Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Власти Казахстана требуют возвращения бойцов из Сирии

Видеоматериал, показавший молодых людей из Казахстана, призывающих к джихаду на стороне сирийской оппозиции, вызвал сильную реакцию общественности.
By Gaziza Baituova

Власти Казахстана хотят обеспечить возвращение группы мужчин, которые, предположительно, воюют на стороне сирийских повстанцев, а также их жен и детей, которых видно на видеосъемках джихадистов. Но общественное мнение разделилось относительно того, что с ними нужно сделать, если они согласятся вернуться домой.

По словам некоторых экспертов, единственный способ вернуть их – это гарантировать иммунитет от преследования; по словам других, будет ошибкой проявлять снисходительность к любому, кто пропагандирует экстремизм.

Видеозапись, опубликованная на Youtube в прошлом месяце, была озвучена на арабском и содержала логотип основного исламистского ополчения, исламского государства Ирак и аль-Шам. В ней содержалась видеозапись, по-видимому, снятая в Сирии, показывающая группу боевиков и членов их семей, включая маленьких детей. Некоторые мужчины рассказывали по-казахски о том, почему они приехали принять участие в джихаде.

Обращаясь к парламенту Казахстана, заместитель председателя Комитета национальной безопасности (КНБ) Нургали Билисбеков сказал: «Я полагаю, что именно эта запись была сделана в целях пропагандистской акции. Причем это было сделано не нашими гражданами».

Замир Каражанов, политолог из Алматы, предупреждает, что происхождение видезаписи трудно проверить.

«Не известны имена, фамилии людей, их местоположение, - сказал он. - Кроме того, нет уверенности в том, что видео настоящее, а не постановочное. На видео мы видим внутренний двор с каменными заборами, который может быть где угодно, и не обязательно в Сирии».

Некоторых из тех, кто был показан на видео, узнали родственники в Казахстане, связавшиеся со СМИ, или после того, как журналисты отыскали их родителей. Некоторые оказались из Шымкента на юге Казахстана, другие – из центрального Жезказгана.

Источник в силовом ведомстве рассказал новостному сайту «Радиоточка», что в Сирии воюют около 190 граждан Казахстана.

Начальник штаба антитеррористического центра КНБ Кендебай Адамбеков сказал телеканалу КТК о том, что официальные лица связались с родственниками тех людей, которые были узнаны, с целью их возвращения.

Что же касается мер, которые будут к ним предприняты, Адамбеков сказал: «По каждому возвращенному человеку, семье будут приняты отдельные решения».

По словам Каражанова, правительство хорошо осведомлено о том, что простое перемещение группы назад в Казахстан может оказаться рискованным.

«Они контактировали с иностранными террористами и в этом смысле, имеют связи, и могут выполнять их задания, но уже в Казахстане», - сказал он.

Каражанов сказал, что если власти захотят преследовать их в судебном порядке, единственным возможным обвинением будет законодательный запрет на распространение экстремистских идей, поскольку любые военные действия происходили на иностранной земле.

Президент Союза мусульман Казахстана Мурат Телибеков сказал IWPR, что хотел бы, чтобы к членам группы, которые, как он полагает, были подвергнуты идеологической обработке и обманом вывезены в Сирию, была применена амнистия.

Без таких гарантий, сказал он, вряд ли они добровольно вернутся.

«Я полагаю, что по возвращению на родину эти люди будут подвергнуты жестким репрессиям и скорей всего попадут в тюрьмы, - сказал он. - Некоторые «джихадисты», уехавшие в Сирию, возможно, и хотят вернуться, однако боятся, что могут здесь лишиться свободы или подвергнуться гонениям».

Андрей Гришин, сотрудник Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности, сказал IWPR, что трудно оценить, были ли такие страхи оправданы.

Он отметил, что граждане Казахстана, которые были возвращены после содержания в США в Гуантанамо Бэй, «находятся под наблюдением, но никаких репрессий в отношении их не последовало».

В то же время Гришин говорит, что нет гарантий, что то же самое произойдет в данных обстоятельствах.

«Так что решение возвращаться или не возвращаться на Родину каждый должен принимать индивидуально, взвесив все за и против», - добавил он.

Гришин говорит, что если власти рассматривают вариант с амнистией, она не должна быть беспорядочной.

«Я не сторонник массовой амнистии. В данном моменте требуется разбирательство в отношении каждого индивидуально», - сказал он.

Факт показа на видеозаписи жен и детей, а также мужчин-бойцов, вызвал суматоху на родине.

Толгонай Умбеталиева, гендиректор Центральноазиатского фонда развития демократии, говорит, что выезд целыми семьями из Казахстана был, по-видимому, тщательно спланированным, а не спонтанным.

«Именно присутствие семьи рядом делает вероятность возврата в Казахстан - сложно решаемой задачей. В частности, сокращается число мотивов, которые могли бы их заставить вернуться. Во-вторых, не нужно постоянно беспокоиться, есть ли у семьи финансовые средства на пропитание и т.д.», - говорит она.

По словам Телибекова, молодых людей привлекает радикальный ислам из-за ряда факторов – безработицы, отсутствия возможностей для образования, и чувства отчуждения от правительства, которое воспринимается как коррупционное и враждебное к практикующим мусульманам.

Каражанов добавил, что предстоящий вывод войск НАТО из Афганистана может создать дополнительные угрозы безопасности для близлежащих государств, как Казахстан, сказав, что «угроза религиозного экстремизма, это не мнимая опасность, а вполне конкретная».

Газиза Байтуова – контрибьютор IWPR в Казахстане.

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >