Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В КАЗАХСТАНЕ ИДЕТ СУД ПО ДЕЛУ О ТЕРАКТАХ В ТАШКЕНТЕ

16 обвиняемых по делу об организации терактов в Ташкенте предстали перед судом, но обвинения и доказательная база окружены завесой секретности.
By Olga and

В Казахстане начался суд над группой лиц, обвиняемых в соучастии в подготовке трех терактов, устроенных террористами-самоубийцами в Ташкенте прошлым летом, однако пока слушания ничего не прояснили в обстоятельствах терактов, унесших жизни семерых человек.


Как пояснили в прокуратуре г. Тараз – административного центра Жамбылской области на юго-востоке Казахстана, – проходящий здесь судебный процесс закрыт для публики и журналистов ввиду характера выдвинутых обвинений – тяжкое уголовное преступление на территории другого государства.


16 обвиняемых – все граждане Казахстана, а по национальности – казахи и узбеки – обвиняются в соучастии в подготовке трех терактов: против посольств США и Израиля, а также Генпрокуратуры Узбекистана – 30 июля прошлого года в Ташкенте. В результате терактов погибли семеро, в том числе – трое террористов-смертников.


Среди обвиняемых по статье «терроризм» - одна молодая женщина. Предполагается, что все они – участники малоизвестной исламской организации «Джамаат моджахедов Центральной Азии». На скамье подсудимых и предполагаемый лидер организации Жакшыбек Бимурзаев.


За исключением основного обвинения, мало что известно о результатах следствия, проведенного совместными усилиями прокуратуры и Комитета национальной безопасности (КНБ). Корреспонденты IWPR обратились за разъяснениями к руководителю КНБ по Южно-Казахстанской области (ЮКО), и вот что ответил его пресс-секретарь Нурлан Таскинбаев: «Никаких комментариев до завершения судебного процесса».


Мало что известно и о террористической организации, членами которой якобы являются обвиняемые. В ноябре прошлого года, выступая на пресс-конференции, заместитель руководителя КНБ Владимир Божко объявил о пресечении спецслужбами деятельности некой организации под названием «Моджахеды Центральной Азии». По его словам, эта организация являлась частью международной сети «Аль-Кайеда» и действовала на территории Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана и России.


После июльских терактов многие наблюдатели и, разумеется, узбекские власти, приписывали этой же организации и волну терактов и столкновений, прокатившуюся по Ташкенту в конце марта-начале апреля 2004 г. Тогда счет погибших шел на десятки.


В ходе следствия выяснилось, что для связи члены «Джамаата» пользовались телефонными картами предоплаты системы «Актив», телефонные номера в которой до недавнего времени не регистрировались. 4 мая Божко сообщил журналистам, что КНБ намерен добиваться регистрации всех телефонных номеров системы «Актив».


«У каждого из них было по три-пять телефонов, и они постоянно меняли номера, - заявил Божко. – Все преступники пользуются “Активом”, и это позволяет им скрываться от правосудия».


Родственники и друзья обвиняемых в один голос утверждают, что те никогда бы не стали пособничать террористам или участвовать в терактах.


Махсат – отец одного из обвиняемых – жителя г. Манкент ЮКО Элмурода Мамматкулова – с неохотой согласился побеседовать с журналистами.


Вытирая с рук сырую штукатурку (Махсат штукатурил сарай), он говорит: «Элмурод – обыкновенный парень. С детства читал Коран, ходил в мечеть и работал в поле. Мы – потомственные крестьяне».


По свидетельству родственников и соседей, 30-летний Элмурод был примерным мусульманином, не употреблял наркотики и алкоголь, не курил.


«Не могу поверить, что он связался с убийцами. Он ведь такой тихий, миролюбивый парень», - сказала одна соседка.


Имам местной мечети Хайдаркул кажы Нишамбаев не верит, что Элмурод мог стать террористом.


Двое из обвиняемых – 35-летний Абдунаби Кадырахунов и его 32-летний брат Азамат – родом из соседнего села Аксукент.


Большинство соседей побоялись общаться с журналистами. Лишь один из них – молодой человек, ближайший сосед Абдунаби, сказал: «Он – нормальный человек. Ничего плохого не могу сказать об Абдунаби».


Супруга Абдунаби Камила сообщила, что при аресте мужа во время обыска в их доме была обнаружена видеокассета инкриминирующего содержания, а также некоторое количество наркотиков. Она считает, что эти улики могли быть подброшены милицией.


«Мой муж никогда не употреблял наркотики. Он – глубоко религиозный человек и соблюдал все заповеди ислама. Не пил и не курил», - сказала Камила.


Старший брат Абдунаби и Азамата Абдурахман Кадырахунов рассказал, что в доме Азамата также были найдены наркотики, хотя ни один из братьев никогда не употреблял зелья и не мог иметь его в своем доме.


Что характерно, при обыске наркотики были найдены в домах всех обвиняемых, в том числе – Элмурода Мамматкулова.


«По всем адресам, по которым производились аресты, были найдены наркотики, - говорит Абдурахман. – При этом никто из этих людей никогда наркотиков не употреблял».


Некоторые усматривают в этом хрупкость доказательной базы обвинения. Наркотики широко распространены в Центральной Азии и достать их не составляет труда, однако верующие мусульмане, как правило, не притрагиваются к зелью, ибо это запрещено канонами их веры.


Несмотря на скудость информации об этом деле, оно наверняка получит широкий резонанс в регионе, особенно в свете последних событий в узбекском городе Андижан.


Если казахстанским спецслужбам действительно удалось обезглавить опасную исламскую группировку, несущую ответственность за теракты в узбекской столице, президент Узбекистана Ислам Каримов должен быть доволен. Он не раз упрекал соседей за чересчур «мягкую», по его мнению, позицию в отношении экстремизма. Пользуясь этим, террористы якобы спокойно отсиживались на территории Казахстана и планировали новые теракты.


В ответ на критику узбекской стороны Казахстан в последнее время ужесточил контртеррористические меры, в частности – наложил запрет на деятельность движения «Хизб-ут-Тахрир».


Ведущий эксперт Ассоциации политологов и социологов Казахстана Максут Сарсенов считает, что за судебным процессом стоит не только стремление властей бороться с терроризмом, но и стремление угодить узбекистанским коллегам.


«Мне кажется, этот процесс – сплошная показуха. Мы просто демонстрируем в угоду Узбекистану свою решимость бороться с террором», - сказал он.


Даур Досыбиев и Ольга Досыбиева – независимые журналисты из Шымкента


В подготовке материала принимала участие корреспондент шымкентской газеты «Рабат» Саида Санжарова.