Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В АРМЕНИИ БОРЮТСЯ ПРОТИВ КУЛЬТА ПОГРЕБАЛЬНЫХ РИТУАЛОВ

Парламент страны старается предотвратить расширение кладбищ.
By Marianna Grigorian
, изображающая мужчину с грустным выражением, возвышается на центральном кладбище в городе Эчмиадзин. И она совсем не единственная. Неподалеку от нее, например, на трехметровом постаменте высится бюст другого погребенного.



Такие впечатляющие монументы обходятся в 60-80 тысяч долларов - баснословная сумма для такой бедной страны, как Армения. Однако эти затраты являются частью существующей традиции тратить больше денег на усопших, чем на живых.



«Многие богачи сегодня соревнуются друг с другом, - рассказал IWPR скульптор надгробий Саргис Ходжоян. - Они приходят и прямо говорят: «Мы готовы переплатить 500 долларов, только бы надгробие нашего усопшего было выше и роскошнее остальных».



Такое поведение лишь частично объясняется соревнованием. Основную роль здесь играет социальный заказ на соблюдение традиций в этой древней христианской стране.



Местная жительница, художник по профессии, вспоминает, что в семье не было денег для лечения ее матери, которая болела раком, в течение последних месяцев жизни. Однако после ее смерти семья заняла больше 10 тысяч долларов на похоронную церемонию и надгробный памятник.



«Такие деньги могли бы помочь матери прожить дольше, а ее страдания были бы меньше, но для моих родственников важным было не это», - говорит эта женщина, которая попросила не называть ее имени.



Похороны прошли с соблюдением всех правил, а семья еще несколько лет будет погашать денежный долг.



Парламент страны оказался настолько озабоченным данной тенденцией, что в конце февраля принял новый закон, направленный на уменьшение расходов населения до боле умеренного уровня. Закон направлен не только против огромных надгробных памятников, но и больших расходов на землю для могил.



По армянской традиции, чем расточительнее похоронный ритуал, больше могила и роскошней надгробный памятник, тем больше уважают усопшего его родственники.



По мнению автора закона, депутата Народного собрания Владимира Бадаляна, новый закон должен положить конец «исступленному стремлению населения приобретать большие и роскошные могилы».



«Я видел могилу, которая занимает 260 квадратных метров. Это нормально?», - спрашивает он.



По мнению Размика Арутюняна, работающего инженером в похоронной компании «Ритуальное обслуживание граждан», «существующие сегодня в пределах Еревана кладбища занимают, по официальным данным, 5 процентов общей территории города. Однако реально эта площадь как минимум в два раза больше».



По прогнозу Арутюняна, если положение не изменится, разрастающиеся кладбища могут поглотить половину территории Еревана.



Этого не произойдет, если закон Бадаляна будет подобающим образом задействован. Согласно закону, на одного усопшего предусматриваются только 2,5 квадратных метра, а семейная могила в расчете на четыре захоронения может составлять не более 12,2 квадратных метров.



Строго ограниченные в размере места на кладбищах будут предоставляться бесплатно.



Официальные цены и по старой системе не были высокими – 12 тысяч драмов или около 26 долларов за одну могилу.



Однако старое законодательство не определяло четко размер могил, что привело к формированию неофициальной системы цен. На столичных кладбищах цены за место в 5-6 квадратных метров начинаются с 1 тысячи долларов и достигают 5-6 тысяч. Цены определяются в зависимости от месторасположения: лучшими и почетными считаются места, расположенные ближе к входу.



В сельских районах цены сравнительно скромные. На кладбищах в пригородных селах цены колеблются в пределах 30-50 долларов за место, а в более отдаленных селах места в основном бесплатные. Следовательно, многие выбирают доступные для них могилы.



Жительница Эчмиадзина Аида Агасян вспоминает: «Одному моему знакомому назначили такую сумму за место на кладбище, что он поехал в деревню [откуда семья родом] и похоронил отца в могиле матери. Так многие поступают».



Специальные пункты закона запрещают также неупорядоченную продажу предметов траурной церемонии. На одной из центральных улиц Еревана Нар-Досе выставлены гробы различных размеров и отделки, что заставляет горожан по возможности обходить ее стороной.



«Повсеместная демонстративная продажа предметов траурных церемоний, портящих настроение людям, отныне запрещается законом. Подобные предметы должны продаваться либо за городом, либо в специальных магазинах с затемненными или занавешенными окнами», - сообщил Бадалян.



Спорным может оказаться положение закона, согласно которому предусматривается строительство крематория, что противоречит армянской традиции. Правительство уже выделило сумму для строительства.



Ожидается, что крематорий приостановит безудержное разрастание кладбищ. «Десять гектаров территории и мемориальная стена полностью удовлетворят нужды на несколько лет и не понадобится занимать другие территории», - говорит Бадалян, который добивается выполнения закона.



Однако идея сжигания, а не захоронения останков была встречена с некоторой враждебностью в обществе, особенно в Армянской Апостольской Церкви.



«Церковь против кремации, - сказал духовный настоятель церкви Святого Саргиса отец Акоп Хачатрян. - Господь говорит: был землей, и превратись в нее, а кремируя тело, мы вмешиваемся в провидение Божье».



Отец Акоп считает, что проблему можно решить, если не строить на кладбищах огромные мавзолеи и памятники.



Бадалян уверен, что люди рано или поздно согласятся с этой идеей во имя живых, а не мертвых. «Известные своими плодовыми деревьями сады Шаумянского района Еревана еще 7-8 лет назад начали постепенно превращаться в кладбища. Через 100 лет будем вынуждены ходить по кладбищу. А я хочу, чтобы в моем городе было больше садов и мест отдыха», - говорит он.



Марианна Григоря, Гаяне Мкртчян, корреспонденты еженедельного интернет издания Armenianow.