Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В Жанаозене задерживают «всех мужчин подряд»

Журналист газеты «Республика» описывает напряженную ситуацию в городе нефтяников.
By Janar Kasymbekova
  • Police check IDs. Many male residents of Janaozen have been rounded up and detained following the December 16 violence. (Photo courtesy of Respublika news site http://www.respublika-kz.info/)
    Police check IDs. Many male residents of Janaozen have been rounded up and detained following the December 16 violence. (Photo courtesy of Respublika news site http://www.respublika-kz.info/)
  • Kazak interior minister Kalmuhambet Kasymov in Janaozen. . (Photo courtesy of Respublika news site http://www.respublika-kz.info/)
    Kazak interior minister Kalmuhambet Kasymov in Janaozen. . (Photo courtesy of Respublika news site http://www.respublika-kz.info/)

Мы два дня были в Жанаозене. В первый день была глубокая ночь. Мы потребовали встречи с министром внутренних дел Калмуханбетом Касымовым, который ответил на наши вопросы.

В частности, на вопрос, кто открыл огонь, он ответил, что вначале у полицейских было нелетальное оружие, но потом ситуация начала обостряться: люди, одетые в форму нефтяников, стали устраивать погромы, поджигать машины и закидывать стражей порядка камнями. Так он и выразился – люди, одетые в форму нефтяников.

Касымов подчеркнул, что у самих нефтяников агрессии не было, они вели себя мирно. Тогда полицейские открыли огонь. «Никто не давал им такого приказа, каждый полицейский в тот момент думал о собственной безопасности, - сказал министр. - Однако вначале стреляли в воздух».

По поводу погибшей женщины с пулевым ранением, скончавшейся в больнице, о которой писала пресса, он сообщил, что пуля попала в нее рикошетом.

Касымов заявил, что если в Актау сложится такая же ситуация, неизвестная толпа будет так же агрессивно себя вести, то он даст приказ стрелять в них.

Что я видела в Жанаозене? Там сейчас обострение спало, зато на улицах очень много омоновцев. В каждом микрорайоне, на каждой улице стоят по 20-30 омоновцев, экипированных до зубов. Мужчин на улице практически нет. Как говорят местные жители, стоит любому мужчине выйти на улицу, как его сразу хватают и увозят в РОВД. Поэтому мужчины сидят дома. Но если мужчине необходимо выйти на улицу, идет в сопровождении двух-трех женщин.

К нам подошла женщина, ее мужа еще 16 декабря схватили омоновцы, избили и увезли в РОВД, и до сих пор вестей от него нет. «До нас доходит информация, что задержанных пытают в подвалах, заставляют взять на себя вину за происшедшее», - сказала эта женщина. Она попросила помочь вытащить ее мужа.

Мы заходили в безлюдные дворы. В одном из дворов я нашла гильзу от дробовика. Местные женщины подтвердили, что здесь была стрельба.

Нас привезли в городской полицейский участок. Мы поднялись на 4 этаж, где увидели мужчин, приставленных к стене, руки подняты за голову. Всего было около 20 мужчин, в возрасте 30-40 лет, половина из них были избиты.

Мы успели поговорить с одним из них. Он сказал, что работает в сотовой компании и не имеет отношения к протестам. Он также сообщил, что задерживают всех мужчин подряд.

Мы спросили Касымова, почему их задержали. Он ответил, что эти люди собирались по двое-трое и ходили по улицам, и у многих нет удостоверений личности, хотя было объявлено чрезвычайное положение. Поэтому все они доставляются в участок.

Женщины, с которыми мы разговаривали в Жанаозене, плачут и жалуются, что уже четыре дня сидят без хлеба, без молока, детей кормить нечем.

Цены на продукты сильно подскочили. Одно яйцо в Жанаозене сейчас стоит 300 тенге (около 2 долларов).

Да и продуктов в магазинах нет. Магазины не работают. Люди голодают.

Народ очень сильно возмущен, при этом местные жители не винят нефтяников, считая, что нефтяники не нападали.

Жанар Касымбекова, корреспондент газеты «Республики» http://www.respublika-kz.info/

Если у вас есть комментарии или вы хотите задать вопрос по этому материалу, вы можете направить письмо нашей редакторской команде по Центральной Азии на адрес feedback.ca@iwpr.net.