Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ВТОРОЙ ШАНС РОССИИ В ЧЕЧНЕ

Чеченские власти потеряли доверие людей, большая часть которых хотят лишь
By Kharon Deniev

правителей. Это дает России второй шанс покорить и удержать Чечню - но


только, если на этот раз Москва поведет себя иначе.


Харон Дениев, Ставрополь (CRS No. 1, 8-Oct-99)


Сегодняшний кризис в Чечне берет начало в 1996 году, когда в Хасавюрте


(Дагестан) Россия подписала унизительный для нее договор из 20 пунктов,


призванный положить конец разрушительной войне против чеченских


сепаратистов, которая продолжалась год и 8 месяцев.


В то время казалось, что целью России является возможность получить


передышку перед очередной попыткой разрешить чеченскую проблему. Политика


Москвы после заключения хасавюртского соглашения служит подтверждением


этому. Россия не выполнила ни одного из 50 или более подписанных соглашений


и обязательств, достигнутых в ходе переговоров.


Москва последовательно ссылалась на отсутствие денег, на "неконструктивную


позицию" Грозного, на организованную преступность и, главным образом, на


неспособность президента Чечни Аслана Масхадова контролировать республику


или сдерживать вооруженные до зубов преступные группировки, хозяйничающие в


Грозном.


Сила этих группировок действительно стала проблемой для слабой власти в


Грозном. Масхадов был бессилен остановить вооруженные отряды Шамиля


Басаева, вторгшиеся в Дагестан в начале августа, поскольку, как выяснилось,


оппозиция имела гораздо большую военную мощь, чем силы, верные чеченскому


президенту.


Президент Чечни не имел контроля даже над детской площадкой в 300 метрах от


президентского дворца, где в течении всего лета каждый вечер собирались


лидеры преступных группировок для выяснения отношений. Поскольку все


присутствующие были хорошо вооружены, эти встречи, как правило,


заканчивались перестрелками на глазах студентов Грозненского универститета.


По свидетельству очевидцев одной такой перестрелки перед президентским


дворцом, по крайней один студент был использован бандитами в качестве


"живого щита", а случайные прохожие оказались под перекрестным огнем.


Жители Грозного возмущены этим продолжающимся беззаконием и многие их них


начинают думать, что единственным выходом из этой ситуации является возврат


к прежней российской власти. В сознании многих людей зреет мысль о том, что


нынешнее чеченское правительство неспособно или незаинтересовано в


установлении порядка и создании основ гражданского общества, и поэтому


российские власти должны будут рано или поздно вмешаться.


Однако урегулирование чеченского кризиса целиком зависит от того, как


поведут себя федеральные силы в эти первые решающие дни. Если им удасться


найти общий язык с большинством населения Чечни, настроенным в пользу


России, шансы на успех значительно возрастут.


Но если российская армия будет по­прежнему выбивать боевиков из мирных сел


воздушными ударами и бомбардировками, ведущими к огромным жертвам среди


гражданского населения, Москва увязнет в Чечне на многие годы.


На данном этапе возможны три исхода российского вторжения в Чечню. Первый и


наиболее оптимистический: ценой минимальных разрушений и потерь среди


военнослужащих и мирного населения Россия восстанавливает свою власть в


нескольких районах Чечни. Затем она демонстрирует местному населению,


измученному хаосом, беззаконием и войной, преимущества российского


правления, давая возможность людям жить и работать без страха, пользоваться


медицинским обслуживанием и посылать детей в школу. Согласно этому


сценарию, восстановление контроля над остальной частью Чечни будет


осуществляться очень медленно.


Второй, наиболее вероятный результат: ценой огромных жертв среди


гражданского населения и солдат, а также силой и устрашением Россия


принуждает Чечню капитулировать и подчиниться новой власти. Множество сел


будет разрушено, а жители в панике покинут свои дома. Это удовлетворит


Москву и высший генералитет, который сможет рапортовать о скорой победе. Но


этот результат ничего не решает. Криминальные группировки, похищавшие людей


вчера и воюющие с Россией сегодня, станут национальными героями Чечни


завтра. У Москвы не останется никакой надежды на восстановление своей


репутации среди чеченцев. Тем не менее, этот вариант является наиболее


привлекательным для российской военной верхушки и наименее желательным для


России в целом.


Третий сценарий: увязнув в Чечне, Москва начинает понимать, что необходимо


каким-то образом договариваться с Масхадовым и предоставляет ему


легитимность путем заключения нового договора на новых условиях. Хотя этот


вариант наиболее желателен для чеченской политической элиты и некоторых


российских кругов, все зависит от решимости сторон заключить долговременный


мир и достичь должного уровня безопасности для рядовых граждан Чечни. В


последние годы этой решимости не хватало всем сторонам, и было бы


несбыточным ожидать ее от кого­либо после нескольких месяцев той войны,


которую мы сейчас наблюдаем.


Доктор Харон Дениев является правозащитником и одним из ведущих членов


чечено-ингушской диаспоры Ставрополья.