Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ВОЗМОЖНО ЛИ СБЛИЖЕНИЕ МЕЖДУ ТУРКМЕНИСТАНОМ И США?

Слухи о том, что США могут воспользоваться авиабазой на туркменской территории, скорее всего, останутся слухами.
By IWPR staff

После того, как у США разладились отношения с Узбекистаном, появились слухи о том, что будто бы Вашингтон ищет себе новых союзников в Центральной Азии, и что в их числе может оказаться Туркменистан.


Однако региональные эксперты полагают, что сами разговоры об этом скорее являются отражением специфики внешней политики туркменского лидера Сапармурата Ниязова, нежели реальных намерений Вашингтона.


После 11 сентября 2001 года США получили в лице Узбекистана мощного союзника в самом сердце Центральной Азии, но в этом году двусторонние отношения были омрачены кровавыми событиями 13 мая в узбекском Андижане. США и другие страны Запада потребовали провести независимое международное расследование, чем сильно прогневили узбекское руководство.


Отношения между Вашингтоном и Ташкентом еще более охладились, когда Узбекистан потребовал вывести американский контингент и технику с авиабазы «Ханабад» на юге страны.


Уходя из Узбекистана, США оставляют после себя некий вакуум, который могут заполнить другие влиятельные игроки в регионе – Россия, Китай и Иран.


Действительно, в данной ситуации Туркменистан мог рассматриваться в качестве потенциального партнера, тем более что эта страна имеет протяженную границу с Афганистаном и Ираном.


Слухи о возможной замене «Ханабада» авиабазой на туркменской территории в последние месяцы подогревались серией визитов высокопоставленных американских чиновников в Туркменистан.


23 августа Ашгабат посетил Главнокомандующий Центрального командования ВС США генерал Джон Абизэйд. Его лично принял Туркменбаши, а такая честь выпадает далеко не каждому гостю даже самого высокого ранга. 5 октября с Туркменбаши встретился заместитель Госсекретаря США по вопросам контроля за вооружениями и международной безопасности Роберт Джозеф. Обсуждались вопросы сотрудничества во всемирной «войне с террором».


Наиболее вероятной заменой «Ханабаду» виделась авиабаза в г. Мары на юге Туркменистана, расположенная в непосредственной близости от афганской границы.


«Пентагон решил больше не создавать в Центральной Азии военные базы традиционного образца, - сообщил на условиях анонимности чиновник в Министерстве обороны Туркменистана. – Вместо этого предполагается создавать так называемые мобильные центры войсковой поддержки, которые по значимости будут подразделяться на несколько категорий. На территории “Мары-2” будет создан центр второй категории, откуда удобно будет в случае необходимости перебрасывать войска».


«В случае подписания соглашения по “Мары-2”, слова “военная база” упоминаться не будут, - добавил чиновник. – Это позволит Ниязову, как и прежде, утверждать, что Туркменистан не допускает присутствия на своей территории иностранных военных баз».


Аналогичные высказывания анонимных чиновников туркменского военного ведомства уже появлялись в российской прессе, давая почву для различных спекуляций относительно планов США в Центральной Азии.


В прошлом месяце Министерство обороны Туркменистана даже официально отреагировало на сообщения в российских СМИ, напомнив о международно признанном нейтральном статусе Туркменистана, который исключает иностранное военное присутствие на его территории.


Со своей стороны, представители американской администрации также старались отмежеваться от подобных слухов. Выступая недавно в эфире Радио «Свобода», вещающего из Праги, администратор по связям с общественностью посольства США в Ашгабате Хелен Лавджой заявила, что никаких переговоров о возможном использовании военных баз на туркменской территории не ведется, и подобных планов у американской администрации нет.


Лавджой подчеркнула, что данный вопрос в ходе встречи ген. Абизэйда с Туркменбаши не обсуждался, назвав сообщения в российской прессе недостоверными.


Военно-техническое сотрудничество между США и Туркменистаном пока ограничивается тем, что с 2002 года американским самолетам военно-транспортной авиации открыт пролет через воздушное пространство Туркменистана, и они могут производить дозаправку на территории гражданского международного аэропорта Ашгабата.


Существует одно очень серьезное препятствие для расширения сотрудничества между Вашингтоном и Ашгабатом – положение с правами и свободами человека в Туркменистане. Поддерживая отношения с репрессивным режимом в Узбекистане, США, казалось, ставили вопросы безопасности выше вопросов соблюдения прав человека, но после расстрела демонстрации в Андижане это стало невозможно. Проявив твердость в ситуации вокруг Андижана, Вашингтон теперь вряд ли захочет иметь дело с другим кровавым диктатором, давно вытоптавшим в своей стране все демократические свободы.


С другой стороны, шумиха в российской прессе, вероятно, свидетельствует об определенной настороженности Кремля. В августе Туркменистан объявил о почти полном выходе из СНГ, и этот шаг был расценен как дальнейшее дистанцирование туркменского руководства от бывших республик СССР. Некоторые наблюдатели говорили о том, что выход из СНГ теоретически развязывает Туркменбаши руки для поиска новых потенциальных союзников.


Наблюдатели, знакомые со спецификой туркменской внешней политики, полагают, что разговоры о возможности американского военного присутствия для туркменского руководства – не более чем элемент стратегии выживания. Туркменбаши свойственно «жонглировать» несколькими внешнеполитическими направлениями одновременно с целью выбивания себе политических дивидендов.


Как сказал на условиях анонимности один бывший дипломат, ранее занимавший высокий пост в Туркменистане: «Ниязов не прочь продлить свое политическое существование за счет какой-либо из сверхдержав».


По мнению данного источника, слухи о возможности создания авиабазы США в Мары могли распространяться по инициативе самого туркменского руководства. «Но поверьте мне, - сказал он, - торг еще только начинается. Ниязов многого потребует у США. Он будет максимально затягивать торг, постоянно ссылаясь на негативную политическую реакцию со стороны России, Ирана и Узбекистана.


Наш президент очень хитер и обожает ставить других политиков в дурацкое положение. Пока в регионе идет геополитическое соперничество, Ниязов будет оставаться у власти. Деньги и экономические выгоды больше не имеют для него первостепенного значения. Ему нужно одно – обеспечить себе политическое долголетие».


На этой неделе Госсекретарь США Кондолиза Райс посетила с визитом Кыргызстан, Казахстан и Таджикистан. Многозначительным свидетельством нынешних политических настроений в Вашингтоне стало то, что в программу поездки не вошли ни Узбекистан, ни Туркменистан.