Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В УЗБЕКИСТАНЕ СУДЯТ «СВИДЕТЕЛЯ ИЕГОВЫ»

Суд над членом организации «Свидетели Иеговы» рассматривается как очередная попытка властей помешать распространению в стране христианских конфессий.
By Olga Borisova

В Узбекистане начался судебный процесс над членом религиозной секты «Свидетели Иеговы». Впервые узбекский суд рассматривает распространение идей этой христианской секты как уголовное преступление.


Акмаль-Икрамовский районный суд города Ташкента, где проходят слушания по делу Марата Мударисова – 27-летнего уроженца Ташкента – обвиняет его в пропаганде национальной, расовой и религиозной розни.


По словам обвинения, своей религиозной деятельностью Марат Мударисов подрывал конституционные устои государства, распространял идеи и взгляды, оскорбляющие национальные и религиозные чувства граждан Узбекистана.


Обвинение основывается на новом Законе «О свободе совести и религиозных организаций», принятом в мае 1998 года с целью помешать распространению влияния различных исламских организаций в стране. Принятию закона предшествовал ряд конфликтов между государством и последователями фундаменталистских исламских учений, таких, как Ваххабизм.


Ранее распространение идей «Свидетелей Иеговы» квалифицировалось как административное правонарушение. Теперь же, если Мударисова признают виновным, ему грозит лишение свободы сроком до 8-ми лет.


Дело получило новый оборот после того, как мать обвиняемого показала на суде, что была вынуждена оговорить своего сына под давлением следователя.


По мнению представителей международных правозащитных организаций, сам факт возбуждения уголовного дела против Марата Мударисова является «Прямым нарушением прав человека на свободу вероисповедания».


Представитель международной правозащитной организации Human Rights Watch в Узбекистане Матильда Богнер считает, что уголовное преследование члена организации «Свидетели Иеговы» носит показной характер и является реакцией властей на рост популярности иеговистов в Узбекистане.


«Позволив «Свидетелям Иеговы» зарегистрироваться в двух городах - Фергане и Чирчике - власти никак не ожидали, что движение станет настолько популярным. Возможно, этот судебный процесс имеет целью ослабить влияние иеговистов», - сказала Матильда Богнер.


По словам иеговистки Ирины, попросившей не называть ее фамилию, только в одном Ташкенте насчитывается до трех с половиной тысяч «Свидетелей Иеговы», хотя официальные данные об их численности отсутствуют.


Члены организации считают, что судебный процесс над Мударисовым призван отпугнуть от них молодежь.


«Раньше нас тоже привлекали к ответственности, но все заканчивалось уплатой штрафа. Я думаю, что нас хотят запугать, но молюсь, чтобы все закончилось благополучно», - сказала Ирина.


Как следует из материалов дела, Мударисов был задержан сотрудниками СНБ 20 июля 2002 года. У него с собой была сумка с религиозной литературой - несколько книг и журналов на русском языке и одна брошюра на узбекском, которая, по заключению Комитета по делам религии при правительстве Узбекистана, способна своим содержанием «Разжигать религиозную и межнациональную рознь».


Между тем мать Марата Нурия Мударисова утверждает, что днем раньше - 19 июля - они вместе с сыном были вызваны в районное отделение СНБ по телефону сотрудником этого отделения Ильхомом Туламовым, попросившим Марата принести с собой имеющуюся у них дома религиозную литературу.


«Мы вошли в кабинет к Туломову, который сообщил, что вызвал нас потому, что двое иеговистов написали на Марата донос», - рассказала Нурия Мударисова.


Далее она свидетельствует, что, не выдержав «морального и физического давления» следователя, написала под его диктовку заявление, осуждающее сына и его религиозные убеждения.


После этого СНБ передала дело Мударисова в ведение ОВД Акмаль-Икрамовского района Ташкента, которое и довело его до суда.


Адвокат Мударисова Рустам Сатданов усматривает в ходе следствия по делу его подзащитного ряд процессуальных нарушений, считая, что, арестовав Марата, СНБ должна была довести следствие до конца. Кроме того, адвокат видит нарушение прав своего клиента в решении суда не выпускать его из-под стражи на время судебного процесса.


Многие эксперты выражают опасение, что, подавив деятельность экстремистских исламских организаций, власти Узбекистана могут теперь взяться за нетрадиционные конфессии.


Деятельность христианских религиозных объединений в Узбекистане и так жестко ограничивается. Многим из них отказано в государственной регистрации.


Согласно новому Закону «О свободе вероисповедания», гражданам республики, большинство которых исповедует суннитскую ветвь Ислама, запрещается переходить в другую веру; запрещается включение религиозных предметов в школьную программу, а также частное преподавание религиозных учений. Чтобы получить официальную регистрацию, религиозное объединение должно представить в Министерство юстиции список по крайней мере из ста последователей среди граждан Узбекистана.


Преследование радикальных исламских движений в Узбекистане усилилось после терактов 1999 года в Ташкенте, ответственность за которые возложили на исламских экстремистов. В результате в стране возросло число христианских движений и их последователей, что также вызывает озабоченность властей.


Ольга Борисова – корреспондент IWPR в Узбекистане