Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В ТАДЖИКСКО-УЗБЕКСКИХ ОТНОШЕНИЯХ НАСТУПИЛО ПОТЕПЛЕНИЕ

Совместное участие в международной борьбе с терроризмом сблизило два ранее враждебных друг другу государства. Надолго ли?
By Vladimir Davlatov

Развернувшаяся в последние месяцы под эгидой США и их союзников борьба с международным терроризмом сблизила позиции Таджикистана и Узбекистана. Эксперты, однако, считают это временным явлением.


Серьезные проблемы, существующие между этими двумя центральноазиатскими государствами, остаются нерешенными.


Двусторонние отношения враждовавших до последнего времени Таджикистана и Узбекистана заметно улучшились, эти две страны уже долгое время обходятся без каких-либо взаимных обвинений. Кроме того, на уровне руководства этих государств подписан ряд важных документов, предполагающих углубление сотрудничества и в политике, и в экономике.


Внезапное потепление в отношениях между Узбекистаном и Таджикистаном, которые с момента обретения независимости не могли найти общего языка, эксперты объясняют прежде всего осознанием необходимости объединить усилия в борьбе с международным терроризмом на фоне последних событий в Афганистане, где до сих пор проводится американская военная кампания.


Как приграничные с Афганистаном страны и участники международной антитеррористической коалиции Таджикистан и Узбекистан вышли на первый план в Центрально-Азиатском регионе, а потому, по мнению экспертов, Западу крайне невыгодно, чтобы эти страны продолжали враждовать между собой.


«Я думаю, что не последнюю роль в потеплении отношений между Таджикистаном и Узбекистаном сыграли США, - считает таджикский политолог Рашид Гани. - Им выгодно, чтобы эти страны дружили и сотрудничали, ведь в этом случае американскому правительству легче реализовывать свои планы по борьбе с терроризмом в Афганистане».


В конце прошлого года Ташкент посетил президент Таджикистана Эмомали Рахмонов с первым за всю историю таджикско-узбекских отношений официальным визитом. Главы государств договорились о сотрудничестве в борьбе с международным терроризмом, преступностью и наркобизнесом. А в начале этого года в узбекской столице побывал и таджикский премьер, решив со своим коллегой ряд экономических вопросов.


До этого момента таджикско-узбекские отношения были отмечены долгой полосой взаимного недоверия и неприязни. Узбекистан, который в течение всего советского периода доминировал над Таджикистаном, был явно недоволен промосковскими взглядами таджикского руководства и его независимой политикой.


Страны постоянно обменивались обвинениями в укрывательстве государственных преступников и вводили друг против друга различные санкции, год от года ухудшавшие двусторонние отношения.


В частности, узбекское правительство утверждало, что именно на таджикской территории скрывается лидер Исламского движения Узбекистана Джума Намангани, обвинявшийся в организации вооруженных вторжений боевиков ИДУ на территорию Кыргызстана и Узбекистана в 1999-2000 гг.


Таджикское правительство не оставалось в долгу, заявляя, что на территории Узбекистана нашел убежище мятежный полковник Махмуд Худойбердыев - организатор двух попыток государственного переворота в Таджикистане.


В последнее время появились неофициальные данные о том, что оба этих одиозных человека мертвы: Худойбердыев якобы погиб в пьяной драке под Ташкентом от рук своего соратника, а Намангани – в ходе американского ракетного удара по Афганистану.


Отсутствие проблем, связанных с Худойбердыевым и Намангани, по мнению экспертов, также способствовало потеплению отношений между Таджикистаном и Узбекистаном.


Вопрос заключается в том, действительно ли в двусторонних отношениях наступила новая эра взаимопонимания и сотрудничества, или это явление носит характер временной оттепели. Эксперты опасаются, что после того, как кампания в Афганистане пойдет на убыль и США ослабят внимание к странам Центральной Азии, все нерешенные проблемы между двумя государствами вновь дадут о себе знать.


«Трудно будет вот так взять и стать хорошими соседями, - сказал корреспонденту IWPR один таджикский правительственный чиновник, пожелавший остаться неназванным. - У нас до сих пор не решены пограничные, водные споры. Узбекистан отказывается разминировать границу, в результате чего продолжают гибнуть мирные таджики, а нашим поездам по-прежнему запрещено транзитом проезжать по узбекской территории».


Более сорока мирных таджикских граждан погибло с августа 2000 года от узбекских мин, установленных на таджикско-узбекской границе с целью предотвращения попыток боевиков ИДУ проникнуть из Таджикистана в Узбекистан.


Кроме того, узбекская сторона так и не смягчила условия визового режима для граждан Таджикистана, в то время как узбекские граждане могут относительно свободно въезжать на таджикскую территорию.


При этом руководство Узбекистана уверяет, что открытие границы приведет лишь к возникновению новых проблем. «Мы каждый раз на таджикских поездах задерживаем наркокурьеров; сотни нелегальных мигрантов пытаются осесть в Узбекистане», - заявил в интервью корреспонденту IWPR узбекский дипломатический источник.


По его словам, нельзя забывать также о том, что еще не решена проблема с ИДУ, и не исключено, что попытки боевиков этого движения проникнуть из Таджикистана в Узбекистан могут повториться. Тем более, что их основные базы на афганской территории уничтожены, и у них единственная возможность спастись - это вернуться в Таджикистан.


Эксперты и аналитики полагают, что к установлению крепких, сотруднических отношений Таджикистану и Узбекистану еще долгие годы предстоит идти сложным, тернистым путем. «Идет становление независимости обоих государств, и без трудностей и сложностей здесь не обойтись», - считает таджикский политолог Рашид Гани.


Владимир Давлатов – псевдоним журналиста, работающего на территории Таджикистана