Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В АРМЕНИИ ПРОЦВЕТАЕТ НЕЛЕГАЛЬНАЯ БИРЖА ТРУДА

Большая часть армянского рынка труда остается "в тени".
By Karine Ter-Saakian

C утра до позднего вечера в самом центре Еревана шумит знаменитый «файла-базар”, то есть “черная биржа”. Мужчины среднего возраста с малярными и строительными принадлежностями толкутся около деловитых молодых людей, предлагающих работу.


На «черной бирже» всем заправляют именно эти молодые люди - маклеры. Они приходят сюда рано утром, часов в 6-7, так что к восьми часам утра большинство специалистов разобраны, остаются только разнорабочие.


"Рынок" этот функционировал и в советские времена – тогдашнее руководство мирилось с его существованием, несмотря на то, что он однозначно не признавался законом. То же происходит сегодня: власти закрывают глаза на деятельность "черной биржи", пользующейся на фоне высокой безработицы в стране большой популярностью.


"Искатели" заработка говорят, что приходят сюда, потому что найти работу через официальные структуры, занимающиеся трудоустройством, бывает очень сложно.


40-летний Оник потерял работу 15 лет назад. На «черной бирже» он бывает часто. «Я по профессии инженер-строитель, работал прорабом, потом остался не у дел, - сказал он IWPR. - Здесь можно получить разовую работу по ремонту квартир или на стройке».


В недавно опубликованном отчете государственного комитета статистики Армении указывается, что 9 процентов трудоспособного населения страны – т.е. 112 тысяч человек – не имеют работы.


Независимый экономист Эдуард Агаджанов, в прошлом возглавлявший Госуправление по статистике, с этими данными не соглашается. «Этого не может быть, - сказал он в беседе с IWPR. - Получается, что у нас безработица на уровне развитых стран".


"На самом деле цифры занижены в 2,5 раза. Некоторые эксперты даже считают, что они в 4-5 раз выше, то есть охватывают почти половину трудоспособного населения Армении".


По словам Агаджанова, в эти данные входит и скрытая безработица – "человек вроде имеет работу – занят на стройке или ремонтом квартир, но официально он нигде не числится, не платит налогов и на самом деле считается безработным».


Как говорят эксперты, на биржу приходят люди, которые отчаялись найти работу на официальном рынке труда и находят плату, взимаемую за свои услуги частными агентствами по трудоустройству, слишком высокой.


По словам сотрудника министерства по социальному обеспечению Армении, в настоящее время устроиться на работу в Армении не очень трудно. Хотя, тут же признал он, поиск работы через официальные каналы связан с определенными сложностями. «Правильно говорят, что официально стать в очередь на трудоустройство очень трудно, особенно это касается квалифицированных рабочих, - сказал он IWPR, отказавшись назвать свое имя. - Честно говоря, я думаю, что у нас безработица намного выше, чем об этом сообщается – по крайней мере в два раза».


Оник соглашается с теми, кто говорит, что полагаться на государство в поисках работы нет смысла, тогда как услуги частных фирм стоят слишком дорого.


«Можно, конечно, пойти в бюро по трудоустройству, встать в очередь. Но для государственных бюро нужна куча справок – о семейном положении, о стаже работы, с места жительства, - сказал он. - Там предложений можно ждать месяцами. Правда, там дают пособие, но оно уходит именно на сбор справок".


"В частных же агентствах берут половину первой зарплаты – это слишком много. Здесь маклеры за трудоустройство берут меньше - 20-30 долларов, так что стоит и постоять».


А на «черной бирже» жизнь идет своим чередом, лишь изредка спокойствие нарушают "разборки" между маклерами и рабочими. Здесь все поделено на сферы, и никто не заступает на «чужую территорию».


Спрос на рабочие руки повышается и понижается в зависимости от сезона. Сказывается на нем и общая ситуация на Южном Кавказе.


Многие из завсегдатаев "черной биржи" недавно вернулись из России и теперь вновь ищут работу.


«Я уехал из Армении в 1992 году, в Саратовской области сразу нашел работу – строили дома, дороги, - сказал IWPR 40-летний Рубен. - Потом к нам стали плохо относиться, решил вернуться. Деньги, которые привез с собой, уже кончились, а здесь меня один раз уже устроили на работу – ремонтировали частный дом. Надеюсь, еще раз повезет».


На «черной бирже» стоят и автомеханики, и дальнобойщики. Последним стало особенно трудно найти работу после того, как в сентябре в ответ на известные события в Беслане была закрыта грузино-российская граница.


"Теперь раз в неделю, может, привезем картофель или капусту из Ташира или Джавахка, и на том спасибо», - сказал профессиональный водитель Левон.


«Охрана обходится очень дорого. Правда, без нее до России просто не доедешь. Для этого существует охранная фирма. Берет дорого, но это стоит того», - сказал другой водитель.


Сотрудник центрального налогового управления Ашот Мхитарян указывает на необходимость установления контроля за деятельностью фирм по трудоустройству. «Очень часто они регистрируются как общественная организация или какое-нибудь малое предприятие, которые платят мало налогов. А с клиентов берут по полной ставке», - сказал он IWPR.


Мхитарян считает, что "черная биржа" будет существовать еще очень долго. «Когда безработица в стране действительно снизится до 9 процентов, тогда, может быть, надобность в «черных биржах» отпадет. А пока все останется как есть – маклеры зарабатывают, а государство остается внакладе», - сказал он.


Особенно востребованным является труд молокан – небольшой русской христианской общины, обосновавшейся в Армении в 19 веке. Собственно в столице их насчитывается всего около 2 тысяч человек, но успех молокан в поисках работы совершенно несоизмерим с их малочисленностью.


«Они работают чище, быстрее и более обязательные, - сказал IWPR Георгий Арутюнов, нанимающий рабочих для ремонта собственной квартиры. – Правда, и берут дороже, чем армянские ремонтники и маляры, но качество у молокан выше».


Почти во всех офисах крупных банков и фирм работают молоканские уборщицы. «Я не говорю, что армяне плохо чистят, просто у молокан это лучше получается», - сказал IWPR менеджер одного из армянских банков.


С ним соглашается старший прораб одной из ереванских строек Ашот Манукян. "На биржу в основном ходят маляры или разнорабочие – заказчик же не всегда понимает, кого он нанимает. Поэтому в последнее время частным ремонтом в Ереване занимаются молокане – на них можно оставить дом и уехать. Все сделают в срок и ничего не пропадет», - сказал он.


Оник считает, что у молокан своя «мафия», которая не дает другим заказы.


«Но зла я на них не держу – каждый устраивается как умеет. Просто обидно – неужели армяне так плохо стали строить, что молокане понадобились?» - спрашивает он.


Сами молокане в разговоры не вступают. «Они держатся обособленно. Правда, если дело не касается работы, то можно и поговорить. Просто у них совсем другая жизнь».


Карине Тер-Саакян, независимый журналист, Ереван