Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ВРЕМЯ «АСАРА» ВЫШЛО

Глава государства решил, что он хочет иметь лишь одну политическую силу, во главе которой будет он сам.
By IWPR Central Asia
, критики отнеслись к этому всего лишь как к попытке создать видимость плюрализма в Казахстане. Однако партия «Асар» в дальнейшем предприняла попытки определения своей собственной, полунезависимой политической линии, что, похоже, и предопределило ее исчезновение.



4 июля под председательством Нурсултана Назарбаева состоялся конгресс партии «Отан» - одной из главных проправительственных партий, на котором было принято решение об объединении партии с «Асаром». Партия же Дариги, в свою очередь, собралась днем раньше, и ее члены согласились с идеей объединения.



Президента Назарбаева избрали главой нового, ставшего более крупным «Отана», а Дарига вместе с Бахтыжаном Жумагуловым и Александром Павловым стали его заместителями.



Для кого-то тот факт, что теперь есть только одна большая партия власти, а не две, не имеет никакого значения, однако некоторые аналитики считают исчезновение «Асара» знаком того, что президент Назарбаев устал от политических экспериментов дочери и не станет терпеть существования группы, имеющей потенциал для развития в альтернативную политическую силу.



На конгрессе «Отана» Назарбаев отметил, что между двумя политическими группами нет существенной разницы. «Меня часто спрашивали многие люди: если "Отан" и "Асар" стоят на одних позициях, если и те, и другие поддерживают курс президента, то за кого из них голосовать? Думаю, сегодня этот вопрос снят».



На публике Дарига Назарбаева выдержала процедуру слияния своей партии с «Отаном» с достоинством. 19 июня она сообщила членам «Асара» о предложении объединить все пропрезидентские партии в одну мощную новую силу, «с которой не сможет соперничать никакая другая партия на протяжении еще 50 лет».



Директор Группы по оценке рисков, исследовательского центра в Казахстане, Досым Сатпаев уверен, что слияние было задумано самим президентом, и мнения как его дочери, так и лидеров «Отана» при этом не учитывались.



«Асар» развивался в нечто большее, чем просто спутник режима, и не ясно, почему Дарига Назарбаева без боя согласилась с растворением своей партии, даже ради создания новой супер-партии.



«Потому что формально именно "Асар" вошел в партию "Отан", а не наоборот. Дариге Назарбаевой пришлось все-таки после разговора с президентом сделать вид, что она полностью поддерживает эту идею. Хотя можно предположить, что все-таки Дарига Назарбаева надеется, что в новой объединенной партии она сможет взять больше полномочий, чем другие заместители», - говорит Сатпаев.



Одной из причин мог стать тот факт, что партия не оправдала своих надежд на выборах. На первой конференции партии, прошедшей в январе 2004 года, Дарига выражала уверенность в том, что партия займет половину 77-местной нижней палаты парламента. Однако на выборах в сентябре того же года «Асар» пришел третьим после «Отана» и оппозиционной партии «Ак-Жол», в итоге получив всего 4 места в законодательной палате.



По мнению политолога Геннадия Сысоева, «главный грех “Асара” состоял не в слабых производственных результатах, а, скорее, наоборот - в излишне амбициозных, с точки зрения “верховного судьи”, планах, которые простирались аж до самых вершин казахского Олимпа».



«Асар» прямо высказывал недовольство планами правительства ввести жесткое законодательство, которое позволит властям оказывать давление на любые средства массовой информации, если им это будет необходимо. В марте 2005 года Дарига сказала, что этот проект закона «не соответствует законодательству ни одной демократической нации и международным стандартам». Однако проект закона все же был представлен на рассмотрение в парламент в мае 2006 года.



На протяжении последних лет неоднократно высказывалось предположение, что Назарбаев готовит свою дочь к занятию президентского поста после своего ухода, и потому «Асар» расценивался лишь как политическое орудие для осуществления этого замысла. Даже летом некоторые аналитики все еще считали, что такой расклад на президентских выборах в декабре возможен, однако этого так и не произошло.



С момента выборов стала прослеживаться еще одна тенденция укрепления президентом Назарбаевым централизованного контроля как над ключевыми экономическими объектами, так и над политической властью. «То есть этот процесс можно наблюдать в экономической сфере, где сейчас усиливается контроль над национальными компаниями, этот же процесс можно наблюдать и в информационной сфере, где усиливается контроль над некоторыми СМИ, и в то же время сокращается влияние финансово-промышленных групп, которым принадлежат эти СМИ», - добавляет Сатпаев.



Кроме продвижения крайне непопулярного закона о СМИ, министр культуры и информации Ермухамбет Ертысбаев также грозил отзывом лицензии канала КТК (Коммерческое телевидение Казахстана), и заявил, что правительство намеревается взять под контроль частично приватизированный канал «Хабар», а, по некоторым данным, Дарига Назарбаева имеет отношение к обоим каналам.



Сатпаев уверен, что ликвидация «Асара» - это часть того же процесса, только в сфере политики.



Амиржан Косанов, генеральный секретарь оппозиционного движения «За справедливый Казахстан», также разделяет это мнение: «Это произошло, потому что в провластных партиях нет механизма, чтобы подобные решения принимались с учетом мнения рядовых членов. Я думаю, что слияние вызвано, скорее всего, встревоженностью ближайшего окружения президента в связи с усилением активности некоторых финансово-промышленных групп, в частности, группы Дариги Назарбаевой».



Решение Назарбаева тщательно проверить партийную систему также отражает его изменившееся видение организации основы своей политической силы.



За те годы, что он стоит у власти как президент независимого Казахстана, Назарбаев поощрял выход той или иной партии на лидирующие политические позиции, лишь для того, чтобы они были вновь вытеснены и заменены уже другой, более удобной партией.



«Отан» просуществовал с 1999 года, однако так и не стал правящей партией по причине определения политики администрацией Назарбаева и его правительством. Это говорит о том, что сам Назарбаев не видит необходимости в сильной центральной партии для обеспечения своей власти.



Последней задумкой стало, как и заявила Дарига, объединение всех лояльных партий в одну большую партию.



Кроме теперь уже несуществующего «Асара», есть целый ряд меньших партий, которые, скорее всего, вскоре тоже растворятся в появившейся супер-партии, – «Руханият», Демократическая, Гражданская и Аграрная. Все они, включая «Асар», вошли в коалицию с «Отаном» и поддержали кандидатуру Назарбаева на выборах в декабре, которые он выиграл без особого труда по причине отсутствия весомых конкурентов.



Полмиллиона членов «Отана» и 200,000 членов «Асара» вместе с присоединившимися более мелкими политическими группами вполне могут собрать одну партию с миллионом сторонников президента. Если это так, то очень трудно представить себе борьбу оставшихся партий за существование.



«Часть просто перестанет существовать. Оставшиеся же потеряют какую-либо самостоятельность. Так как в данной ситуации у них всего два пути: идти на поклон в объединенную организацию или попытаться самим создать иной центр притяжения. Что гораздо сложнее, так как для этого тоже нужны силы и средства», - считает президент Казахстанского института социально-экономической информации и прогнозирования Сабит Жусупов.



Политический аналитик Сысоев считает, что такая мощная партия «лишила бы главу государства многих тревог и волнений, которые господин Назарбаев испытал за последние годы. И он мог бы спокойно править Казахстаном еще не один срок».



Однако вполне вероятно, что такая огромная организация начнет делиться изнутри в зависимости от желаний групп, интересы которых она представляет.



«Всякие попытки создать некий партийный монстр, который бы представлял подавляющую часть электората, обречены на то, что этот монстр внутри будет пестрым и конфликтным», - считает Петр Своик, председатель Алматинской общественной антимонопольной комиссии.



Своик считает, что Казахстану необходима многопартийная система потому, что само общество пока еще «несостоявшееся, рыхлое, пестрое, неоднородное».



Но что же произойдет с оппозицией после всех этих перемен в пропрезидентских группах?



Администрация Назарбаева успешно изолировала все оппозиционные партии путем лишения их политической власти и доступа к СМИ, а в некоторых случаях и вовсе напрямую их ликвидируя.



Независимый аналитик Сакен Салимов говорит, что при нынешнем раскладе оппозицию в СМИ и не увидишь, и «таким образом, после полного слияния провластных партий у оппозиции Казахстана фактически не останется шансов быть услышанными».



Сатпаев настроен немного более оптимистично, считая, что новый «Отан» забьется в конвульсиях еще до того, как к нему примкнут другие партии.



«Сейчас в лице новой объединенной партии оппозиция получила более серьезного и опасного противника. Это еще более ослабит позиции оппозиции. Но у оппозиции может быть маленькая надежда на то, что внутри новой объединенной пропрезидентской партии могут возникнуть серьезные конфликты и разногласия между Даригой и другими заместителями председателя», - говорит он.



Газиза Байтуова, журналист из Тараза.