Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ЭКЗАМЕНЫ СТАЛИ БАРЬЕРОМ ДЛЯ МЕНЬШИНСТВ ГРУЗИИ

Большинство этнических армян Грузии получают высшее образование в других странах.
By Maia Ivelashvili
21-летняя Асмик Крмаджян из Ахалкалаки, обедневшего района в южной Грузии, где основную часть населения составляют армяне. Однако в университет она поступила не в Грузии, а в соседней Армении.



Асмик уже четыре года учится в Ереванском педагогическом университете. Она говорит, что продолжить учебу хотела бы в Грузии, но для нее это оказалось невозможным из-за незнания грузинского языка.



«Требовалось сдать вступительные экзамены на грузинском языке, чего я не могла сделать, – говорит она. – Я думаю, это очевидная дискриминация по отношению к армянским абитуриентам».



Президент Грузии Михаил Саакашвили дал обещание остановить отток молодежи из числа этнических меньшинств в зарубежные колледжи и университеты и облегчить им условия для получения высшего образования на родине. Выполнить это обещание, однако, будет непросто, так как для сдачи единых национальных экзаменов необходимо знание грузинского языка, которым представители национальных меньшинств владеют, в основном, плохо.



В Грузии проживают около 250 тысяч этнических армян, составляющих 5 процентов населения. Большинство из них живет в горном регионе Джавахети, или, как его называют местные армяне, Джавахк.



В Грузии проживают также немногим более многочисленные азербайджанцы. Их примерно 280 тысяч. При поступлении в вузы они сталкиваются с аналогичной проблемой.



В докладе, подготовленном в рамках Программы интеграции национальных меньшинств и толерантности в Грузии, осуществляемой неправительственной организацией Ассоциация ООН Грузии говориться, что отчуждение национальных меньшинств в связи с незнанием грузинского языка постепенно растет. Три четверти опрошенных в Джавахети заявили, что не знают грузинского языка.



В советское время языком межнационального общения был русский, и хорошее знание грузинского для абитуриентов не было обязательным.



После обретения Грузией независимости в 1991 году, власти страны стали декларировать значимость грузинского языка, однако, на деле не предприняли почти ничего для улучшения его обучения среди этнических меньшинств.



В результате проведенных недавно образовательных реформ, все абитуриенты должны сдать три экзамена – по навыкам и умениям, грузинскому языку и одному из иностранных языков.



Как следствие этого, тысячи молодых армян ежегодно уезжают на учебу в университеты Армении и, реже, России.



В самом Джавахети число вузов уменьшилось. В этом году закрыт ахалкалакский филиал Тбилисского государственного университета, а количество мест в филиале ТГУ, расположенном в главной городе края – Ахалцихе – было существенно сокращено.



Председатель армянского молодежного центра Григорий Минасян говорит, что эти изменения привели к «существенному» сокращению числа армянских студентов в вузах Грузии. Он опасается, что многие молодые люди из Джавахети и вовсе останутся без высшего образования.



С целью повышения знания грузинского языка в тех регионах, где основную часть населения составляют представители национальных меньшинств, выделено около 2 миллионов лари (около 1,2 миллионов долларов США) – из них 15% это деньги зарубежных доноров, а остальная часть финансируется государством.



Как заявил президент Саакашвили, плохое знание грузинского языка не должно стать «непреодолимой» преградой для желающих получить высшее образование в стране.



«Очень важно, чтобы наши граждане не уезжали на учебу в другие страны, – сказал он. – Хочу подчеркнуть, что незнание грузинского никак не их [меньшинств] вина. Это из-за того, что мы [власти] не были хорошо организованными».



Саакашвили распорядился открыть в сентябре в Тбилиси «подготовительный центр» для граждан Грузии армянского и азербайджанского происхождения, где они пройдут подготовку по грузинскому языку и к национальным экзаменам.



Сотрудник центра национальных экзаменов Леван Чиквинидзе подтвердил, что за последние годы уменьшилось число студентов негрузинского происхождения, но объяснил это общим уменьшением числа студентов по всей Грузии.



«Конкуренция выросла, и проявить себя должны одинаково уметь и армянин, и грузин, – сказал Чиквинидзе IWPR. – Выход один – не могущие поступать из-за языковой проблемы, должны заранее приехать в Тбилиси, где для них выделено приблизительно 100 мест на подготовительных курсах. В случае поступления, для них предусмотрен социальный грант. Главное поступить, а государство будет финансировать их образование».



Житель Ахалкалаки Михаил Хачатурян на удивление свободно говорит на грузинском языке. В этом году он сдавал экзамены на юридический факультет Месхетинского филиала Тбилисского государственного университета, а теперь ждет объявления результатов.



Он говорит, что экзамены не были трудными и многие его сверстники-армяне вполне могли их сдать. Он также подчеркнул, что грузинскому языку учился в общении, а не в школе.



«В школе очень плохо учат, там грузинскому не научишься», – сказал Михаил.



Сегодня в разных вузах Армении учится 1500 студентов-армян из Грузии, 95 процентов которых приехали из Джавахети. Основной поток абитуриентов направляется в Ереванский педагогический университет. В Ереване студенты живут у своих родственников или снимают квартиры на несколько человек.



После окончания учебы в Джавахети возвращаются немногие.



Выходец из Джавахети Ваграм Саркисян окончил факультет географии Ереванского государственного университета и продолжает учебу в Академии государственного управления. По его мнению, для таких как он в Грузии возможности очень ограничены.



«Получив здесь образование, немногие возвращаются в Джавахк. Другие находят здесь работу и остаются в Армении, а некоторая часть уезжает в третью страну – Россию», – говорит Ваграм.



Специалист министерства образования и науки Армении Норайр Андреян говорит, что грузинские власти чинят искусственные препятствия для джавахетской молодежи.



«Политика грузинской стороны – насаждать все грузинское, – сказал он. – Однако у Джавахка свои задачи – сохранить укоренившуюся армянскую культуру. Если так и будет продолжаться, само существование армян там будет поставлено под сомнение".



Обе страны сходятся во мнении, что высшее образование должно быть приоритетом правительства Грузии в бедном и изолированном Джавахети. Однако мнения расходятся по части методов достижения этой цели.



Заместитель министра образования Грузии Белла Ципурия признала, что система изучения грузинского языка не работает. По ее словам, для разработки новых учебных программ Грузия изучила опыт Латвии и Молдовы.



"Были набраны эксперты по грузинскому языку и по изучению второго языка в школах. Тренеры ездят в Ахалкалаки и обучают новой методологии местных учителей, среди которых есть и грузины, и армяне. Мы считаем, что педагог может улучшить преподавание, если у него есть мотивация и хорошие учебники», – заявила она.



Армянский этнограф Грануш Харатян считает, что в Джавахети должны функционировать филиалы армянских вузов.



«Если молодежь будет получать образование в самом Джавахке, мы сможем решить одновременно несколько задач – дать студентам качественное образование на армянском и удержать их здесь. Это задача стратегического значения», – сказала она.



Абитуриент из Ахалкалаки Михаил Хачатурян уверен, что по национальным экзаменам получит достаточно балов для поступления в университет.



Однако это не слишком радует его, так как многие его друзья собираются покинуть Ахалкалаки и поехать в Армению на учебу.



Майя Ивелашвили, корреспондент газеты «Южные ворота», Ахалцихе, Грузия. Гаянэ Мкртчян, корреспондент Armenianow.com, Ереван. Оба журналиста участвуют в проекте IWPR, финансируемом Европейским союзом, под названием «Общекавказская журналистская сеть».