Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В УЗБЕКИСТАНЕ ПРОДОЛЖАЮТСЯ АРЕСТЫ

Правоохранительные органы Узбекистана продолжают поиск лиц, причастных к мартовским терактам в столице, применяя при этом самые жестокие методы.
By IWPR staff

Расследование мартовских терактов в Ташкенте и Бухаре вылилось в Узбекистане в массовые аресты с нарушением прав задержанных, в том числе - с применением подставных вещественных доказательств.


Судьба сотен людей, задержанных за шесть недель в результате массовых милицейских рейдов по всей стране, до сих пор остается неизвестной для их родственников и правозащитников.


Отсутствие данных о количестве задержанных, выдвинутых против них обвинениях и их местонахождении порождает опасения, что в отношении их могут применяться пытки и им отказывают в судебной защите.


По данным правозащитников, число задержанных по всему Узбекистану перевалило за несколько сотен человек. Называются цифры от 200 до 1000. Спецслужбы продолжают расследование серии перестрелок и терактов, устроенных террористами-смертниками в Ташкенте и Бухаре в конце марта-начале апреля. За 4 дня тогда погибло 47 человек, 33 из которых подозреваются в членстве в пока не установленной исламской организации.


В адрес Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ), возглавляемой Суратом Икрамовым, поступило уже более 200 обращений со всей страны с жалобами на незаконное задержание и нарушения прав.


Многие из задержанных подозреваются в членстве в запрещенной исламской организации "Хизб-ут-Тахрир", хотя пока неясно, располагает ли следствие какими-либо данными об ее причастности к терактам.


Кроме того, по словам Икрамова, милиция преследует всех, кто был каким-либо образом связан с погибшими молодыми девушками, выступившими в роли террористок-смертниц.


4 апреля 20-летняя Севара Азимова из Ташкента вместе с семьей была вызвана в Чиланзарское отделение милиции для допроса, где была взята под арест. С тех пор о ее судьбе ничего не известно.


По словам ее отца Нажмитдина Азимова, Севара попала под подозрение после того, как сделала несколько звонков своей подруге Шахнозе Иноятовой, которая за день до взрывов ушла из дома, а затем, как позже стало известно, погибла во время перестрелки. "Милиция проверила все звонки, поступавшие на телефон Иноятовых в дни терактов, и арестовала Севару", - рассказал Нажмитдин.


По прошествии почти 2-х месяцев с момента ареста Севары родным до сих пор не дают свидания с дочерью и даже не разрешают принести передачу. Милиция посоветовала Азимовым не нанимать адвоката, сказав, что Севаре назначат государственного защитника.


"Мы знаем только, что Севара содержится в ташкентской тюрьме", - говорит Нажмитдин Азимов.


Почти 2 месяца не видела свою дочь - 25-летнюю Нилуфар Хайдарову - другая семья из Ташкента. Нилуфар была арестована 5 апреля по подозрению в причастности к взрывам. Беспокойство родных усугубляется тем, что у Нилуфар - рак матки, и без надлежащего медицинского ухода ее состояние может ухудшиться.


По словам матери Нилуфар Лидии, три с половиной года назад Нилуфар удалили матку, но злокачественная опухоль продолжала распространяться по организму. Интенсивный курс химиотерапии тоже не помог, однако, по словам родных, болезнь отступила после того, как Нилуфар стала прилежной мусульманкой.


В 2003 году Нилуфар вышла замуж за заключенного - активиста "Хизб-ут-Тахрир" - по инициативе ее брата Раима, который также отбывает срок в колонии в Зарафшане. Другой сын Лидии - 22-летний Каюм - в 2000 году был приговорен к 11-ти годам лишения свободы за членство в "Хизб-ут-Тахрир". Лидия считает, что именно по этой причине арестовали Нилуфар.


По словам руководителя ИГНПУ Икрамова, Нилуфар вполне могла быть знакома с некоторыми из девушек, подозреваемых в организации взрывов, через курсы арабского языка, где, например, училась Шахноза Холмурадова, которая по версии следствия первой совершила самоподрыв на рынке Чорсу в Ташкенте. Сестра Шахнозы Дильноза также привела в действие взрывное устройство, убив себя и двоих сотрудников милиции.


В ответ на многочисленные запросы о задержанных от родственников и правозащитных организаций Генпрокуратура Узбекистана вот уже более шести недель хранит гробовое молчание.


Руководитель отдела по борьбе с терроризмом ГУВД Ташкента Олег Биченов заявил IWPR, что данные правозащитников о количество задержанных сильно преувеличены, а упреки в нарушении их прав не имеют под собой никаких оснований.


"Все права задержанных соблюдаются, каждому предоставлен адвокат, и все, что полагается по закону", - сказал он.


"Единственное право, которое у меня есть, - говорит Лидия Хайдарова, - Это сидеть целый месяц у ворот ГУВД и ждать, когда мне скажут хоть что-нибудь о дочери".


По словам генерального секретаря Общества по правам человека Узбекистана (ОПЧУ) Толиба Якубова, правоохранительные органы Узбекистана уже много лет ведут борьбу с исламскими организациями с применением крайне сомнительных методов.


"Производятся аресты по косвенным подозрениям, имеются случаи, когда улики подбрасывались в дома задержанных, права задержанных не соблюдаются, их бьют и пытают", - говорит Якубов.


"Вновь попали под арест десятки членов "Хизб-ут-Тахрир", в том числе и те, кто лишь недавно вышел на свободу по амнистии".


Причину арестов членов "Хизб-ут-Тахрир" Толиб Якубов объясняет стремлением милиции продемонстрировать результаты своей работы.


"Многие арестованные после взрывов - это жертвы милицейской статистики. Милиции ведь необходимы цифры, чтобы показать эффективность следствия. В этом и состоит причина повторных арестов членов "Хизб-ут-Тахрир". Арестовать их было проще всего, так как милиция знает, где их искать", - говорит Якубов.


В Ферганской области Узбекистана сразу после терактов были арестованы как минимум 13 членов "Хизб-ут-Тахрир", некоторые из которых лишь за 2-3 месяца до этого вышли на свободу.


"30 марта - на следующий день после ташкентских терактов - в Маргилане были арестованы 4 человека, двое из них только что вернулись из мест лишения свободы, - рассказывает ферганский представитель Независимой организации по правам человека Узбекистана (НОПЧУ) Ахматжон Мадумаров, - 3 апреля задержали еще 9-х, и сейчас, по прошествии почти 2-х месяцев, родные ничего не знают об их судьбе".


Родственники арестованных маргиланцев убеждены в невиновности своих родных и обвиняют милицию в фабрикации обвинений.


67-летний пенсионер из Маргилана Муаззам Улмасов - отец 9-х детей, двое из которых отбывают срок за членство в "Хизб-ут-Тахрир". Один из них - 29-летний Баходыр - в декабре был освобожден по амнистии. Однако после ташкентских терактов его вновь арестовали.


"3 апреля к нам в дом неожиданно нагрянула милиция и вновь забрала Баходыра. На следующий день в нашем доме был произведен обыск и нашли патроны. Их у нас никогда не было; милиция все сама подстроила", - рассказал Улмасов.


Биченов отрицает, что аресты направлены против "Хизб-ут-Тахрир". "Мы не производим задержания активистов "Хизб-ут-Тахрир" в связи со взрывами", - заявил он, однако на вопрос об арестах в Маргилане он ответил: "Фергана - вне зоны моей ответственности".


По словам правозащитника Мадумарова, мать одного из арестованных застала милиционера в тот момент, когда тот пытался подбросить в их дом огнестрельное оружие.


"Женщина буквально поймала милиционера за руку, когда он прятал пистолет в их доме и начала кричать и звать на помощь. Многие стали свидетелями этой позорной сцены".