Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В Краснодаре Процветает Нелегальная Проституция

Организованная преступность и поток беженцев превратили Краснодар в северокавказскую столицу проституции.
By Eduard Aslanov

Высокий уровень безработицы, бедность и преступность превратили Краснодар, город с миллионным населением, в самый крупный центр проституции на Северном Кавказе, а молчание властей только стимулирует процветание этого бизнеса.


Широкий размах нелегального бизнеса объясняется наплывом в Краснодар, один из ключевых городов южной России, беженцев со всего Кавказа Кавказа . Большинство проституток - неимущие русские женщины, - говорит Виктор Мозговой, высокопоставленный чиновник местной полиции, - многие из них - беженки. Проституцию контролируют армянские и русские криминалы, хотя в последнее время в бизнес все более втягиваются и чеченские преступники из соседней Адыгеи. И если в курортном городе Сочи проституция процветает преимущественно в летние месяцы, в Краснодаре, находящемся на стыке многих транспортных путей, нелегальный бизнес приносит прибыль круглый год.


Проституция в Краснодаре - это отдельная экономическая структура, со своими различными отраслями. Я понял это, когда ближе познакомился с нелегальным миром города. Тут можно найти и гостиничных проституток, и гомосексуалов, торгующих своим телом всего в 300 метрах от здания городской администрации. Многие из клубов знакомств, вместо того, чтобы объединять сердца, уже давно превратились в центры сводничества.


На самой нижней ступени стоят так называемые "индивидуалки". Знакомый краснодарский журналист посадил меня в свои "Жигули" и через несколько минут мы были на 15-ом километре Ростовского шоссе. Здесь, через каждые 10-20 метров стояли молодые женщины в вызывающих одеждах, большинство из них откровенно зазывали клиентов. "Они работают самостоятельно, и у них нет сутенеров, - объяснил мне мой коллега. - Их задача - попасть в проезжающий мимо автомобиль и заработать деньги, чаще всего оральным сексом".


"Некоторые садятся в машину за бутылку пива и пачку сигарет, - говорит таксист Асламбей Каримов, работающий на трассе между Краснодаром и Адыгеей. - Это потерянное поколение, которое ничего не интересует, кроме сиюминутного выживания".


Немало индивидуалок можно встретить на железнодорожных и автомобильных вокзалах, возле ресторанов и гостиниц. Это в основном, молодые девушки, в том числе и школьницы, которые приезжают в Краснодар по субботам и воскресеньям из близлежащих станций и районных центров. Их цель - развлечься на дискотеках и в барах за счет мужчин, и, по возможности, немного заработать на колготки и косметику. Как правило, они не называют цену за свои услуги, надеясь на щедрость клиентов, а поэтому часто остаются обманутыми.


Есть и другая категория "индивидуалок", так называемые семейные проститутки. "Мой муж сбежал от кредиторов, я не знаю, где он, - в минуту откровения рассказала мне моя соседка Марина. - У меня двое детей от него. Я вынуждена содержать себя и детей за счет общения с тремя мужчинами. Один время от времени дает мне деньги. Другой - оплачивает мой мобильный телефон, а третий помогает поддерживать мой старый дом в жилом состоянии."


Есть в Краснодаре еще и бордели. Найти их не составило особого труда. Купив газету "Кубанский перекресток", я обнаружил в ней более десятка объявлений с однозначным содержанием. Позвонив сразу по трем телефонам, я выяснил цены за услуги: один час с доставкой женщины на дом стоит от 300 до 400 рублей (от 10 до 12 долларов).


Диспетчеры всех трех борделей, куда я позвонил, назвали цены, приняли у меня заказ, записали адрес и сообщили номер автомобиля, который доставит "товар". Минут через 15 подъехала машина с четырьмя молодыми женщинами, примерно 18-30 лет. Водитель распахнул дверцы автомобиля и сказал: "Выбирайте". Я выбрал самую старшую, которая была мрачной и безучастной к происходящему.


В квартире Галина оживилась и мы проболтали с ней ровно час у меня на кухне. Оказалось, что ей 27 лет, и у нее среднее образование. Работала продавцом в киоске, хозяин которого пользовался ее сексуальными услугами прямо в киоске и платил небольшую зарплату. Разругавшись с хозяином, она долгое время была безработной. Отца посадили, мать спилась. Младший брат вернулся из Чечни искалеченным. В бордель Галину пристроила школьная подруга, которая занималась этим ремеслом уже десять лет.


В материальном отношении Галина работой довольна, но ее пугает будущее - она не знает, как ей жить, когда она уже не будет устраивать своих работодателей. Переговорив с другими проститутками, я выяснил, что в каждом из борделей работает 20-40 молодых женщин, большинство из них иногородние. В каждом борделе есть свой врач, который время от времени проверяет проституток на наличие венерических заболеваний.


Каждая женщина обслуживает от пяти до десяти клиентов в день, при этом большая часть денег забирается борделем. Ежесуточный доход каждого борделя составляет от 50 до 150 тысяч рублей. В городе не менее 20 таких заведений, а значит ежемесячный доход от организованной проституции составляет около 100 миллионов рублей, это почти 3,5 миллиона долларов. Ни одно крупное предприятие города с миллионым населением не имеет такого дохода.


Однако, скорее всего, эти расчеты сильно занижены. Один из офицеров управления по борьбе с экономическими преступлениями Краснодарского края, который согласился побеседовать со мной на условиях анонимности, сказал, что я не учел всего спектра проблемы и того, что за этим стоят влиятельные люди.


"Во-первых, в своих расчетах ты сильно занизил доходы от организованной проституции в городе, - сказал мне полицейский. - Это очень большие деньги и за ними стоят крупные чиновники края. Наше управление располагает информацией, но ничего поделать не может. Никто из официальных лиц не станет говорить с тобой на эту тему, потому что на нее наложено табу "сверху". Поэтому и наше управление пока что бессильно в этом вопросе".


И на самом деле, никто из городских официальных лиц не был готов поговорить со мной на тему нелегального бизнеса проституцией в Краснодарском крае. Мэр города Николай Приза наотрез отказался давать интервью. А сотрудница пресс-центра краевого законодательного собрания, отказавшись назвать себя, долго и красноречиво говорила о том, что проблема проституции должна быть вначале рассмотрена Государственной Думой Российской Федерации, а уже потом законодательное собрание края примет свой закон с учетом местных условий.


Дежурный офицер приемной начальника управления внутренних дел Краснодарского края генерала Сергея Кучерука отрапортовал мне, что Кучерук по заявленному мною вопросу принимать не будет. Круг замкнулся. В Краснодаре никто не хочет ничего знать о проституции.


Эдуард Асланов - независимый журналист из Краснодара.