Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В АНДИЖАНЕ УЖЕСТОЧИЛСЯ КОНТРОЛЬ ЗА ХЛОПКОМ

Новый губернатор области прибегает к жестким мерам для того, чтобы спасти небольшой урожай хлопка.
By IWPR staff
Руководство Андижана приняло более жесткие меры по пресечению контрабанды хлопка-сырца, урожай которого в этом году был собран в Ферганской долине очень поздно и в таком объеме, что установленные жесткие нормы производства не были выполнены.

Новая кампания началась спустя полтора года со дня, когда правительственные войска открыли огонь по мирным митингующим в Андижане, убив сотни человек. Волнения, в организации которых Ташкент обвинил боевиков-исламистов, во многом расценивались людьми этого бедного региона как мирный протест против экономических условий, в которых они живут.

Плохой урожай в Андижане в этом году означает, что местное правительство будет привлекать к ответственности тех, кого подозревают в хранении собранного хлопка с целью его дальнейшей продажи, либо незаконной переправки в соседний Кыргызстан, где в предыдущие годы предприниматели заполнили свои склады и даже свои дома хлопком из Узбекистана.

Один из недавних случаев: Маруфжон Ергашев и Акмальжон Мирзакаримов, проживавшие в деревне Бештол Наманганской области Ферганской долины, были приговорены к 4 и 5 годам лишения свободы, соответственно, за хранение 440 килограммов краденого хлопка, что составляет 160 000 сумов или около 140 долларов США в денежном эквиваленте. Покупатели получили по 2 года заключения.

Несмотря на то, что фермерские хозяйства в Узбекистане являются частной собственностью, государство продолжает вести себя так, как если бы Советский Союз все еще существовал, указывая, где хлопок должен выращиваться, устанавливая производственные объемы, скупая урожай по низким ценам и всячески пресекая попытки фермеров продавать хлопок самим и вывозить его за границу. Правительственные агентства, отвечающие за производство хлопка, затем продают его на мировом рынке, получая значительную прибыль в твердой иностранной валюте.

Большие «ширкаты», пришедшие на смену советским колхозам, приватизируются, а мелкие дехканские хозяйства, состоящие обычно из членов одной семьи, владеющей маленьким земельным наделом, еле сводят концы с концами. Но все они попадают под ограничения, установленные государственной монополией на сельское хозяйство, согласно правилам которой весь хлопок является собственностью государства.

Приблизительно 600 000 тонн хлопка было продано на Второй международной ярмарке хлопка, которая прошла в Ташкенте в октябре, а по официальным данным, урожай этого года может превысить рекордный объем прошлого года, когда было собрано 3,7 миллиона тонн, что может обогатить государственную казну на 1 миллиард долларов США.

Однако по некоторым признакам, андижанский хлопок был доставлен с опозданием и его объем был ниже среднего показателя по стране. Житель деревни Ёркишлог Бозорвой Ёлдошев говорит, что Андижан всегда был первым в сборе урожая и продаже своей доли государству. Однако в этом году вышло иначе.

В октябре президент Ислам Каримов отправил в отставку губернатора Андижанской области Сайдулло Бегалиева. По мнению аналитиков, президент тянул с увольнением Бегалиева для того, чтобы избежать прямой связи этого решения с событиями в Андижане в прошлом году. Однако когда впоследствии Каримов говорил о том, что губернатор не смог разрешить социальные проблемы области, стало понятно, что он неявно, но признал тот факт, что митинги в мае 2005-го года были спровоцированы не только религиозным порывом.

Узбекский аналитик, живущий за границей, но все же попросивший не называть его имени, рассказал, что отставка Бегалиева состоялась спустя несколько месяцев хождения слухов о том, что его скоро уволят. «Именно поэтому он не подготовился к сбору хлопка», - говорит он.

Новый губернатор Ахмад Усмонов до этого назначения был главой милиции Наманганской области. Однако даже он не смог спасти ситуацию с урожаем, поскольку прибыл слишком поздно – поздней осенью.

Действуя, опираясь на свой опыт работы в органах безопасности, Усмонов инициировал применение суровых мер к любому, кто попытается получить даже малейшую личную выгоду с продажи хлопка.

Губернаторы областей могут быть отправлены в отставку за то, что они не выполняют установленного производственного плана, особенно если речь идет о выращивании такой важной культуры, как хлопок. Так что суровые меры, осуществляемые Усмоновым, могут быть попыткой показать, что он предпринимает серьезные попытки нарастить производство хлопка с показателей ниже среднего даже в том случае, если объем хлопка, хранимого незаконно, будет небольшим.

По официальным данным, большая часть контрабанды хлопка проходит через Ферганскую долину, находящуюся в непосредственной близости к Кыргызстану. Андижанские суды заняты рассмотрением множества «хлопковых» дел. Только в сентябре были переданы 20 дел в Избасканский уголовный криминальный суд, 11 - в Кургонтепский и 2 - в Булокбашинский. Все судебные процессы широко освещались в подконтрольных государству средствах массовой информации.

«Ранее об этом практически ничего не сообщалось, а в эту хлопкоуборочную кампанию чуть ли не в каждом номере областной газеты "Андижоннома" публикуется материал сотрудника прокуратуры или милиции, граждан, клеймящий позором воров, позарившихся на "честь и совесть узбека», - говорит 65-летний пенсионер из Андижана Бахром Убайдуллаев.

Во всех репортажах хлопок называют «совестью и честью узбека». Такая тактика может играть на патриотических чувствах и приверженности к сбору урожая, однако она резко контрастирует с распространенной критикой узбекской индустрии хлопка со стороны международного сообщества за использование детского труда и других видов эксплуатации. Тысячи людей мобилизуют каждый год для сбора хлопка вручную, включая детей школьного возраста.

По словам жителей одной деревни, в самом начале сбора урожая власти подняли закупочную стоимость хлопка до 70 сумов (50 центов) за килограмм.

«Но даже эти мизерные деньги, которые должны платить за собранный хлопок, сборщики получают не всегда вовремя», - говорит Хурниса Калонова, жительница одного из сел приграничного района. По ее словам, сначала работавшим на сборе хлопка платили вовремя, но затем стали задерживать выплаты.

«В Киргизии же цена намного выше и расчет производится сразу на месте. Не случайно в приграничье на кыргызской стороне поставили несколько мини-хлопкоочистительных заводов, рассчитанных именно на хлопок, продаваемый с узбекской стороны», - говорит Калонова.

Узбекские пограничники установили дополнительные пропускные пункты и стали усиленно патрулировать границу для предотвращения незаконного провоза хлопка через границу.

По словам одного милиционера из Пахтаобода, в Андижанской области, краденый хлопок транспортируется через границу на лошадях. Он рассказал, как милиции пришлось сделать несколько выстрелов, чтобы разогнать людей с лошадьми, ожидающих покупателей хлопка.

«Трудно осуществлять контроль за всеми. Вроде бы нормальные и взрослые люди, но воруют бессовестно свое же богатство», - говорит милиционер.

Житель Еркишлога Ильхом Худойберганов говорит, что многие прячут свой хлопок до зимы. Они думают, что, как только выпадет снег, патрулирование границы прекратится, и они вновь смогут переправлять хлопок.

«Говорят, что хлопок - богатство Узбекистана. Но где же это богатство? Куда оно уходит? - спрашивает жительница села Шукурмерген Мархаматского района Андижанской области. - Мы работаем как рабы, а не как нормальные люди. Я считаю, что это не воровство, а борьба за жизнь - борьба за выживание».

Имена людей, давших интервью, изменены в статье в целях их безопасности.