Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ГАЗОВЫЕ ИГРЫ ТУРКМЕНБАШИ

Президент Туркменистана извлекает максимальную выгоду из энергетической зависимости Украины.
By IWPR staff
.



Однако положение туркменского лидера на «газовом фронте» более шаткое, чем может показаться. Размеры запасов природного газа в Туркменистане никому доподлинно не известны, и истинным победителем в газовых «баталиях», скорее всего, окажется Россия.



В конце октября Ашгабат посетили премьер-министр Украины Юрий Ехануров и министр энергетики Иван Плачков. По результатам визита последний подписал протокол с министром нефтегазовой отрасли Туркменистана Гуйчназаром Тачназаровым, согласно которому Украина обязуется погасить текущие долги по поставкам газа до начала второго квартала 2006 года.



Кроме того, министры согласились пересмотреть так называемые «клиринговые коэффициенты», по которым происходит зачет стоимости продукции, поставляемой с Украины по бартеру в обмен на газ.



Украинская сторона была вынуждена признать долг по товарной части в размере около 560 млн. долларов за поставленный в первой половине 2005 года туркменский газ и взять на себя обязательство погасить его собственной продукцией.



Воспользовавшись нестабильностью российско-украинских политических отношений, сложившихся после «Оранжевой революции» в Украине, в начале 2005 года Туркменбаши резко взвинтил отпускную цену на туркменский газ с 44 до 58 долларов за тысячу кубометров.



При этом лишь половина оплачивалась в валюте, а остальное – товарами по бартеру, и именно по поставкам продукции у Украины возникла задолженность. По утверждению Ашгабата, поставок бартерной продукции не было совсем, однако не далее, как в октябре, до подписания протокола, Плачков заявлял, что туркменские таможенники чинят препятствия, не растаможивая товары на границе.



В итоге Ниязов добился от Украины, чего хотел. Стороны вернулись к прежней цене на газ – 44 доллара за тыcячу кубометров, однако теперь 100 процентов стоимости газа Украина будет оплачивать в валюте. Туркменистан полностью отказался от бартерной составляющей. «Живые» деньги всегда предпочтительней, но, кроме того, бартер создавал благодатную почву для массовой коррупции. Чиновники обеих стран наживались на разнице между номинальной и реальной ценой бартерных товаров.



В телеинтервью Ехануров приветствовал переход к более прозрачной схеме оплаты. «Эти игры нам больше не нужны», - заявил он. Но на практике правительству Украины теперь придется изыскать солидную дополнительную сумму, а товаропроизводители потеряют гарантированный рынок сбыта для своей продукции, объем которого оценивается примерно в 500 миллионов долларов США ежегодно.



В качестве уступки Ниязов согласился выделить Украине в текущем году дополнительно 0,5 млрд. куб.м. туркменского газа, за который Киев рассчитается выполнением украинскими компаниями ряда инвестиционных проектов на территории Туркменистана.



В конце 2006 г. Туркменбаши, скорее всего, потребует увеличить цену на свой газ, и энергозависимой Украине ничего другого не останется, кроме как согласиться.



Но доминирующим игроком на региональном рынке энергоносителей является Россия, которая закупает туркменский газ как для собственных нужд, так и на экспорт.



10 апреля 2003 года РФ и Туркменистан подписали соглашение о сотрудничестве в газовой отрасли на 25 лет, после чего «Газэкспорт» и «Туркменнефтегаз» заключили долгосрочный контракт на поставки в Россию туркменского природного газа. С мая этого года отпускная цена на туркменский газ для России так же составляет 44 доллара за тысячу кубометров, и так же без бартерной составляющей.



Украина тоже стремится заключить долгосрочный договор на поставки туркменского газа, но Ашгабат пока на это не идет. Тем временем российский «Газпром» грозится в три раза увеличить Украине отпускную цену на газ, составляющую в настоящее время 80 долларов за тысячу кубометров. Официально это объясняется необходимостью приблизить цену на газ к уровню цен международного рынка, но Кремль хорошо понимает, в какое положение ставит молодое правительство Ющенко и экономику Украины.



Ниязов продолжает использовать сложное положение Украины в обеспечении энергоресурсами, внимательно отслеживает ход российско-украинских переговоров по газу и всегда, уловив выгодный момент, выжимает максимум прибыли из сложившейся ситуации.



Так, в ходе состоявшейся на днях в Ашгабате ежегодной выставки новый вице-премьер Атамырат Бердыев заявил о желании поднять цену на туркменский газ с 1 января 2006 года. Однако цена на газ для России законтрактована до конца 2006 года, поэтому, скорее всего, именно Украине придется закупать туркменский газ по более высокой цене (до 50 долларов за тысячу кубометров).



Кроме того, Киев был вынужден согласиться с требованием Ашгабата об участии Москвы во всех будущих переговорах по ценам на газ и его поставкам.



Минувшая неделя показала, кто именно контролирует газовый рынок региона. Отныне все газопроводы из Центральной Азии контролируются «Газпромом», и у Туркменистана остается все меньше возможностей для маневра.



При этом в задаче продолжает оставаться одно «неизвестное» - сколько именно газа имеется у Туркменистана, и хватит ли его для выполнения обязательств перед Украиной и Россией.



Официальный Ашгабат настаивает, что газа в стране – более чем достаточно, однако за пределами Туркменистана эти амбициозные заявления не находят подтверждения.



Согласно оценке Министерства энергетики США, Туркменистан действительно располагает значительными подтвержденными запасами природного газа, но не входит в десятку мировых лидеров. Ашгабат же грозит «ошеломить» мир размерами своих газовых богатств.



Остается неясной ситуация с крупнейшим в Туркменистане газовым месторождением «Довлетабад», считающимся ресурсной базой для поставок в страны бывшего СССР, а также для наполнения давно запроектированного нового экспортного газопровода через Афганистан в Пакистан.



В мае 2005 года Туркменбаши поручил американской компании DeGolyer & MacNaughton и британской Gaffney, Cline & Associates провести аудит ресурсного потенциала страны.



Чиновники нефтегазовой отрасли Туркменистана опровергают утверждения собственного правительства. «Нынешнее состояние наших месторождений ставит под сомнение выполнение Туркменистаном обязательств перед “Газпромом”, - комментирует ситуацию чиновник госкорпорации “Туркменгаз”, попросивший не называть его имени. - Мы заявляем, что запасы на самом крупном в стране месторождении “Довлетабад” составляют порядка 1,7 триллионов куб.м. Якобы этих запасов хватит для реализации поставок и в РФ, и в Пакистан, и на Украину. Это - блеф чистой воды. Результаты аудита, проведенного западными компаниями в 2004 году, как минимум на 700 млрд. куб. м. ниже. А открытия новых - аналогичных по масштабам - месторождений не предвидится».



Тем не менее Ниязов продолжает блефовать, утверждая, что освоение новых месторождений в Туркменистане потребует лишь незначительных инвестиций.



«Результаты аудита ясны заранее. В Туркменистане действительно много газа, но он находится в месторождениях, по масштабам намного меньших, чем “Довлетабад”. Значит, на их освоение потребуются крупные инвестиции, и себестоимость газа будет выше. Впрочем, Ниязову это не помешает и дальше дурить мировую общественность», - заявил на условиях анонимности сотрудник ГК «Туркменгеология».



На заседании кабинета министров 31 октября этого года Ниязов впервые был вынужден признать, что разработка новых месторождений в действительно богатом углеводородами Туркменистане весьма отстает от амбиций по диверсификации экспортных маршрутов.



Если оценки международных экспертов не окажутся значительно выше ожиданий, у Туркменистана может не хватить ресурсов для наполнения газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан. Другой проект – газопровод в Иран – представляется нереальным, в том числе из-за напряженных отношений между Ираном и США.



Переход на исключительно денежные расчеты за газ с Украиной повлек за собой определенные политические последствия для Туркменистана. В конце октября своего поста лишился министр нефтегазовой отрасли Тачназаров, проработавший на этой должности с мая месяца, когда был отправлен в отставку его предшественник Йолли Гурбанмурадов.



Украине остается лишь надеяться, что отставка Тачназарова не повлечет за собой пересмотр заключенного с ним соглашения.



На том же заседании правительства Ниязов обвинил чиновника, проработавшего менее полугода на своем посту, в масштабной коррупции. Тачназарову вменили нанесение ущерба туркменской казне в размере более четверти млн. долларов США. Кроме того, он обвинен в том, что на переговорах с Азиатским банком развития выдал конфиденциальную информацию о реальных размерах газовых запасов на крупнейшем месторождении «Довлетабад».



Скорее всего, Тачназаров разделит судьбу своего предшественника. Гурбанмурадову выдвинуто обвинение в хищении государственных средств в особо крупных размерах, хотя пока не известно, вынесен ли приговор.



Ниязов в этом году сменил фактически все руководство нефтегазового комплекса. Кроме Гурбанмурадова, были уволены глава ГТК «Туркменнефтегаз» Ильяс Чарыев, глава госкорпорации «Туркменнефть» Сапармамед Валиев и председатель госкорпорации «Туркменгеология» Оразмухаммед Отагельдыев.



В правительстве Туркменистана уже несколько месяцев продолжаются массовые «чистки», призванные, по мнению экспертов, устранить всех политиков, представляющих реальную или мнимую угрозу единоличной власти Туркменбаши.



Но помимо этого, смена руководства нефтегазового комплекса – прекрасный способ избавиться от свидетелей того «беспредела», который творился в годы клиринговой или бартерной оплаты за газ.



Клиринговая составляющая цены за туркменский газ появилась уже в первый год независимости, когда стало ясно, что подавляющее большинство потребителей туркменского газа неплатежеспособны. Другого выхода не было. Но бартер создает идеальные условия для коррупции.



На этой схеме нажили состояния не один десяток коммерсантов, которым не нужно было объяснять, что их участие в бизнесе определяется не качеством поставляемой продукции, а размером взяток и «откатов» за участие в клиринговой схеме, не говоря уже о возможности произвольного завышения цен на товары с присвоением разницы.



«Эти люди были опасными свидетелями – они сколотили колоссальные состояния на клиринговом бизнесе и стали вдвойне опасными для Ниязова», - поясняет на условиях анонимности чиновник «Туркменнефтегаза».



Украинская служба национальной безопасности ведет расследование по фактам коррупции в нефтегазовой отрасли, и хотя, судя по некоторым данным, оно столкнулось с ожесточенным сопротивлением со стороны влиятельных представителей местных интересов, впереди наверняка ждут разоблачения коррумпированных чиновников как с украинской, так и с туркменской стороны.



«На фоне начавшихся в Украине антикоррупционных расследований в отношении НАК “Нафтогаз Украины” Ниязов просто перестраховался и спрятал концы в воду», - поясняет чиновник.



Член официальной украинской делегации, посетившей Туркменистан в конце октября, на условиях анонимности признался: «Переход на 100% денежную оплату туркменского газа – серьезное поражение для Украины. Ниязов со своей стороны убрал всех свидетелей “серых” схем в клиринговых расчетах и теперь фактически того же требует от нас».