Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В УЗБЕКИСТАНЕ ЕЩЕ ОДНИМ ДИССИДЕНТОМ СТАЛО МЕНЬШЕ

Пристрастный, политически мотивированный суд приговорил оппозиционного журналиста к тюремному заключению за мужеложство.
By Galima Bukharbaeva

На этой неделе завершился судебный процесс над известным независимым журналистом Русланом Шариповым и, как и следовало ожидать – в пользу государственного обвинения. Адвокаты и сторонники Шарипова обращают внимание на неожиданное признание журналистом своей вины, которое, по их мнению, и послужило основанием для вынесения приговора.


12 августа за закрытыми дверями суд приговорил Шарипова к пяти с половиной годам лишения свободы по нескольким обвинениям, в частности - за гомосексуализм, являющийся в Узбекистане уголовным преступлением, а также растление малолетних.


Процесс, начавшийся еще 23 июля, быстро завершился после того, как 8 августа Шарипов внезапно отказался от услуг своего адвоката и признал себя виновным в мужеложстве.


Вынесенный журналисту приговор в очередной раз показал, как в Узбекистане расправляются с неугодными, и как с использованием уголовно-процессуальной системы происходит очернение и устранение оппонентов режима.


По свидетельству адвокатов, поначалу процесс складывался благоприятно для Шарипова, однако затем он неожиданно признал себя виновным, отказавшись от их услуг и от присутствия матери в зале суда.


«Мы уже были готовы праздновать победу, обвинение рассыпалось на глазах, судья и прокурор выглядели растерянными, и вдруг Руслан признает свою вину и отказывается от защиты», - рассказал IWPR защитник Сурат Икрамов.


В заключение в зале суда было зачитано письмо осужденного на имя президента Ислама Каримова, в котором Шарипов просит у главы государства прощения за написанные им статьи с критикой в адрес политики правительства.


Самооговор и отказ от защиты в самый важный момент судебного разбирательства, по мнению адвокатов, стали следствием морального и физического давления на Шарипова.


После неожиданного заявления Шарипова Икрамову удалось с ним побеседовать. Однако Руслан не мог быть откровенным в присутствии 3-х милиционеров и лишь сказал, что его действия объясняются страхом за свою безопасность, безопасность матери, братьев и адвокатов.


В судебной системе Узбекистана широко распространена практика вынесения приговора на основании признания самого осужденного. По мнению правозащитников, это ставит под сомнение состоятельность всей судебной системы, так как имеются многочисленные документальные свидетельства применения к заключенным пыток с целью получения признательных показаний.


«Судебная система Узбекистана выполнила очередной заказ МВД и вынесла приговор по принципу – «сам признался», - говорится в пресс-релизе Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана, распространенном по итогам суда над Шариповым.


По словам Икрамова, обвинители решили форсировать процесс после того, как была доказана несостоятельность обвинения в растлении малолетних.


Руслан Шарипов был арестован 26 мая в центре Ташкента по обвинению во вступлении в половую связь с тремя 15-летними юношами из Коканда. Судебно-медицинская экспертиза подтвердила, что Ширипов является гомосексуалистом – он этого никогда не скрывал – однако не дала доказательств полового контакта с «потерпевшими».


Шарипов показал, что лишь помог юношам с временным жильем. При этом «потерпевшие» активно занимались гомосексуализмом и проституцией еще до знакомства с ним. На суде кокандские ребята давали противоречивые показания и окончательно запутались, отвечая на вопросы защиты.


На момент внезапного признания Шарипова были опрошены лишь пятеро из 11-ти свидетелей. Признав свою вину, журналист избавил прокуратуру от необходимости выслушивать остальных свидетелей и, таким образом, от окончательного разгрома обвинения. После того, как из зала была удалена мощная команда защитников, суд пошел как «по маслу» и приговор не заставил себя ждать.


Из всех стран бывшего Союза лишь Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан оставили в своих уголовных кодексах статью за мужеложство. Эти же страны чаще других подвергаются критике за систематическое попрание прав человека. В этих государствах, где в обществе царит консервативный мусульманский уклад, гомосексуализм не только жестоко карается по закону, но и ложится несмываемым позором на дальнейшую жизнь осужденного.


Выдвинув против Шарипова именно такое обвинение, власти Узбекистана прекрасно отдавали себе отчет в том, какой огромный ущерб оно нанесет личной и профессиональной репутации журналиста. Со своей стороны, защитники не сомневаются, что Шарипова наказали за его профессиональную деятельность и активную борьбу за права человека.


Руслан Шарипов активно занимается независимой журналистикой с 2000 года, является корреспондентом российского информационного агентства «Прима», основателем и руководителем Союза независимых журналистов Узбекистана, правозащитной организации «Гражданское содействие».


От многих своих коллег Шарипов отличался тем, что мог писать по-английски и активно распространял свои критические материалы в Интернете, где они были доступны более широкой аудитории.


За годы своей журналистской деятельности Шарипов написал и распространил по Интернету огромное количество материалов о коррупции в правоохранительных органах Узбекистана, о вопиющих нарушениях прав человека в стране, о преследованиях и вымогательстве денег сотрудниками милиции у представителей сексуальных меньшинств.


По признанию Шарипова, еще до ареста ему не раз открыто угрожали и предупреждали, что скоро с ним «рассчитаются».


Власть явно не смутило то обстоятельство, что видного правозащитника арестовывают всего через три недели после проведения в Ташкенте совещания Европейского банка реконструкции и развития, где узбекистанское руководство подверглось яростной критике за нарушение прав человека.


В день ареста Шарипова МВД пошло на беспрецедентный шаг – в отделение милиции пригласили правозащитников и представителей прессы. Несмотря на протесты Руслана, его разрешили фотографировать. Милицейские чины охотно комментировали причины задержания и выдвинутые обвинения, забыв о тайне следствия.


Что характерно, эта пиаровская акция была организована не тем отделом, который занимается преступлениями на сексуальной почве, а управлением по борьбе с терроризмом, которое занимается преследованием политических оппонентов режима и исламских фундаменталистов.


«Да, статья за мужеложство – плохая, но она есть в уголовном кодексе, и если на Шарипова поступило заявление, мы обязаны реагировать, несмотря на то, что он журналист», - сказал IWPR начальник управления по борьбе с терроризмом МВД Узбекистана Илья Пягай.


По словам начальника отдела по борьбе с терроризмом ГУВД Ташкента Олега Биченова, во время следствия и суда никакого морального и физического давления на Шарипова не оказывалось. «Он сам добровольно признал себя виновным по всем статьям», - сказал Биченов.


Он добавил, что «Шарипов - не та фигура, не опасный преступник или террорист, чтобы использовать против него силу», косвенно признав, таким образом, возможность применения пыток к другим категориям подследственных.


Журналистское сообщество Узбекистана и других стран, а также многочисленные международные правозащитные организации настойчиво требуют снять с Руслана Шарипова все обвинения и освободить его из-под стражи.


Галима Бухарбаева – директор проекта IWPR по Узбекистану