Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В УЗБЕКИСТАНЕ УСИЛИВАЕТСЯ ЭКСПЛУАТАЦИЯ ДЕТСКОГО ТРУДА

Школьники проводят каникулы, не разгибая спин. Их физический труд не только тяжел, но и опасен. К тому же за него не платят.
By IWPR staff

Школьники, гнущие спины на сборе хлопка, - обычное зрелище в Узбекистане, но, как удалось выяснить IWPR, теперь детей заставляют работать значительно раньше наступления страдной поры. Например, в их обязанности входит опрыскивание растений ядохимикатами для уничтожения вредителей.

С началом летних школьных каникул местные власти в центральных и восточных областях Узбекистана получили учащихся в свое полное распоряжение, и масштабы эксплуатации детского труда в стране достигли невиданных доселе масштабов.

С первых дней июня в Риштанском районе Ферганской области школьники приступили к обработке хлопчатника пестицидами.

За участие в полевых работах школьники освобождаются от годовых экзаменов, те же, кто отказывается выходить в поле, получили предупреждение, что им будет сложно сдать экзамены и перейти в следующий класс.

Работа с химикатами школьникам не нравится. По словам ученицы риштанской районной школы Дильбар Ильхамовой, им готовят смесь желтого цвета с селитрой, затем эта жидкость разливается в обыкновенные бутылки из-под воды с отверстием в крышке, а дети должны ходить по хлопковым рядам и опрыскивать растения.

"Мне не нравится эта работа. На поле очень жарко, а у раствора сильный едкий запах, и если он попадает на кожу, то начинается жжение", - жалуется Дильбар.

"Хорошо городским детям, им не надо работать в поле, - с завистью говорит

14-летний Сайфуддин из Риштанского района. - А мы, вместо того, чтобы отдыхать на летних каникулах, вынуждены работать в поле".

Экономия средств - главная причина использования бесплатного детского труда, считает педагог с 45-летним стажем Рахмонали Юсупов. В погоне за урожаем хлопка - стратегической культуры, приносящей Узбекистану твердую валюту - власти стараются экономить на расходах по выращиванию хлопчатника.

Узбекистан занимает пятое место в мире по производству хлопка. Но, по словам Юсупова, за всю историю хлопководства в Узбекистане власти никогда ранее не допускали детей к работе с химикатами.

В годы советской власти обработка хлопчатника проводилась с использованием машин и небольших самолетов. Теперь же местные власти не желают раскошеливаться на технику и горючее, предпочитая бесплатный ручной труд.

"Работа с ядохимикатами может привести к отравлению детского организма, - говорит Юсупов. - Даже взрослым после работы с химикатами следует пить молоко, кефир, но разве кто-нибудь из чиновников об этом задумывается? И где, интересно, родители ребенка возьмут деньги на эти продукты"?

Житель Риштанского района Абдукаюм Мамадалиев, увидев детей с бутылками пестицида в руках, был возмущен и обратился за разъяснениями в хокимият Ферганской области.

"Я обратился к заместителю хокима области по сельскому хозяйству Акрамжону Иноятову, но не получил от него вразумительного ответа", - рассказывает Мамадалиев.

Местные власти в лице главы Риштанского района Ахаджона Исакова отрицают факт использования детского труда. По его словам, к полевым работам в случае необходимости привлекаются только взрослые - в основном сотрудники предприятий и организаций.

Агроном одного из кооперативных хозяйств Риштанского района Нематжон Кучкоров признает факт использования детского труда, однако настаивает на безвредности химикатов, утверждая, что раствор содержит лишь небольшой процент серы и полностью безопасен для здоровья.

"Не думаю, что этот препарат вреден для детей, но в любом случае - у нас приказ сверху", - сказал Кучкоров.

Эксплуатация детского труда практикуется и в других областях Узбекистана. Как только в школах Джизакской области прозвенел последний звонок, всех учеников, начиная с 7-х классов, отправили на хлопковые поля.

Тяжелый кетмень, бутылка воды и лепешка - вот все снаряжение 13-14 летних "хлопкоробов", отправленных на прополку хлопчатника.

"Каждому выделили по 2 грядки длиной по 500 метров и сказали, что пока не выполним норму, домой не пойдем", - рассказала ученица 7 класса Наргиза Ахмедова. Вместе с ней на прополку хлопчатника были отправлены еще примерно 200 детей. "Я еле закончила свою грядку, мне помогли друзья. Никто нас не кормил; мы ели то, что принесли из дома".

По свидетельству представителя Джизакского отделения правозащитной организации "Эзгулик", после завершения учебного года администрация области распорядилась мобилизовать всех студентов и школьников на прополку хлопчатника.

Но заместитель начальника Джизакского областного Отдела народного образования Алишер Хайдаров отрицает наличие подобного официального распоряжения, полагая, что инициатива использования труда школьников на прополке хлопка могла исходить от директоров школ.

Один чиновник областной администрации на условиях анонимности заявил, что без использования труда студентов и школьников фермеры области не смогут своевременно закончить прополку хлопчатника.

"Уважающие себя взрослые люди ищут хорошо оплачиваемую работу и находят ее за пределами республики. Из-за нехватки рабочей силы нам приходится использовать труд детей на хлопковых плантациях. Это бесплатный труд; с детьми проще", - сказал он.

По словам руководителя правозащитной НПО "Клуб пламенных сердец" из Ферганы Мутабар Таджибаевой, власти Узбекистана игнорируют требования Конвенции ООН о правах ребенка, запрещающей использование детского труда в любых формах, а тем более, если он носит принудительный и бесплатный характер.

"Масштабы эксплуатации детского труда в Узбекистане свидетельствуют как о финансовом, так и о моральном банкротстве режима", - сказала она.

Имена детей в данной статье изменены.