Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В АЗЕРБАЙДЖАНЕ ЗВУЧАТ ЗАЯВЛЕНИЯ О ПРАВОНАРУШЕНИЯХ В АРМИИ

Не дедовщина ли стала причиной, побудившей трех военнослужащих азербайджанской армии пересечь линию фронта?
By Jasur Mamedov
В Азербайджане разгорелся спор о дисциплине и правонарушениях в вооруженных силах страны. Причиной, вызвавшей столь горячее обсуждение этой темы, послужило – помимо фиксируемого роста числа случаев неуставных отношений и самоубийств в армии – странный случай с одним азербайджанским сержантом, о котором говорят, что он добровольно сдался армянским войскам.

20-летний Самир Мамедов попал в плен к армянской стороне 24 декабря прошлого года на границе между Газахским районом на северо-западе Азербайджана и армянским Иджеваном.

Армянские и азербайджанские войска расположились друг против друга вдоль общей границы двух стран, а также вдоль линии прекращения огня, окружающей ставшую причиной конфликта территорию Нагорного Карабаха.

В январе руководитель рабочей группы Государственной комиссии Армении по делам пленных, заложников и пропавших без вести Армен Каприелян сообщил, что Мамедов отказывается возвращаться в Азербайджан.

«Самир Мамедов сознательно перешел государственную границу и добровольно сдался. Его не брали в плен, как пишут азербайджанские источники», – сказал Каприелян в беседе с армянскими СМИ.

Пресс-атташе министерства обороны Армении Сейран Шахсуварян в свою очередь заявил, что Мамедов жаловался на избиения и унижения со стороны азербайджанских офицеров. По сообщениям армянских средств массовой информации, Самир попросил отправить его в третью страну – например, в Норвегию.

Министерство обороны Азербайджана категорически опровергает эти заявления.

Домыслами назвал утверждения армянской стороны сотрудник пресс-службы министерства Ильгар Вердиев. «В нашей практике мы не сталкивались с фактами, когда азербайджанские солдаты добровольно сдавались в плен», – сказал он IWPR.

Между тем за последние три месяца произошли и другие подобные случаи, когда азербайджанские солдаты оказывались – при сомнительных обстоятельствах – в армянском плену. Так, 7 декабря в Агдамском районе военнослужащие армянской армии Карабаха захватили в плен Вусала Гараджаева. Позднее карабахские армяне заявили, что Гараджаев сознательно перешел на армянскую сторону, так как подвергался избиениям со стороны сослуживцев.

31 декабря на участке границы Газах-Иджеван захвачен в плен был еще один солдат – Эльданиз Нуриев.

Позднее при посредничестве Международного комитета красного креста оба военнослужащих были возвращены в Азербайджан.

Поначалу азербайджанское министерство обороны заявляло, что Гараджаев и Нуриев случайно перешли линию фронта, заблудившись в тумане. Однако сейчас эти солдаты находятся под стражей, обвиняемые в самовольном покидании военного поста и измене родине.

В ходе расследования этих дел выяснилось, что Гараджаев действительно подвергался избиениям в воинской части, где служил.

Военный эксперт полковник-лейтенант в запасе Узеир Джафаров считает нелогичным обвинять попавших в плен азербайджанских солдат в измене родине.

«Просто обнаглевшие командиры министерства обороны придумали эти обвинения для того, чтобы освободить себя от ответственности, – сказал он IWPR. – Во-первых, куда смотрит министерство обороны, если солдаты свободно разгуливают по заминированному боевому полю и переходят на армянскую сторону? Обвинение пленных солдат в измене родине оскорбляет не только азербайджанских солдат, но и весь азербайджанский народ».

В то же самое время Джафаров говорит о том, что правонарушения в вооруженных силах стали обычным явлением.

«Почему командиры, подвергающие насилию своих солдат, не привлекаются к ответственности? – возмущается он. – Только за прошлый год в военных судах расследовалось около 200 дел, большинство которых были связано с коррупцией и насилием в отношении солдат».

По мнению эксперта, вполне может быть, что арест двух вернувшихся из плена солдат и является причиной, по которой Мамедов не желает возвращаться в Азербайджан.

По информации Центра журналистских расследований «Доктрина», если в предыдущие годы 60-70 процентов потерь среди военнослужащих были боевыми (то есть произошли при перестрелках с противником или, например, в результате разрывов мин), то в течение прошлого года 75 процентов потерь не имели никакого отношения к боевым действиям. Эксперты Центра считают эти данные показателем того, что в армии участились случаи неуставных отношений и, как следствие этого, самоубийств среди военнослужащих.

Центр отмечает, что за последние три месяца по обвинению в коррупции было арестовано около 30 азербайджанских офицеров, в их числе несколько полковников.

С большим интересом обсуждаются в Азербайджане действия двух высокопоставленных офицеров, которые попытались привлечь внимание общественности к правонарушениям в армии, а теперь объявили голодовку. Протест полковника-лейтенанта Азера Гасымова связан с тем, что после жалоб на произвол в министерстве обороны, его перевели из военной части в Баку в отдаленный Нахичеван и понизили в должности. Более того, ему вдвое сократили зарплату.

Другой полковник-лейтенант Расим Мурадов, который занимал должность заместителя командира в миротворческой военной части в Баку, объявил голодовку после того, как его, заговорившего о коррупции среди азербайджанских миротворцев в Ираке, Косово и Афганистане, также перевели в Нахичеван.

Участившееся заявления о правонарушениях в азербайджанской армии заставили уполномоченного по правам человека Эльмиру Сулейманову направить запрос в министерство обороны.

«Мы обратились к министру обороны в связи с пленением и притеснением солдат. В обращении выражено желание учесть произошедшие события и увеличить внимание к дисциплине в воинских частях», – сказала Сулейманова IWPR.

По мнению экспертов, повышенное внимание к проблемам правонарушений и коррупции в азербайджанской армии связано с реализацией Плана действий по индивидуальному сотрудничеству с НАТО в 2007 году. Именно этим, говорят они, объясняется более пристальный интерес военной прокуратуры и министерства национальной безопасности к происходящему в вооруженных силах.

Меж тем родные Самира Мамедова надеются, что скоро он вернется домой. Они все время поддерживают связь с Международным комитетом красного креста, сотрудники которого уже 12 раз встречались с Самиром и передали Мамедовым три письма от него.

В одном из писем Самир пишет: «Забудьте обо мне и не волнуйтесь. Видно, так сложилась моя судьба».

Однако его родственники считают, что он писал эти письма под принуждением. Вот что сказал дядя Самира Видади Мамедов: «Мой племянник очень любит свою родину. Не исключено, что на Самира оказывали психологическое давление».

Узнать, оказывалось ли на Мамедова давление, можно будет – как сказали IWPR в Государственном комитете по делам пленных, заложников и пропавших без вести – только после того, как он вернется на родину. В Красном кресте отказались давать какие-либо комментарии по этому поводу на том основании, что организация выступает в этом деле единственно в качестве беспристрастного посредника.

Джасур Мамедов, военный обозреватель газеты «Айна-Зеркало», Баку