преобразования в кольцо – в случае вступления в НАТО Украины), которая принесет стабильность, как альянсу, так и всему региону.



По словам Смита, создав это кольцо, НАТО сможет более эффективно бороться с международной преступностью (незаконная торговля наркотиками, людьми, оружием и т.д.), а также терроризмом и распространением ядерного оружия.



Более осторожно подходят к оценке натовских устремлений Грузии многие европейские страны, выражающие беспокойство по поводу возможной реакции на потенциальное членство Грузии в НАТО со стороны России и непризнанных республик Абхазия и Южная Осетия. Недавно на встрече с российским главой Владимиром Путиным, состоявшейся в ходе Европейского саммита в Финляндии, президент Жак Ширак заявил, что отношения с Москвой являются более важным приоритетом, нежели вопрос грузино-российских отношений.



Россия дает ясно понять, что не одобряет расширения альянса, к которому она по-прежнему относится с подозрением как к анти-московскому блоку, созданному в период холодной войны.



«НАТО планирует расширяться, но мы считаем это ошибкой, хотя и принимаем как данность, – заявил в сентябре российский министр иностранных дел Сергей Лавров. – В эпоху глобальных перемен, перед лицом которых мы все оказались, инструменты холодной войны перестают быть эффективными».



В самой Грузии широко распространено мнение, что, присоединившись к НАТО, страна будет защищена от России. По данным социологических опросов, более 70 процентов населения Грузии поддерживают вступление страны в альянс. Как недавно показал один из таких опросов, против этих планов выступают всего около 2 процентов жителей.



«НАТО для Грузии – это снижение угрозы, исходящей от России, – сказал исполнительный директор фонда «Открытое общество-Грузия» Давид Дарчиашвили. – Вступлением Грузии в НАТО, эта угроза будет нейтрализована, поскольку угроза Грузии будет означать угрозу альянсу. Во-вторых, вступление в НАТО будет означать необратимость курса демократического развития».



Между тем для соответствия требованиям по членству в НАТО Грузии все еще предстоит проделать большую работу.



В этой связи Яап де Хооп Схефер неоднократно заявлял, что «хотя двери альянса всегда открыты», он затрудняется делать какие-либо прогнозы по поводу того, когда Грузию посчитают действительно готовой пройти в них.



Касаясь Абхазии и Южной Осетии, Генеральный секретарь НАТО не раз отмечал, что альянс признает территориальную целостность Грузии, и что «интенсивный диалог (для Грузии) означает ежедневную работу по поиску путей мирного урегулирования» двух конфликтов.



Некоторые считают, что, стремясь в НАТО, Грузия только подталкивает отколовшиеся от нее республики к дальнейшему сближению с Россией.



В ответ грузинские эксперты высказывают мнение, что неприемлемо выдвигать мирное урегулирование абхазского и южноосетинского конфликтов в качестве условия принятия Грузии в ряды НАТО, поскольку, говорят они, это было бы равнозначным предоставлению России права наложения вето на этот процесс.



«Хотя конфликты могут представлять препятствие для вступления Грузии в альянс, с другой стороны, они инструмент для России, чтобы не допустить интеграции Грузии в евро-атлантические структуры», – сказал исполнительный вице-президент Фонда стратегических исследований и международных отношений Темур Якобашвили. По его словам, попытавшись использовать этот инструмент, Россия только ускорит принятие «политического решения в Брюсселе» в пользу Тбилиси.



«Заявления о том, что вступление в НАТО означает для Грузии потерю этих территорий, лишены всяческих политико-правовых обоснований. НАТО поддерживает решение конфликтов в Абхазии и Южной Осетии мирным путем. Поэтому вступление в НАТО ускорит мирное решение двух этих проблем», – сказал Дарчиашвили.



Другим важным вопросом является то, насколько хорошо подготовлена Грузия для вступления в НАТО в плане технической оснащенности ее вооруженных сил. Осторожные заключения на этот счет сделала оценочная миссия НАТО, побывавшая в Грузии в марте нынешнего года. Признав очевидными перемены в оборонной системе Грузии, в то же самое время эксперты миссии заявили, что она все еще нуждается в серьезной оптимизации.



Военный эксперт Вахтанг Капанадзе говорит об успехах в сфере институциональных реформ. По его словам, в результате этих преобразований в полное соответствие со стандартами НАТО приведена структура генерального штаба. При этом Капанадзе дает низкую оценку общему уровню профессиональной подготовки кадров министерства обороны. «Необходимы квалифицированные кадры с соответствующим военным образованием и военным опытом. Сегодня же министерство обороны укомплектовано, в основном, полицейскими кадрами», – сказал он.



Другой важной проблемой Капанадзе назвал гражданский контроль над вооруженными силами, который «выражается в контроле над назначениями личного состава на высшие военные должности, контроле над расходами и применением силы».



Ника Тарашвили, корреспондент газеты «24 саати», Тбилиси