Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ВЗРЫВЫ В КАЗИНО ПРИВЕЛИ К ЗАКРЫТИЮ ВСЕХ ИГОРНЫХ ДОМОВ В СЕВЕРНОЙ ОСЕТИИ

Власти закрыли все игорные дома в республике после взрывов, происшедших в двух из них.
By Alan Tskhurbayev
, случившиеся на прошлой неделе в двух игорных домах в центре Владикавказа, террористическими актами, хотя по мнению некоторых официальных лиц, эти акты насилия больше похожи на деяния мафии.



В результате взрывов, происшедших 1 февраля в столице Северной Осетии, погибли два человека, больше 20 были ранены. Одна из погибших - 26-летний врач Мадина Дзоциева, которая прибежала на помощь раненым от первого взрыва.



Милиция составила компьютерные фотороботы трех лиц, подозреваемых в преступлении, и завела уголовное дело по трем статьям: терроризм, убийство двух или более человек и незаконное хранение и ношение взрывчатых веществ.



Взрывы произошли в игорных домах «Современный отдых» и «Честная игра» сразу после открытия, около 9 часов 20 минут вечера.



Охранник в «Современном отдыхе» нашел подозрительный пакет и вынес его на улицу. Бомба взорвалась до прибытия милиции, но никто не пострадал. Лишь фасад здания получил незначительные повреждения.



Вскоре после этого прогремел второй взрыв, на этот раз в клубе «Честная игра», расположенном на расстоянии 400 метров, а затем клуб потряс и третий взрыв, ставший причиной смерти и ранений многих людей, пришедших на место второго взрыва, чтобы осмотреть его и оказать помощь раненым.



Эти взрывы произошли один за другим с интервалами в 2-3 минуты.



По утверждению правоохранительных органов, преступники использовали взрывные устройства с часовым механизмом, начиненные гвоздями. Позже было заявлено, что бомбы с мощностью эквивалентному 300 граммам тротила были приведены в действие устройством дистанционного управления.



Североосетинский лидер Таймураз Мамсуров созвал экстренное заседание правительства сразу же после взрывов и заявил о закрытии всех без исключения игорных домов в республике.



«В этом мы будем абсолютно тверды и никто нас не запугает», - заявил Мамсуров, намекая на то, что ожидается сопротивление этому решению со стороны некоторых кругов.



Это заявление, нарушающее федеральный закон о частном предпринимательстве, немедленно вступило в силу.



За последние годы происходило бурное развитие игорного бизнеса в Северной Осетии. Во Владикавказе открылось множество казино с компьютеризованными рулетками и игральными машинами. По мере роста числа таких игорных домов они в некоторых случаях стали занимать место более традиционных казино.



«Люди просто поняли, что так можно делать деньги», - сказал IWPR совладелец одного казино, не пожелавший назваться.



«Столы для рулеток облагаются высоким налогом и часто убыточны. Поэтому даже в больших казино стали устанавливать простые машины».



По словам владельца казино, большой объем федеральной помощи, хлынувший в Северную Осетию после захвата экстремистами школы в Беслане в сентябре 2004 года, также способствовал росту игорного бизнеса.



«У людей вдруг появились деньги для игры», - сказал он.



Общественное мнение относительно игорных домов было в основном крайне негативным еще до взрывов. В местных газетах сообщалось о случаях самоубийства нескольких молодых людей после того, как они проиграли большие суммы.



Из-за этого правительство в нескольких случаях выступило с предложением установить контроль над игорным бизнесом. Осенью 2005 года парламент Северной Осетии принял закон, устанавливающий более строгие ограничения в этой сфере.



В первые дни после вступления этого закона в силу власти закрыли 136 игорных домов.



Один из авторов закона, член парламента Казбек Фидаров заявил IWPR, что если бы даже не было этих взрывов, правительство было намерено закрыть «90-95 процентов всех игорных заведений».



Однако в некоторых случаях закон все-таки нарушался. Как раз казино «Честная игра», где произошли два взрыва, продолжало функционировать, несмотря на то, что было расположено напротив школы, что являлось грубым нарушением нового закона.



По информации, имеющейся у IWPR, после принятия закона некоторые владельцы клуба намеревались подать жалобу в Конституционный суд России.



«Когда приняли закон, стало ясно, что рано или поздно нас закроют. Вот мы и решили подать жалобу», - сказал один бизнесмен, отказавшийся назвать свою фамилию.



«Сейчас жаловаться уже никто не будет. Погибли люди, и после этого я сам буду настаивать на закрытии бизнеса».



Депутат парламента Фидаров сказал, что президент Мамсуров давно хотел закрыть игорные дома, несмотря на большие доходы, поступающие от них в бюджет республики.



«В январе 2005 года Мамсуров сказал нам, что налоги от игорных бизнесов не нужны, - сказал Фидаров. - Вместо этого мы должны заботиться о тех, кто страдает [от игорного бизнеса]».



Фидаров, который возглавляет комитет парламента по бюджетным вопросам, заявил, что ежегодные налоговые поступления от игорного бизнеса достигают 80 миллионов рублей, тогда как общая сумма поступлений в бюджет Северной Осетии составляет 9 миллиардов рублей.



«Этой суммы хватило бы, чтобы построить две школы и одну больницу, - сказал депутат. - Теперь у нас этих денег не будет, но если нам придется за это платить такую цену, они нам и не нужны».



Фидаров признал, что Мамсуров не следовал строго букве закона, когда закрывал игорные дома, хотя сказал, что необходимы чрезвычайные меры, «чтобы спасти общество».



Некоторые детали взрывов дают основания предполагать, что они могли быть делом рук экстремистов, имевших целью убийство людей. Заместитель генерального прокурора Александр Панов, например, отметил, что бомбы были начинены гвоздями.



Если взрывы будут официально признаны террористическими актами, это будет первый инцидент, унесший жизни людей в Северной Осетии после трагедии в Беслане.



Однако, один высокопоставленный источник в министерстве внутренних дел республики, не захотевший назвать своей фамилии, поддерживает гипотезу уголовного преступления.



«Это - криминальные разборки, - сказал он. - В городе более 300 игорных домов, и в бизнесе заняты более 5000 человек. Отсюда большая конкуренция».



«Этот бизнес криминализирован. Такое положение неизбежно будет сохраняться и в будущем».



Еще не ясно, навсегда ли игорные дома закрыты. Алихан Хугаев, исполнительный секретарь общественного движения «За единую Осетию», считает, что на правительство будет оказываться сильное давление, чтобы заставить его пересмотреть это решение.



«В этот бизнес вовлечены огромные деньги. Кроме того, мы ведь говорим не об отдельных бизнесменах, а о целой мафии», - сказал он.



Алан Цхурбаев, независимый журналист, Владикавказ.