Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В КАЗАХСТАНЕ ПРЕЗИДЕНТ, А НЕ КОНСТИТУЦИЯ ЯВЛЯЕТСЯ ГАРАНТОМ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТАБИЛЬНОСТИ

В конце августа Казахстан отметил шестилетие принятия Конституции 1995 года, о которой нередко эксперты говорят как о нелегитимной.
By IWPR

Первая Конституция была принята в независимом Казахстане в январе 1993 года, а спустя два года появилась вторая. По мнению многих экспертов, между этими двумя конституциями есть существенная разница.


В интервью представителю IWPR эксперт Центра социально-экономических исследований Берик Имашев говорит, что «появление новой Конституции в 1995 году в первую очередь было необходимо президенту страны, так как Конституция 1993 года предоставляла слишком много полномочий Верховному совету Казахстана».


Желание президента Казахстана усилить свою власть вступало в противоречие с слишком большой самостоятельностью депутатов Верховного совета республики, многие из которых были сторонниками создания парламентской республики.


В результате в 1995 году президент Нурсултан Назарбаев распустил Верховный совет Казахстана 13-го созыва, который был признан Конституционным судом нелегитимным. В то же время президенту необходимо было юридически закрепить свою власть, что он и сделал с помощью принятия Конституции 1995 года после формального «всенародного обсуждения». Тогда же был проведен и референдум по продлению полномочий президента до 2000 года.


По мнению юриста одной из частных юридических контор в Алматы Святослава Разнова, «по своей деятельности Конституционный суд того времени больше напоминал частную юридическую фирму президента, которая подстраивала законодательство страны под политическую конъюнктуру. Это касалось и принятия новой Конституции».


«Парадокс заключается в том, что если исходить из буквы закона, получается, что "уход" первой Конституции Казахстана и принятие новой носили нелегитимный характер - согласно действующему тогда в стране законодательству принять новую Конституцию мог только Верховный совет. Однако тогда Верховный совет был распущен, а выборы его нового состава не были проведены», - утверждает политолог и сотрудник казахстанского представительства международной организации «Transparency international» Андрей Чеботарев.


Другой точки зрения придерживаются представители официальных структур. Так, в частности, первый вице-министр юстиции Казахстана Талгат Данаков считает, что новая Конституция «в полной мере соответствует условиям Казахстана как независимого правового государства. Именно президентская форма правления, закрепленная основным законом, позволила создать политико-правовые условия для успешных реформ во всех сферах общественной и государственной жизни, обеспечила стабильность и общественное согласие».


Между тем, в то время как эксперты и политики спорят о легитимности или нелегитимности Конституции, для простых людей этот вопрос не является принципиальным.


Так, частный предприниматель и фермер Сыргазы Сейдахметов говорит: «Разве может действовать полноценно Конституция в Казахстане, если кто-то стоит выше нее. У нас в республике выше президента никого нет. Хотя, может быть, это лучше, чем красивая конституция и слабый президент. Как показывают события в соседних государствах, это ни к чему хорошему не приведет».


«Что касается общенародных ценностей, прав и свобод, то здесь действующая Конституция заметно проигрывает прежней, которая, к примеру, четко оговаривала, что граждане имеют право на труд, жилище, образование, социальное обеспечение, бесплатную медицинскую помощь», - заявляет политолог Андрей Чеботарев.


Однако основной проблемой в Казахстане является то, что, несмотря на 10 лет независимости республики и постоянные декларации о строительстве правового государства, в сознании простого человека его права и свободы не ассоциируются с Конституцией.


«Иногда возникает странная мысль. В конце концов все равно, какая у нас Конституция, если она практически не действует. Сейчас у каждого милиционера и чиновника своя «конституция», которая для него выше законов», - говорит в интервью представителю IWPR преподаватель гражданского права Кайрат Абулгазин.


На таком фоне не удивительно, что основная масса населения Казахстана равнодушно восприняла информацию о возможных изменениях в Конституции страны, которая прозвучала на официальном уровне.


В частности, на одной из встреч с депутатами парламента Казахстана и юристами страны по случаю празднования Дня Конституции министр юстиции республики Игорь Рогов не исключил такой возможности.


В Казахстане, как правило, заявления высокопоставленных чиновников не делаются просто так. Поэтому многие эксперты в республике уже пытаются выяснить, в каких именно статьях Конституции возможны изменения.


«Скорее всего, эти разговоры об изменениях возникли не случайно и как-то связаны со слухами о возможном преемнике Нурсултана Назарбаева», - считает казахстанский аналитик Института России и Китая Фатима Кулбаева.


С этой точкой зрения согласен и эксперт Инновационного центра Валерий Зимин, который предполагает, что в Казахстане «возможно несколько вариантов передачи власти. Первый - это конституционный сценарий, связанный с изменениями в Конституции. Второй вариант предполагает власть по наследству, как это, возможно, будет в Азербайджане».


Что касается конституционного сценария, то, по мнению некоторых аналитиков, внесение поправок в Конституцию может касаться введения поста вице-президента или определения в качестве преемника премьер-министра, как это было в России.


Но здесь возникает вопрос: зачем постоянно вносить какие-то изменения в Конституцию страны, если она и так не играет большой роли в жизни казахстанского общества?


«Все очень просто. Казахстан - это не Туркменистан, и ему приходится играть по некоторым правилам цивилизованного мира, имея Конституцию со стандартным набором прав и свобод граждан. Конечно, речь здесь не идет о реальном воплощении этих прав в жизнь», - уверен политический обозреватель журнала «Деловой мир - Астана» Айбек Досаев.


Все это подтверждает распространенное мнение о том, что одной из особенностей Казахстана, как, впрочем, и других центральноазиатских государств, является то, что власть здесь слишком персонифицирована. Поэтому, как считают многие простые люди, источником политической стабильности в Казахстане является не Конституция, а сильная президентская власть.


В конечном счете все это выводит на еще одну серьезную проблему - проблему поддержания политической стабильности в Казахстане, суть которой заключается в неспособности действующей власти обеспечить свою незыблемость и правопреемство.


Досым Сатпаев, редактор казахстанского представительства IWPR