Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В МОСКВЕ ЗАДЕРЖАН БЫВШИЙ ТАДЖИКСКИЙ ПОЛЕВОЙ КОМАНДИР

Бывший шеф МВД выдает себя за оппозиционного политика, но его прошлое – вызывает вопросы.
By Nargis Zokirova

В Москве задержан и вскоре может быть выдан таджикским властям Якуб Салимов – бывший министр внутренних дел Таджикистана и в прошлом один из влиятельных полевых командиров Народного Фронта.


Салимов был задержан по запросу таджикских властей 23 июня - на следующий день после проведения конституционного референдума в Таджикистане, который укрепил президентскую власть.


Народный фронт, в котором Салимов являлся одной из ключевых фигур, в 1992 году привел к власти нынешнего президента Таджикистана Эмомали Рахмонова.


В 1997 году, Салимов и его сторонники оказались вовлечены во внутренний вооруженный конфликт в рядах правящей партии, после чего он покинул Таджикистан.


Генеральный прокурор республики Бободжон Бобохонов уверен, что экстрадиция произойдет до середины июля. В беседе с журналистами он сообщил, что запрос на экстрадицию Салимова был выдан еще в 1997 году. По словам прокурора, Салимов заочно обвиняется в совершении ряда тяжких преступлений, в том числе - участие в попытке государственного переворота, грабежи, убийства, и взятие заложников. По таджикским законам только за участие в попытке государственного переворота ему грозит смертная казнь.


Ранее Бобохонов сообщал о направлении в Москву своего заместителя Азизмата Имомова для переговоров о выдаче Салимова, однако, вернувшись в Таджикистан 5 июля, Имомов заявил, что его поездка носила сугубо личный характер, из чего наблюдатели сделали вывод, что вопрос об экстрадиции лидера НФ пока не решен.


Действительно, пока никто из экспертов не может предсказать, будет ли Салимов экстрадирован в Таджикистан. Согласно российскому законодательству, таджикским властям дается месяц на предъявление доказательств его вины. Тем временем, как российские, так и таджикские эксперты указывают на то обстоятельство, что по российским законам экстрадиция по политическим мотивам практически невозможна.


Решение Москвы будет также зависеть от целого ряда важных политических факторов. По мнению экспертов, Москва могла бы выдать Салимова в обмен на определенные уступки со стороны таджикских властей, однако подобный шаг неизбежно вызвал бы возмущение среди таджикских политических эмигрантов и правозащитников, ведь Я. Салимов является одним из лидеров таджикской оппозиции в эмиграции.


В августе 1997 г., когда Салимов возглавлял таможенную службу Таджикистана, между его сторонниками и вооруженными отрядами другого бывшего лидера НФ - командира бригады особого назначения МВД Сухроба Касымова - произошли вооруженные столкновения. По словам генпрокурора Бобохонова, за несколько дней боев в Душанбе жертвы среди военнослужащих и гражданского населения составили 132 человека убитыми. Позднее на стороне Салимова выступил мятежный генерал Махмуд Худойбердиев.


Причина вражды между этими полевыми командирами и руководством Таджикистана до сих пор не ясна, ведь все они принадлежат к одной и той же южной группировке, которая в свое время привела Рахмонова к власти. Позже их отряды воевали (по крайней мере, официально) на стороне правительственных войск во время гражданской войны, завершившейся в июле 1997 г. Согласно одному из предположений, опасаясь, что после заключения мира с противниками, президент Рахмонов начнет сводить счеты с собственными командирами, последние пытались таким образом избавиться от своих соперников в лице бывших лидеров антиправительственных войск.


Сторонники Салимова потерпели поражение, а сам он был вынужден уехать из страны. С тех пор он в основном проживает в ОАЭ, периодически наезжая в Россию.


В ноябре 1998 года мятежный полковник Махмуд Худойбердиев за считанные часы захватил Согдийскую область на севере страны. Правительственным войскам потребовалось четыре дня, чтобы подавить мятеж. Власти поспешили объявить, что в попытке переворота участвовал и Я. Салимов, однако тогдашний министр национальной безопасности Таджикистана Сайдамир Зухуров во время парламентских слушаний по этому делу заявил, что Салимов не имел к мятежу никакого отношения.


Эксперты не исключают, что амбиции Я. Салимова простирались гораздо дальше, чем те посты, которые он занимал в правительстве Таджикистана. В эмиграции Салимов сблизился с руководителем так называемой «третьей силы» в урегулировании таджикского конфликта – экс-премьером Таджикистана Абдумаликом Абдуладжановым, чья северо-таджикская группировка в настоящее время отстранена от власти. Позже Салимов возглавил незарегистрированную в Таджикистане республиканскую партию.


Хотя сам Салимов не делал официальных заявлений на этот счет, наблюдатели полагают, что он не оставлял надежд занять президентское кресло, и уже одного этого было достаточно, чтобы вызвать гнев Президента Рахмонова. Несмотря на долгое отсутствие в стране, Салимов по-прежнему имеет в Таджикистане немало сторонников в структурах МВД, среди бывших командиров Народного Фронта и таджикских криминальных авторитетов.


По мнению некоторых наблюдателей, именно политическая деятельность Салимова за пределами страны могла стать причиной запроса на его арест и экстрадицию.


В материалах зарубежных СМИ прослеживается и такая мысль, что власти Таджикистана намерены окончательно расправиться с оппозицией как внутри страны, так и в эмиграции. Буквально месяцем ранее военной прокуратурой Таджикистана был задержан Шамсуддин Шамсуддинов - заместитель председателя Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). Во время гражданской войны в Таджикистане ПИВТ являлась ядром оппозиции. В отличие от партии, возглавляемой Салимовым, ПИВТ действует на территории Таджикистана на законных основаниях.


Кроме того, эксперты отмечают, что у Салимова имеется немало врагов. Заместитель председателя Социал-демократической партии Таджикистана Шокирджон Хакимов не исключает, что арест Салимова мог быть организован его партнерами или соперниками по бизнесу, а вовсе не руководством Таджикистана.


Наргис Зокирова – журналист газеты «Вечерний Душанбе»