Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В УЗБЕКИСТАНЕ НАРКОМАНОВ НЕ ЛЕЧАТ, А КАЛЕЧАТ

Наркологические службы Узбекистана истязают больных наркоманией на глазах у жителей соседних домов.
By IWPR staff

По утверждению очевидцев, в Джизакском областном наркологическом диспансере пациентов регулярно избивают.


"Здесь настоящий концлагерь, - рассказал на условиях анонимности один наркоман, когда ненадолго смог выйти из диспансера, чтобы купить хлеба. - С нами обращаются как с уголовниками. Главное лекарство здесь - милицейская дубинка, наручники и матерщина. Отсюда невозможно убежать".


Убедительность его словам придает тот факт, что издевательства над пациентами видят и слышат жители близлежащих домов.


По словам жильцов дома, расположенного рядом с наркодиспансером, медперсонал и милиция применяют в отношении пациентов пытки. Об этом они письменно заявили в своем обращении к руководству местной администрации.


"Со второго этажа даже ночью отчетливо видно, как их бьют дубинками, а днем заставляют часами сидеть под палящим солнцем, невозможно спать от их криков. Требуем вашего вмешательства", - пишут жильцы дома.


Очевидец Зульфия Ашурова, проживающая у диспансера, рассказывает, что лично видела, как 18 июня днем милиция и медперсонал прямо на улице жестоко избили молодого пациента. "Он был весь в крови, его били дубинками, пинали в живот. Когда он потерял сознание, его поволокли в больницу. Подобные расправы наблюдаем не только мы, но и наши дети", - говорит она.


Большинство пациентов наркодиспансера попадают сюда в принудительном порядке, и именно для предотвращения их побега объект охраняется милицией. Но некоторые приходят лечиться добровольно. Им разрешается на время покидать диспансер, но выписать их может только врач.


Врач диспансера, попросивший себя не называть, не отрицает, что пытки в больнице становятся обычным явлением, но отрицает причастность к ним медперсонала.


"Пытаем не мы, а сотрудники внутренних дел. Нам запрещено вмешиваться, так как отделением командуют милиционеры. Пациенты наркодиспансера пишут жалобы, но эти бумаги остаются лежать в сейфе заведующей", - говорит врач.


Один из милиционеров, работающих в диспансере, на условиях анонимности признался: "Мы их бьем, чтобы были послушными и не пытались сбежать. А иногда просто так, ради забавы".


Пациенты и родственники говорят, что попытка к бегству из диспансера жестоко карается.


В Джизакском областном управлении здравоохранении о применении пыток в наркодиспансере не знают. Заместитель начальника управления Пулат Бобоев заявил, что впервые об этом слышит.


Главный нарколог области Нодира Одилова так же категорично заявляет, что пытки в диспансере - это только слухи. "Да, мы работаем в тесном взаимодействии с органами милиции, но наши пациенты пользуются всеми гражданскими правами. Слухи же о пытках распространяют невежественные люди", - сказала она.


По словам Одиловой, круглосуточная милицейская охрана диспансера ведется согласно постановлению правительства от 1998 года.


Один врач нарколог, не так давно уволенный из наркодиспансера, на условиях анонимности рассказал, что пациентов иногда ночью увозят в милицию, где заставляют подписывать ложные показания. "После таких допросов обычный наркоман признается в чем угодно", - говорит он.


Кроме того, есть свидетельства тому, что наркодиспансер используется властями для борьбы с инакомыслящими, как это было в деле известного правозащитника из Джизакской области Муйдина Курбанова. В 1999 году власти обвинили его в употреблении наркотиков, и Курбанов был автоматически поставлен на учет в Джизакском наркодиспансере. Его не определили в стационар, но велели регулярно являться в диспансер на "процедуры". Больше Курбанов в диспансере не появлялся.


Весной 2004 года посол Великобритании в Узбекистане Крэг Мюррей, приехав в Джизак, побывал в наркодиспансере и попросил медицинскую карты Курбанова.


Поначалу медперсонал отказал в просьбе, однако, по настоянию Британского посла, администрация все же выдала документ о болезни. Оказалось, что медицинская карта на "пациента" Муйдинова все эти годы подделывалась.


"Согласно этой медицинской карте, я в течение пяти лет каждый месяц являлся в наркодиспансер, периодически сдавал анализы и получал лекарства, - говорит Курбанов. Все это - полный бред. Я здесь был лишь однажды, в 1999 году, а они самостоятельно вели мою карту вплоть до апреля 2004 года, все пять лет подделывая мою подпись".