Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ВЫБОРЫ «ПО-ТУРКМЕНСКИ»

Предстоящие парламентские выборы не дадут избирателям никого выбора и никакой надежды на перемены.
By Murad Novruzov

Приближающиеся парламентские выборы в Туркменистане с большим скепсисом воспринимаются международным сообществом и с полной апатией – населением страны.


19 декабря в Туркменистане состоятся выборы в Меджлис (парламент), которые эксперты уже расценили как бесполезную трату времени, не способную создать даже видимость демократии.


Президент Туркменистана Сапармурат Ниязов, именующий себя Туркменбаши, или «Отец туркмен», уже обеспечил себе пожизненное президентство в этой отрезанной от остального мира стране, где, несмотря на богатейшие природные ресурсы, большая часть населения живет в беспросветной нужде.


Туркменбаши установил в стране культ своей личности и то и дело удивляет свой привыкший ко всему народ самыми экстравагантными и неоправданно бесчеловечными капризами, при этом беспощадно расправляясь с малейшими проявлениями непослушания и инакомыслия.


Невзирая на скептицизм международных наблюдателей и безразличие населения, туркменские газеты вовсю трубят об «открытости, честности и состязательности» предстоящих выборов.


Единственная действующая в стране партия – Демократическая партия Туркменистана – готовится повторить «триумф» 1999 года, когда она получила все 50 мест в парламенте и выбрала спикером самого Туркменбаши.


Никто из кандидатов не говорит о борьбе с бедностью, повышении уровня жизни, борьбе с преступностью и наркоманией. Все они лишь клянутся в верности «Великому кормчему» и его идеям.


Основной частью всех предвыборных программ нынешних кандидатов является «широкая пропаганда и практическое использование идей ниязовской книги «Рухнама» (в этом году вышел второй том) в деле «воспитания подрастающего поколения, возрождения духовно-нравственных ценностей туркменского народа». Встречаясь с избирателями (встречи проводятся в госучреждениях и носят обязательно-принудительный характер), кандидаты заверяют их, что в случае избрания их депутатами Меджлиса они «сделают все возможное, чтобы оправдать доверие избирателей, будут честно и преданно служить своему президенту - Великому Туркменбаши, народу и Родине».


Все 139 кандидатов – туркмены по национальности. Таким образом, многочисленные узбекская, казахская, русская и азербайджанская диаспоры Туркменистана в законодательном органе представлены не будут.


Представитель туркменского проекта Института «Открытое общество» Эрика Дэйли отмечает, что отсутствие у избирателей малейшего выбора и неспособность данных выборов что-либо изменить в системе государственного устройства Туркменистана делают их совершенно бессмысленными.


«Мы не может воспринимать такие выборы всерьез и не станем направлять на них наблюдателей, - говорит она. - Туркменские выборы – не просто бессмысленная трата времени; это – злая пародия на демократическое общество».


ОБСЕ предприняла попытку направить в Туркменистан своих наблюдателей, но членам предварительной делегации было отказано в визах.


Дэйли вообще кажется странным проявленный ОБСЕ интерес к выборам в «однопартийном» государстве, где у населения нет возможностей для волеизъявления.


«Очень жаль, что ОБСЕ вообще признала эти «выборы» как таковые. Ведь это – не более, чем ритуальный танец, исполняемый со времен СССР», - говорит она.


Однако в Управлении ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (УДИПЧ) с ней не согласны. Здесь считают, что было бы полезно ознакомиться с электоральным процессом в Туркменистане.


«Нам необходимо на месте ознакомиться с ситуацией прежде, чем принять решение о направлении наблюдателей, но нам не дали визы», - сказал представитель УДИПЧ Урдур Гуннарсдоттир.


Прежде, чем принимается решение о направлении наблюдателей на выборы в конкретную страну, стандартная процедура УДИПЧ предусматривает ознакомительную поездку в эту страну, в ходе которой делегация УДИПЧ встречается с представителями власти, неправительственных организаций и СМИ.


По мнению экспертов, даже если бы делегации ОБСЕ разрешили въезд в Туркменистан (чего не случилось), на месте у нее возникли бы большие трудности, так как в стране отсутствуют независимые СМИ и неправительственные структуры.


«Нам также необходим был доступ к выборному процессу на всех уровнях, а это невозможно без наличия доброй воли властей», - добавил Гуннарсдоттир.


В любом случае туркменское правительство попросту проигнорировало запрос УДИПЧ по поводу предвыборной ознакомительной поездки.


Выборы в Туркменистане уже много лет назад превратились в фарс. Они происходят независимо от волеизъявления народа и поэтому его мало интересуют. По мнению местных экспертов, политическая активность туркменского народа равна нулю. При этом, по официальным данным, на предыдущих парламентских выборах 2000 г. явка избирателей составила 99,9%.


Согласно проведенному нами импровизированному социологическому опросу в Ашгабате, где, казалось бы, политическая активность населения должна быть максимальной, более половины жителей столицы вообще не слышали о предстоящих выборах. Те же, кто о них знает, не видят смысла в них участвовать.


«Какой смысл участвовать в выборах, если наше участие ничего не решает, и из года в год «нужные» кандидаты проходят в парламент с результатом 99,9%. Уже много лет никто из моих родственников и друзей не голосует», - говорит Дерья - молодой водитель автобуса.


Жительница столицы, просившая не называть ее имени, охарактеризовала выборы так: «В последние годы для меня выборы означают, что власть устроит лишний раз себе праздник, а мужу на работе опять не дадут зарплату, задержат на месяц, два, потому что все бюджетные деньги уйдут на организацию этих самых выборов».


Компания молодых людей на наш вопрос ответила, что о выборах они не слышали и им это не интересно, но флажки по всему городу они заметили. «Наверное, праздник какой-то», - заметил один.


На самом деле явка избирателей на выборах 2000 г. была крайне низкой, а в этом году, вероятно, будет и того ниже.


Работник одного из столичных избирательных участков подтвердила: «Явка на избирательные участки – катастрофически низкая». Она также признала, что избирательные участки фальсифицируют голоса, чтобы скрыть от руководства реальное положение с явкой избирателей.


«Каждый раз все меньше и меньше людей приходят голосовать. Как правило, приходят те, кого заставляют по месту работы, - сообщила она. - Раньше после завершения голосования на участке мы ходили по домам с урной, чтобы обеспечить хоть какое-то число голосов. Но в последнее время перестали делать и это - голосуем сами…»


Мурад Новрузов – псевдоним журналиста из Ашгабата.