Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В ТАДЖИКИСТАНЕ ВПЕРВЫЕ ОТКРЫВАЮТСЯ УБЕЖИЩА НОВОГО ТИПА

В отличие от аналогичных служб на Западе, новое убежище для женщин в Таджикистане имеет целью воссоединение проблемных семей.
By Madina Saifidinova

Случай жительницы Исфаринского района Мархабо, укрывшейся в первом в Таджикистане убежище для жертв домашнего и другого видов насилия, является типичным. Она попала в убежище в конце сентября, желая укрыться здесь на время сложной ситуации судебного разбирательства со своим мужем.


«Я жду решения суда о передаче прав на ребенка. Муж взял ребенка и уехал в Российскую Федерацию. Решила укрыться здесь по совету адвоката», говорит Мархабо, находящаяся в кризисном центра для женщин, открывшемся в начале июля в главном городе Согдийской области Худжанде.


Новое убежище является первым такого рода заведением в этом центрально-азиатском государстве, где большинство случаев домашнего насилия не регистрируется, а жертвы, чаще всего, в особенности в сельской местности, зависят от своих мужей как экономически, так и психологически. Финансы для открытия убежища Государственный департамент США выделил кризисному центру для женщин «Гулрухсор», который и будет руководить им. С 1996 года эта организация помогает женщинам в медицинской сфере и оказывает им психологическую помощь.


В прошлом году более 35 процентов звонков на горячую линию «Гулрухсор» поступило от женщин, ставших жертвами насилия. Каждая вторая звонившая женщина нуждалась во временном убежище.


Жительница Худжанда Фархунда хотела бы иметь возможность остаться в убежище на время процедур, связанных с разводом. «После очередной ссоры я скрывалась у родителей, но муж все равно находил меня там, возвращал домой и продолжал скандалить. Я развелась и не жалею об этом».


Центр может принять лишь шесть человек, поэтому женщины могут жить здесь только в течение двух недель. Бывают, однако, и исключения. Услугами центра уже воспользовались десять человек, но в момент, когда корреспондент IWPR посетил убежище, там находились только две женщины.


Работники центра считают, что количество посетителей возрастет после распространения информации о существовании убежища. Поэтому, могут возникнуть проблемы, учитывая ограниченность помещения. «Если такое и в самом деле случится, мы не сможем помочь всем женщинам, которые обратятся к нам», говорит работница убежища Мавзуна Хакимбаева.


Для женщин, убежавших от насилия в семье, особенно важно то, что безопасность в убежище является приоритетным вопросом. Покидая здание, женщины обязаны сообщать работникам убежища куда и зачем они идут. Кнопка сигнала тревоги соединена с местным отделом полиции, что усиливает чувство защищенности.


«Когда полиция получит сигнал, сотрудники немедленно отреагируют на него и за считанные минуты прибудут к нам», говорит одна из сотрудниц.


В убежище женщины обеспечены трехразовым питанием и консультациями, имеющими целью усилить их уверенность в себе. Центр им также помогает найти работу и приобрести новую профессию. С этой целью планируется вовлечь в работу неправительственную организацию «Женщина и общество», которая проводит курсы кройки и шитья, парикмахеров, гончаров, кондитеров.


Зарина пришла в убежище потому, что муж ее постоянно избивал. У нее была сильно занижена самооценка, женщина находилась в состоянии апатии. Однако, после двух недель пребывания в убежище ее состояние изменилось. Она почувствовала прилив энергии. «Даже ее муж заметил это. Теперь он относится к ней с большим уважением», говорит одна из работниц убежища.


В отличие от подобных убежищ на Западе, где их основная задача держать жену в отдалении от агрессивного мужа, учреждение в Худжанде гордится тем, что воссоединяет проблемные семьи.


Хакимбаева рассказала историю Фарангис, которая пришла в убежище после ссоры с мужем. Хотя местонахождение убежища держится в секрете, муж разузнал адрес и пришел к ним. «Поначалу он был очень агрессивно настроен, но увидев в каких условиях жила его жена, смягчился. Более того, теперь они оба приходят к нам и получают консультации для ведения счастливой семейной жизни», говорит Хакимбаева.


Директор женского правозащитного центра «ИНИС» Гульчехра Рахмонова говорит, что ни одна из женщин, пришедших в убежище, не стала добиваться развода. «Все они вернулись в свои семьи», утверждает она.


Галина Лебеденко, председатель юношеского клуба в городе Чкаловске, что в 10 километрах от Худжанда, считает, что приют необходим. «Женщине надо где-то переждать, пока разъяренный муж успокоится».


«Некоторых могут приютить их подруги. Однако, и они боятся открывать им дверь, так как муж и здесь найдет свою жену. Необходим приют также и детям, которые становятся нервными из-за скандалов в семье и готовы на неадекватные поступки», считает Лебеденко.


Однако, некоторым таджикским женщинам не очень по душе центр со своими программами.


Есть среди них такие, которые боятся покинуть дом даже на короткий срок, боясь, что им никогда не будет позволено вернуться. Другим просто трудно просить о помощи.


Гульчин из Зафарабского района говорит, что она бы никогда не обратилась в убежище. После развода с мужем она переехала в город, сняла квартиру и нашла себе работу.


«Помощи я ни у кого не просила. Не надо быть обузой ни для родителей..., ни для каких-либо организаций», сказала она.


Мадина Сайфидинова, корреспондент IWPR в северном Таджикистане.