Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В КАЗАХСТАНЕ ИДЕТ СУД ПО ДЕЛУ О ТЕРАКТАХ В ТАШКЕНТЕ

16 обвиняемых по делу об организации терактов в Ташкенте предстали перед судом, но обвинения и доказательная база окружены завесой секретности.
By Olga and

В Казахстане начался суд над группой лиц, обвиняемых в соучастии в подготовке трех терактов, устроенных террористами-самоубийцами в Ташкенте прошлым летом, однако пока слушания ничего не прояснили в обстоятельствах терактов, унесших жизни семерых человек.


Как пояснили в прокуратуре г. Тараз – административного центра Жамбылской области на юго-востоке Казахстана, – проходящий здесь судебный процесс закрыт для публики и журналистов ввиду характера выдвинутых обвинений – тяжкое уголовное преступление на территории другого государства.


16 обвиняемых – все граждане Казахстана, а по национальности – казахи и узбеки – обвиняются в соучастии в подготовке трех терактов: против посольств США и Израиля, а также Генпрокуратуры Узбекистана – 30 июля прошлого года в Ташкенте. В результате терактов погибли семеро, в том числе – трое террористов-смертников.


Среди обвиняемых по статье «терроризм» - одна молодая женщина. Предполагается, что все они – участники малоизвестной исламской организации «Джамаат моджахедов Центральной Азии». На скамье подсудимых и предполагаемый лидер организации Жакшыбек Бимурзаев.


За исключением основного обвинения, мало что известно о результатах следствия, проведенного совместными усилиями прокуратуры и Комитета национальной безопасности (КНБ). Корреспонденты IWPR обратились за разъяснениями к руководителю КНБ по Южно-Казахстанской области (ЮКО), и вот что ответил его пресс-секретарь Нурлан Таскинбаев: «Никаких комментариев до завершения судебного процесса».


Мало что известно и о террористической организации, членами которой якобы являются обвиняемые. В ноябре прошлого года, выступая на пресс-конференции, заместитель руководителя КНБ Владимир Божко объявил о пресечении спецслужбами деятельности некой организации под названием «Моджахеды Центральной Азии». По его словам, эта организация являлась частью международной сети «Аль-Кайеда» и действовала на территории Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана и России.


После июльских терактов многие наблюдатели и, разумеется, узбекские власти, приписывали этой же организации и волну терактов и столкновений, прокатившуюся по Ташкенту в конце марта-начале апреля 2004 г. Тогда счет погибших шел на десятки.


В ходе следствия выяснилось, что для связи члены «Джамаата» пользовались телефонными картами предоплаты системы «Актив», телефонные номера в которой до недавнего времени не регистрировались. 4 мая Божко сообщил журналистам, что КНБ намерен добиваться регистрации всех телефонных номеров системы «Актив».


«У каждого из них было по три-пять телефонов, и они постоянно меняли номера, - заявил Божко. – Все преступники пользуются “Активом”, и это позволяет им скрываться от правосудия».


Родственники и друзья обвиняемых в один голос утверждают, что те никогда бы не стали пособничать террористам или участвовать в терактах.


Махсат – отец одного из обвиняемых – жителя г. Манкент ЮКО Элмурода Мамматкулова – с неохотой согласился побеседовать с журналистами.


Вытирая с рук сырую штукатурку (Махсат штукатурил сарай), он говорит: «Элмурод – обыкновенный парень. С детства читал Коран, ходил в мечеть и работал в поле. Мы – потомственные крестьяне».


По свидетельству родственников и соседей, 30-летний Элмурод был примерным мусульманином, не употреблял наркотики и алкоголь, не курил.


«Не могу поверить, что он связался с убийцами. Он ведь такой тихий, миролюбивый парень», - сказала одна соседка.


Имам местной мечети Хайдаркул кажы Нишамбаев не верит, что Элмурод мог стать террористом.


Двое из обвиняемых – 35-летний Абдунаби Кадырахунов и его 32-летний брат Азамат – родом из соседнего села Аксукент.


Большинство соседей побоялись общаться с журналистами. Лишь один из них – молодой человек, ближайший сосед Абдунаби, сказал: «Он – нормальный человек. Ничего плохого не могу сказать об Абдунаби».


Супруга Абдунаби Камила сообщила, что при аресте мужа во время обыска в их доме была обнаружена видеокассета инкриминирующего содержания, а также некоторое количество наркотиков. Она считает, что эти улики могли быть подброшены милицией.


«Мой муж никогда не употреблял наркотики. Он – глубоко религиозный человек и соблюдал все заповеди ислама. Не пил и не курил», - сказала Камила.


Старший брат Абдунаби и Азамата Абдурахман Кадырахунов рассказал, что в доме Азамата также были найдены наркотики, хотя ни один из братьев никогда не употреблял зелья и не мог иметь его в своем доме.


Что характерно, при обыске наркотики были найдены в домах всех обвиняемых, в том числе – Элмурода Мамматкулова.


«По всем адресам, по которым производились аресты, были найдены наркотики, - говорит Абдурахман. – При этом никто из этих людей никогда наркотиков не употреблял».


Некоторые усматривают в этом хрупкость доказательной базы обвинения. Наркотики широко распространены в Центральной Азии и достать их не составляет труда, однако верующие мусульмане, как правило, не притрагиваются к зелью, ибо это запрещено канонами их веры.


Несмотря на скудость информации об этом деле, оно наверняка получит широкий резонанс в регионе, особенно в свете последних событий в узбекском городе Андижан.


Если казахстанским спецслужбам действительно удалось обезглавить опасную исламскую группировку, несущую ответственность за теракты в узбекской столице, президент Узбекистана Ислам Каримов должен быть доволен. Он не раз упрекал соседей за чересчур «мягкую», по его мнению, позицию в отношении экстремизма. Пользуясь этим, террористы якобы спокойно отсиживались на территории Казахстана и планировали новые теракты.


В ответ на критику узбекской стороны Казахстан в последнее время ужесточил контртеррористические меры, в частности – наложил запрет на деятельность движения «Хизб-ут-Тахрир».


Ведущий эксперт Ассоциации политологов и социологов Казахстана Максут Сарсенов считает, что за судебным процессом стоит не только стремление властей бороться с терроризмом, но и стремление угодить узбекистанским коллегам.


«Мне кажется, этот процесс – сплошная показуха. Мы просто демонстрируем в угоду Узбекистану свою решимость бороться с террором», - сказал он.


Даур Досыбиев и Ольга Досыбиева – независимые журналисты из Шымкента


В подготовке материала принимала участие корреспондент шымкентской газеты «Рабат» Саида Санжарова.


As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >