Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ВЫБОРЫ В ЧЕЧНЕ: ТОЧНО ПО ПЛАНУ

День выборов президента Чечни прошел спокойно - без терактов и особой активности со стороны избирателей.
By Timur Aliev

Пожилая женщина выходит из-за ширмы, где заполняла предвыборный бюллетень. Она кидает его в предвыборную урну и, обращаясь к сидящим напротив членам избирательной комиссии, громко говорит: "Удачи ему во всем! Пусть все, что он задумал, сбудется! Победы ему в первом туре!"


"А кому ему-то?", - не выдерживает наблюдающий за происходящим местный фоторепортер.


"Как кому? - удивляется вопросу женщина. - Кадырову".


Удивление неизвестной избирательницы неслучайно. Задолго до 5 октября, дня выборов, жителям республики было ясно - победит Кадыров. Тревожило другие, более важные, вопросы. Следует ли ждать терактов в день выборов? Будет ли явка достаточно высокой для того, чтобы избрание Кадырова могло считаться законным?


Как бы то ни было, день прошел спокойно. Впрочем, наблюдатели полагают, что чеченскому лидеру не удалось заручиться тем количеством голосов, на которое он рассчитывал.


Эта заведомая уверенность Кадырова основывалась не столько на работе московских пиарщиков из "Консалтинг групп", которые в течение двух месяцев "ковали" его победу, и тем более не на харизме будущего президента. Главным основанием для нее была работа огромной команды, что стояла за ним - от Владимира Путина до безымянных агитаторов в майках с портретом "главного кандидата".


Дело даже не в пресловутом административном ресурсе, о котором так много говорили и писали в СМИ, особенно в начале предвыборной гонки. Просто у Кадырова не осталось конкурентов. Последний его серьезный противник - Малик Сайдуллаев - был снят с предвыборной гонки 12 сентября. Фактически днем победы Кадырова можно считать эту дату.


"Выборы в Чечне на самом деле шли на арене в Кремле. Это там была борьба между группировками и кланами, каждый из которых поддерживает своих кандидатов. Когда в Кремле эта борьба завершилось, судьба выборов была решена", - сказал московский специалист по выборам глава группы "Меркатор" Дмитрий Орешкин в телефонном интервью корреспонденту IWPR.


"Чечня - это тот регион, где Кремль не может ошибаться", - считает президент Фонда "Политика" Вячеслав Никонов.


"Вся политика России в отношении Чечни выстраивалась через Кадырова, и продолжение ее предполагалось опять же именно через него. Выстраивать новую политику в нынешних условиях было невыгодно".


Никто из остальных семи кандидатов оказался не в состоянии оказать серьезное сопротивление избраннику Кремля. Некоторые из избирателей что-то слышали об одном из участников выборов - Абдулле Бугаеве, который некогда являлся заместителем премьер-министра в промосковском правительстве Грозного - и только.


Вспышки насилия в самый день выборов - вот единственное, что могло повлечь неприятные последствия для Кадырова. Ведь сторонники продолжающего борьбу за независимость Чечни Аслана Масходова, избранного президентом республики в 1997 году, бойкотировали выборы.


"На весь день голосования я выезжала в село", - рассказывает сотрудник администрации Грозного Луиза Баканаева. - "Не то, чтобы боялась, было довольно спокойно, но все-таки как-то жутковато".


Даже удивительно теплая погода не смогла 5 октября выманить горожан на избирательные участки. На обычно многолюдном центральном рынке продавцов было больше, чем покупателей. По словам торговки рыбой Сапет Улубаевой, она "не пошла на выборы, так как предполагала в отсутствие "конкурентов" что-нибудь заработать". "Но не получилось - покупателей не было", - говорит она.


Однако опасения грозненцев не оправдались. По данным пресс-службы МВД ЧР, за соблюдением законности на улицах городов и сел Чечни были призваны следить около 10 тысяч чеченских милиционеров и почти три тысячи российских солдат. Но явного военного присутствия, если не считать непосредственно сами избирательные участки, в городе заметно не было. Разве что при входе же в участки избирателей проверяли при помощи металлоискателя.


Показатель явки обеспечили три категории граждан - пенсионеры, чиновники и сельские жители.


"Мы хотим, чтобы все в нашей республике изменилось к лучшему, чтобы бедные люди перестали мучаться", - сказал 83-летний Магомед Ибрагимов. - "Чувствуется, что Ахмад [Кадыров] старается сделать так, чтобы нам было лучше. Может быть, его подчиненные плохо доносят до него эти сведения".


Большая электоральная активность с утра отмечалась и в селах. Объясняется это тем, что в селе все друг друга знают. "Скрыть, что ты не пошел на выборы, невозможно", - сказал житель села Урус-Мартан Адлан Магомадов.


Некоторые работники избирательных комиссий признают, что многие жители явились на избирательные участки против своей воли. "Приходили люди, которые боялись, что если они не проголосуют за Кадырова, у них могут быть неприятности на работе", - говорит председатель участковой избирательной комиссии № 382 в Грозном Фатима Ковраева.


"При этом их конкретно никто не запугивал. Но общая атмосфера в республике была такая, что выбор оставался простой - или голосуй за Кадырова, или голосуй за Кадырова".


В 13 часов председатель избирательной комиссии Чечни объявил: выборы можно считать состоявшимися, поскольку, по последним данным с участков, 50-процентная явка уже обеспечена. Позднее сообщалось, что в выборах приняли участие 82 процента жителей Чечни, и 87 процентов из них проголосовали за Кадырова.


Независимые наблюдатели склонны подвергать эти данные сомнению. Исполнительный директор правозащитной организации "Московская хельсинская группа" Татьяна Локшина на специальной пресс-конференции рассказывала о том, как на избирательных участках, где была зафиксирована явка в 29 процентов, наблюдатели в течение часа видели всего лишь двух-трех человек, желающих проголосовать.


"На наш вопрос: "Как же так? У Вас к 13.30 уже 29 процентов избирателей проголосовали, а на участке не идно абсолютно никакой активности", тут же последовал ответ: "Что вы! Просто вы в неправильное время пришли. Зашли бы час назад! Мы тогда просто с ног сбились. А теперь разошелся народ. У людей дела, хозяйство, огороды. Вот еще часика через три снова наплыв будет. Просто время неправильное выбрали".


"В одном селе мы были в 10.30, в другом - в 11.30, так и ездили до самого вечера. И каждый раз время оказывалось "неправильным". Везде - избиратель только что ушел, а новый еще не дошел".


Другой наблюдатель - правозащитник Антуан Аракелян из Санкт-Петербурга - менее критичен, но также считает, что официальные данные по явке были значительно завышены. "Я ездил по избирательным участкам. В целом явка - возможно порядка 35-50 процентов, но никак не 80", - сказал он.


"Выборы 1997 года были более законными, чем нынешние", - считает Магомед Мусаев, который в 1996-97 годах служил заместителем венного главы Грозненского района Октябрьское, а сегодня подрабатывает водителем такси. - "Те выборы признал весь мир, и на них присутствовали международные наблюдатели - не то, что теперь. Но тех выборов в России сегодня не помнит никто. Может быть, то же случится и с этими выборами, если этого захочет Кремль".


Между тем, уже на следующий после выборов день в Чечне про них не вспоминали. Люди начали возвращаться в город к своим рабочим местам. Особых изменений после "легитимизации" Кадырова они не ожидают. "От того, что он стал президентом, не предвижу никаких реальных изменений", - говорит учительница русского языка и литературы Света Исаева. - "Для этого Кадыров и был выбран, чтобы все осталось так, как было. Да и разве это были выборы? Выборы прошли уже давно, а вчера было просто 5 октября".


Тимур Алиев, редактор выходящей в Грозном газеты "Чеченское общество", постоянный контрибутор IWPR