Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В ДАГЕСТАНСКОЙ СТОЛИЦЕ ЖАРКО

Противостояние между силовиками и исламскими боевиками обостряется.
By Marat Biygishev

Настоящий бой завязался в столице Дагестана в минувшие выходные, когда для уничтожения дома, который, как утверждалось, был захвачен исламскими экстремистами, власти использовали танк.


В ходе многочасового кровопролития в Махачкале и близлежащем Каспийске были убиты по меньшей мере пять боевиков, а также трое представителей правоохранительных органов. По словам дагестанских чиновников, их действия помогли предотвратить повторение сентябрьской трагедии, когда в североосетинском городе Беслане террористами была захвачена школа. Местные жители ошеломлены свирепостью осуществленной силовиками операции.


Как сообщил один высокопоставленный представитель официальных структур Дагестана, убитые в пригороде Махачкалы боевики были членами экстремисткой группы «Дженнет» (в переводе с арабского означает «Рай»), которую возглавлял Расул Макашарипов, бывший переводчик полевого командира Хаттаба – выходца из Саудовской Аравии.


По данным следствия, жертвами "Дженнет" за последние годы стали 29 сотрудников управления по борьбе с экстремизмом и уголовным терроризмом МВД Дагестана, в том числе начальник этого управления Ахбердилав Акилов.


Первая спецоперация началась в 5 часов 5 января в городе Каспийске (расположен к югу от Махачкалы на побережье Каспийского моря). На задание отправилась группа, состоявшая из сотрудников специального отряда быстрого реагирования (СОБР) и отряда милиции особого назначения (ОМОН) во главе с командиром дагестанского СОБР полковником Арзулумом Ильясовым. По оперативной информации, в одном из домов скрывался разыскиваемый за терроризм 50-летний Магомедзагир Акаев.


Было время утренней молитвы, и, чтобы избежать потерь, было решено захватить Акаева именно за утренним намазом. Однако боя избежать не удалось. В результате смертельные ранения получили двое сотрудников СОБР, погиб и сам Ильясов. Двух боевиков штурмовавшие взяли живыми, а Магомедзагир Акаев был убит.


Спустя два часа в Махачкале началась вторая спецоперация, которая продлилась 15 часов. Боевики захватили в заложники четверых местных жителей, в том числе маленькую девочку. Однако впоследствии они всех отпустили. Власти пошли на беспрецедентные меры - на помощь из дислоцированной в Каспийске бригады морской пехоты были вызваны три танка. Правда, один из них не завелся, второй заглох на трассе. А третий буквально раздавил дом, в котором оборонялись боевики.


Как рассказал IWPR три дня дежуривший на месте событий корреспондент ИТАР-ТАСС Юрий Сафронов, до того рассматривались различные варианты ликвидации боевиков, в том числе предлагалось залить подвал водой или пустить усыпляющий газ. Перед штурмом водителю танка для храбрости налили 100 грамм водки. И скоро от дома остались одни руины.


По официальным данным, во время штурма были уничтожены пятеро боевиков. Но на то, чтобы достать из-под руин тела убитых, ушло двое суток. Прямо на развалинах начальник УФСБ по Дагестану Николай Грязнов сделал заявление о том, что среди убитых боевиков находится и Расул Макашарипов, которого опознали милиционеры из числа тех, кто когда-то видел его живым.


Однако позже появились сомнения относительно опознания тела Макашарипова. В республиканской прокуратуре заявили, что необходимо подождать результатов экспертизы.


Примечательно, что за две недели до этих событий для участия в широкомасштабной милицейской спецоперации из южных российских регионов в Дагестан прибыли 5 тысяч сотрудников правоохранительных органов. Поводом для проведения акции послужили участившиеся случаи похищения людей из Хасавюртовского района на севере Дагестана.


Все это усилило среди дагестанцев недоверие по отношению к известной своей коррумпированностью местной милиции, в рядах которой служат 20 тысяч человек.


Хозяйка разрушенного дома Эльмира Камалова критически отзывается об операции в Махачкале: «Милиция не в силах защитить себя самих, их отстреливают, несмотря на беспрецедентные меры безопасности (бетонные блоки и усиленные наряды вокруг каждого отделения милиции). Как они могут защитить нас, если они от нас отгородились?»


Свои действия местные власти называют жестокой необходимостью, вызванной тем, что они имели дело с особо опасной группой, планировавшей осуществить теракт, подобный бесланскому, в результате которого погибло более 330 человек.


"Была информация о том, что боевики хотели провести такой же теракт, как в Беслане, - сказал начальник УФСБ Дагестана Владимир Грязнов. - Боевики были очень хорошо вооружены. У одного из них был "пояс смертника".


Это уже четвертая настоящая войсковая операция в черте города, в которую вовлечены самые элитные подразделения МВД и ФСБ, и то, как она была проведена, дает аналитикам повод сомневаться в эффективности применяемой этими силами тактики.


Политолог Давид Зулумханов в беседе с IWPR сказал, что местных жителей держат в неведении относительно происходящего. «Местное население не совсем понимает, что происходит, кто против кого, поэтому и не поддерживает силовые структуры", – сказал он.


"Если бы горожане четко знали идею и идеологию, которую проводит власть, тогда дело не дошло бы до горячего столкновения. Населению никто не объяснил идейную основу борьбы: кто такие экстремисты, ваххабиты, почему их нужно выявлять и уничтожать».


По мнению ученого секретаря регионального центра этнополитических исследований ДНЦ РАН Руслана Курбанова, движущей силой в борьбе, которую ведут против властей боевики, является радикальный ислам, и политика не имеет к этому никакого отношения.


"В эти присказки про арабские нефтедоллары, ради которых воюют боевики, давно уже никто не верит, - сказал он. - Деньги действительно идут, но используются для подкупа самой же власти, тех же несчастных милиционеров, на подлог документов, паспортов".


"В такой борьбе власть будет однозначно нести потери, потому что она не готова к ней. Только диалог - не с ультраправым крылом, конечно, а с умеренной оппозицией – единственный выход из ситуации. Иначе многие уйдут в лес».


Марат Бийгишиев, корреспондент газеты Московский Комсомолец-Дагестан.