Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В ГРУЗИИ ЗНАЧИТЕЛЬНО ВЫРОСЛИ РАСХОДЫ НА АРМИЮ

Правительство считает, что резкий рост расходов на оборону сделает армию более профессиональной. Но вопросы о том, как именно тратятся деньги, остаются актуальными.
By Koba Liklikadze
Грузия, которая за последние два года уже расширила свои военные расходы до невероятных масштабов, в этом году, кажется, намерена побить все рекорды.

В конце июня правительство Грузии увеличило бюджет министерства обороны, составлявший 513 миллионов лари (315 миллионов долларов) на 442 миллиона лари (260 миллионов долларов).

По данным Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира, Грузия занимает первое место в мире по средним показателям роста военных расходов. При этом ряд независимых экспертов считают, что процесс расходования предназначенных для военных нужд средств недостаточно прозрачен. Другие же опасаются, что из-за увеличения военного бюджета может пострадать процесс мирного урегулирования конфликтов с самовольно вышедшими из состава страны «отколовшимися» Абхазией и Южной Осетией.

Грузинские власти однако называют увеличение военного бюджета жизненной необходимостью. Это, говорят они, позволит улучшить обороноспособность страны, выполнить обязательства перед НАТО и повысить уровень социальной защищенности грузинских военнослужащих.

«Часть суммы будет потрачена на приобретение снаряжения, которое необходимо современной армии. Еще часть будет использована для отправки в Ирак увеличенного (до 2000 человек) военного контингента», - сказал в интервью IWPR министр обороны Грузии Давид Кезерашвили.

Кезерашвили категорически не согласен с мнением, что Грузия вступила на потенциально чреватый опасными последствиями путь милитаризации, который может привести ее к новым неприятностям в отношениях с Абхазией и Южной Осетией.

«Мы просто строим армию, - сказал он. - Мы начали строить армию с нуля, когда бюджет составлял 50 миллионов лари. Естественно, на фоне того, что было три года назад, кажется, будто мы большими шагами идем к милитаризации. Это не так. Просто мы строим маленькую, но очень мобильную армию, способную выполнить все задачи, которые поставит перед ней страна».

По мнению политического эксперта Арчила Гегешидзе, увеличение Грузией расходов на оборону должно рассматриваться в региональном контексте. «Вооруженные силы Грузии отстают от вооруженных сил двух других стран региона как по численности, так и по качеству техники», - сказал он, добавив, что и для того, чтобы приблизиться к членству в НАТО, Грузия должна вывести свою армию на более высокий уровень эффективности.

«По-моему, рост военного бюджета Грузии не связан с аналогичной тенденцией в Армении и Азербайджане, - сказал он. - Просто до сих пор у Грузии практически не было дееспособных вооруженных сил».

С большим сомнением оценивает увеличение военного бюджета другой политолог, Паата Закареишвили, в первую очередь потому, что деньги, вместо того, чтобы быть использованными для решения насущных социальных вопросов, будут потрачены на оборонные нужды.

«В стране, где накопилось множество социальных проблем, где бедность необходимо преодолеть в масштабе всей страны, такой бюджет вызывает обеспокоенность. Очевидно, что государство больше заботится об армии, чем о социальных программах и образовании», - сказал он.

Решение правительства не встретило почти никакого сопротивления в парламенте. Только некоторые оппозиционные депутаты потребовали представить им более детальную информацию относительно того, на что конкретно будет потрачен бюджет, который теперь, будучи кардинально увеличен, составляет шесть процентов от ВВП страны и эквивалентен суммам, выделяемым на финансирование социальных и здравоохранительных программ.

«На заседании комитета обороны только у меня появилось желание потребовать такие данные, что ненормально для демократического государства», - сказала IWPR член парламентской фракции «Новые правые» Пикрия Чихрадзе. По ее словам, оппозиция лишена доступа к информации о военных расходах.

Однако генеральный секретарь правящей партии Национальное движение Давид Киркитадзе утверждает, что военный бюджет настолько прозрачен, насколько этого вообще можно ожидать.

«Естественно, то, что является военной тайной, не станет известным для всех, - сказал он. - Однако то, сколько оружия мы закупили и сколько военнослужащих мы имеем - общедоступная информация, и все могут ее получить».

Но директор неправительственной организации «Справедливость и свобода» Ираклий Сесиашвили говорит, что его организация не получила ответа «ни на одно из писем, в которых мы требовали у руководства военного ведомства предъявить отчет о расходах по различным статьям».

Запросы Сесиашвили опираются на заключения Контрольной палаты Грузии по итогам недавно проведенной ревизии. Согласно этим данным, сказал он, в 2005-2006 годах в финансовых службах министерства обороны, которое в то время возглавлял Ираклий Окруашвили, в сфере учета и распределения денежных сумм царил полный хаос.

Тему нарушений в сфере военных расходов исследовал также военный обозреватель еженедельника «Квирис Палитра» Ираклий Аладашвили.

«В начале 2005 года в Украине было закуплено 15 тягачей. Каждый - за 42 тысячи долларов. Прошло два месяца, и точно такие же тягачи были закуплены по цене 52 тысячи долларов, то есть на 10 тысяч долларов дороже. Было куплено десять тягачей, то есть бюджет Грузии пострадал не меньше, чем на сто тысяч долларов», – сказал он.

«Я думаю, что непосредственно при президенте, верховном главнокомандующем, должна существовать какая-то структура вроде генеральной инспекции, которая могла бы контролировать все, что происходит, и докладывать об этом президенту».

Как сообщил IWPR министр обороны, подобная структура уже разработана - министерство вскоре перейдет на автоматизированную систему управления, что позволит обеспечить прозрачность расходов, как того требуют обязательства, данные Грузией в рамках Плана действий индивидуального партнерства с НАТО.

Между тем, Грузия уже представила в Брюсселе «стратегический обзор сферы обороны», в котором излагаются планы по переходу на долгосрочный бюджет. Министерство обороны опубликовало на своем сайте детальные данные по возросшим военным расходам. В отчете приводятся объемы ассигнований по всем приоритетным статьям за исключением одной – «закупки боевого оружия, техники и боевых материалов». Эта секретность, как объясняет руководство военного ведомства, является превентивной мерой.

«Это нужно для того, чтобы Россия не смогла повлиять на поставляющих оружие потенциальных партнеров и расстроить наши планы», - сказал в беседе с IWPR Ника Руруа, заместитель главы комитета национальной безопасности и обороны парламента Грузии.

Заверения грузинских властей о том, что увеличенные военные расходы предназначены исключительно для повышения эффективности грузинской армии и не будут использованы в отношении Абхазии и Южной Осетии, сами самопровозглашенные республики находят неубедительными.

«Люди в Южной Осетии чувствуют, что грузины противоречат сами себе, - сказала IWPR Белла Валиева, которая живет в столице Южной Осетии Цхинвали. – С одной стороны, они говорят о мирном урегулировании конфликтов, а с другой – все время увеличивают свой военный бюджет».

Борис Чочиев, заместитель председателя де-факто правительства Южной Осетии, отвечающий за переговорный процесс с Тбилиси, в создавшейся ситуации винит западные страны. По его словам, его правительство неоднократно ставило перед международным сообществом вопрос о наращивании Грузией своего военного потенциала, однако так и не получило «вразумительного ответа».

«Нас удивляет позиция стран, которые призывают нас разоружаться, в то время как сами вооружают агрессора в лице Грузии. Это не Грузия увеличивает свой бюджет. Эти деньги им дает Запад», - сказал он IWPR.

Тбилисский аналитик Арчил Гегешидзе считает, что грузинскому руководству следует более серьезно пытаться убедить Абхазию и Южную Осетию в том, что увеличение военных расходов не будет использовано против них. «Мы должны объяснить второй стороне, что сила наших вооруженных сил направлена не против их интересов, а служит благополучию нашего общего государства», - сказал он.

Закареишвили боится, что увеличение военных расходов может подорвать доверие. «Мы фактически посылаем им однозначное послание – что военный компонент в решении конфликта для нас довольно важен», - сказал он.

Коба Ликликадзе, военный обозреватель Радио Свобода, Тбилиси.
В подготовке статьи принимала участие корреспондент газеты «4 саати» Верико Тевзадзе, а также независимый журналист из Южной Осетии Ирина Келехсаева.