Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В ТУРКМЕНИСТАН ВОЗВРАЩАЕТСЯ УЗБЕКСКИЙ ПОСОЛ

В Туркменистан после более чем 2-летнего отсутствия возвращается посол Узбекистана, что могло бы означать потепление в отношениях между этими странами, но реальность не дает оснований для оптимизма.
By IWPR staff

В середине января президент Узбекистана Ислам Каримов подписал указ о назначении нового посла в Туркменистане, что можно было бы расценить как наступление некой «оттепели» между двумя соседними государствами. Однако в двусторонних отношениях по-прежнему существует множество нерешенных проблем.


Новый посол - а им стал бывший глава Службы дипломатического сервиса при МИД Узбекистана Алишер Кодиров - возвращается в Ашгабат после двухлетнего дипломатического вакуума между двумя странами, последовавшего за покушением на жизнь Туркменбаши в ноябре 2002 г.


Тогда официальный Ашгабат обвинил Узбекистан в пособничестве туркменской оппозиции в организации покушения на туркменского лидера, после чего посол Узбекистана был выдворен из страны. Дипотношения были заморожены на два года. «Лед тронулся» лишь в ноябре 2004 г., когда президенты двух стран встретились в Бухаре.


По итогам встречи Ниязов и Каримов объявили, что все спорные вопросы в двусторонних отношениях решены, в том числе и особо остро стоящая проблема с пересечением границы. Ниязов даже направил своему узбекскому коллеге благодарственное письмо.


«Принятые нами решения превратят границу между нашими государствами в границу мира и дружбы», - писал туркменский лидер.


Однако реалии жизни ставят под сомнение способность двух стран нормализовать ситуацию на границе.


Остается нерешенной проблема со статусом этнических узбеков, проживающих на туркменской территории.


В советское время Узбекистану было передано под обработку 18 тыс. га туркменских сельхозугодий. После распада СССР на этих территориях автоматически остались узбекские граждане, юридический статус которых не определен до сих пор, и положение которых после введения Туркменистаном в июле 1999 года визового режима еще более усложнилось.


Фактически данная категория граждан до сих пор остается перед выбором – либо принять туркменское гражданство, либо переселиться в Узбекистан, где их по большому счету никто не ждет. В первом случае им сложно будет впоследствии куда-либо выезжать из страны; во втором они потеряют нажитое годами имущество и привычный уклад жизни.


Кроме того, в случае принятия туркменского гражданства этническим узбекам грозит утрата своих национально-культурных особенностей, ведь Туркменбаши сознательно проводит политику культурной «унификации».


Свое мнение высказал на условиях анонимности сотрудник туркменского МИДа, ранее принимавший непосредственное участие в подготовке туркмено-узбекских переговоров: «Ни туркменское, ни узбекское правительства до сих пор не создали и не задумываются о создании льготного режима при получении гражданства того государства, на территории которого граждане оказались не по своей воле в результате демаркации границы, - сказал он. - Например, я знаю, что многие узбекские семьи реально не хотят уезжать. В Узбекистане для них нет работы, а здесь им придется все бросить. Но их статус не определен, а чтобы получить туркменское гражданство на общих основаниях, им потребуется от полутора до трех лет».


На территории Туркменистана проживают более 400 тыс. этнических узбеков, а в Узбекистане - более 150 тыс. этнических туркмен. Все они имеют родственников по обе стороны госграницы, протяженность которой составляет 1621 км. По словам жителей приграничных районов, после встречи двух лидеров и подписания ими ряда новых соглашений условия пересечения границы и пребывания на туркменской территории для них не только не упростились, но еще более усложнились.


Так, по свидетельству 47-летней жительницы Таллимарджан (Кашкадарьинская обл. Узбекистана) Зайнаб Шоходжаевой, сразу после встречи президентов Туркменистан начал натягивать на границе колючую проволоку, и ее пастбище вместе с огородами остались на туркменской стороне.


«Никаких положительных изменений после встречи двух президентов мы не видим, – утверждает Шоходжаева. - Напротив, теперь мы сидим и трясемся от страха, что наша корова перейдет границу, и мы не сможем ее вернуть».


Если до саммита узбекистанцы, проживающие в приграничных районах, могли на льготных условиях получить визу за 6 долларов и ехать в любую часть Туркменистана сроком до 6 суток, то теперь такую визу можно получить только раз в месяц и находиться в Туркменистане можно не более 3-х суток - и то только в приграничных районах.


Мэр города Таллимарджан Абдураззак Худайбердиев в интервью IWPR объяснил, что теперь, чтобы выехать за пределы приграничных зон Туркменистана, необходимо получить общую визу в Ташкенте или Ашгабате.


Предприниматель из приграничного туркменского аула жалуется, что новые правила существенно затрудняют ведение предпринимательской деятельности. «Мне необходимо бывать на той стороне границы хотя бы раз в неделю. А по новым правилам я могу ездить только раз в месяц», - сказал он.


Существующие и новые ограничения заставляют жителей приграничных районов искать пути нелегального перехода границы – зачастую с целью контрабанды. В Туркменистане цены на многие товары регулируются государством и удерживаются на низком уровне.


В столице Туркменистана Ашгабаде канистра бензина (20 литров) стоит восемь тысяч манатов (около 30 центов). В Ташаузе - центре граничащей с Узбекистаном области - уже сто тысяч манатов (чуть больше 4 долларов США). Та же канистра в приграничном населенном пункте на узбекской территории стоит уже от 13 до 16 долларов. Цены на мясо, муку и растительное масло с узбекской стороны границы в два-два с половиной раза выше, чем в Туркменистане.


Для многих жителей приграничных районов Узбекистана единственным источником дохода является контрабанда бензина и других товаров из Туркменистана в Узбекистан.


По словам сотрудника туркменской полиции, «контрабанда через туркмено-узбекскую границу принимает угрожающие масштабы. Она существовала всегда, но в 2004 году побила все рекорды. Мы регулярно проводим рейды и изымаем в день по несколько тонн бензина, предназначенного для переправки в Узбекистан. Но речь идет не о тоннах, а о тысячах тонн».


Безысходная нужда и безработица толкают жителей приграничных районов на отчаянные поступки. От пуль туркменских пограничников погибли и пострадали десятки граждан Узбекистана. В 2004 г. на узбеко-туркменской границе зарегистрировано более 70 фактов применения огнестрельного оружия. При этом регистрируется далеко не каждый подобный случай.


«Узбекский участок границы считается у нас наиболее напряженным, - говорит офицер управления погранвойск Туркменистана. - Контрабандисты в буквальном смысле идут на “прорыв”. Людей не останавливают ни страх перед уголовной ответственностью, ни страх за свою жизнь».


Напряженность и нерешенные проблемы в двусторонних отношениях наносят ущерб обоим государствам. В наследство от СССР им досталось слишком много «общего» имущества.


Транспортная и водохозяйственная инфраструктуры Узбекистана и Туркмении в свое время являлись единым целым. Каршинский каскад насосных станций, Аму-Бухарский канал и часть Туямуюнского водохранилища - стратегически важные для Узбекистана гидросооружения - расположены на туркменской территории, но обслуживаются узбекскими специалистами.


Тулкин Караев – корреспондент IWPR в г. Карши (Узбекистан).