Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Бюрократические формальности ставят детей в рискованное положение

Активисты предупреждают, что незарегистрированные дети могут стать жертвами эксплуатации.
By Arpi Makhsudyan
  • Armenian justice minister Gevorg Danielyan says unregistered children are vulnerable, not only to poverty, but also to exploitation by criminal groups. (Photo: Arpi Makhsudyan)
    Armenian justice minister Gevorg Danielyan says unregistered children are vulnerable, not only to poverty, but also to exploitation by criminal groups. (Photo: Arpi Makhsudyan)
  • Yerevan’s school no 194: scores of children in Armenia have no birth certificates because of a bureaucratic maze. (Photo: Arpi Makhsudyan)
    Yerevan’s school no 194: scores of children in Armenia have no birth certificates because of a bureaucratic maze. (Photo: Arpi Makhsudyan)

Artashes, 12, was born in Vanadzor but has lived in Yerevan with his mother for the last five years.
 
“We called him Artashes, and he will take his father’s surname when we manage to get him a birth certificate,” said his mother, who asked not to be named since she fears publicity could harm her son’s chances of getting papers.
 
Artashes goes to schooАрташесу 12 лет. Он родился в Ванадзоре, но уже пять лет живет вместе с матерью в Ереване.

«Он возьмет фамилию отца, когда добьемся выдачи ему свидетельства о рождении, а имя сохраним сегодняшнее – Арташес», - сказала его мать. Опасаясь, что огласка поставит под угрозу шансы ее сына на получение документов, она попросила, чтобы ее имя не называлось.

Арташес ходит в школу, и о том, что у него нет никаких документов, удостоверяющих личность, знает лишь горстка людей.

«Чтобы получить свидетельство о рождении, я должна представить справку, подтверждающую, что ребенок – мой. За этим надо обратиться в поликлинику, но прошло 12 лет, и я не знаю, сохранилась ли там его карта прививок. Я обратилась к специалисту. Тот сказал мне, что надо идти в суд, просить, чтобы ребенка признали моим», - сказала женщина.

Свидетельства о рождении в Армении не имеют десятки детей, что, как говорят активисты, ставит их вне защиты закона, делает их уязвимыми для эксплуатации.

В Армении, унаследовавшей от Советского Союза неуклюжую бюрократическую систему, без предъявления удостоверяющих личность документов в официальных инстанциях не решаются даже самые незначительные вопросы.

Ссылаясь на данные своих исследований в Ереване, а также в регионах Ширак и Гегаркуник, Союз армянской помощи сообщил в прошлом году, что свидетельства о рождении не имеют 145 детей в возрасте до 12 лет.

По информации ереванских властей, только в столице в феврале нынешнего года насчитывалось 73 ребенка, не имеющих удостоверяющих личность документов.

Отсутствие у Арташеса документов впервые по-настоящему обеспокоило его мать, когда она узнала, что его отец создал новую семью.

«Один из моих родственников сказал мне, что, если я не решу вопрос документов, мой сын лишится наследства и прав на отцовский дом. Я еле свожу концы с концами, не могу купить сыну дом и не хочу, чтобы всю жизнь он прожил в съемной квартире», - сказала она.

По словам представителей Союза армянской помощи, поправки, внесенные в семейный кодекс страны в 2006-2007 годах, позволили зарегистрировать многих детей, по той или иной причине не имевших документов, однако полностью проблема решена не была.

«В проблеме отсутствия регистрации есть и большая доля вины родителей, их безразличия и низкого уровня правосознания, - говорится в отчете организации. - Так, в регионах было зарегистрировано много случаев, когда роды проходили в домашних условиях, и родители не только не знали, какие шаги надо предпринимать для регистрации рождения ребенка, но и вообще не подозревали о необходимости регистрировать рождение».

Министр юстиции Геворг Даниелян в беседе с IWPR сказал, что незарегистрированные дети заведомо обречены на неполноценное существование, а также подвержены риску оказаться жертвами криминальной эксплуатации.

«Родители не регистрируют детей по разным причинам – например, чтобы те впоследствии могли уклониться от военной службы. Это не новость, а распространенное явление. Конечно, речь не идет о тысячах, но очевидно, что это число велико».

«В ходе изучения проблемы мы поняли, что законы часто удачны, но поскольку ответственность не возлагается на какие-нибудь конкретные ведомства, мы имеем то, что имеем, - сказала директор Союза армянской помощи Анна Мнацаканян. - Министерство образования перекладывает ответственность на министерство здравоохранения, то, в свою очередь, - на министерство социального обеспечения, которое переадресовывает ответственность на министерство юстиции, и человек, столкнувшийся в подобной проблемой, вынужден проходить все эти круги».

По словам Мнацаканян, большинство незарегистрированных детей – выходцы из материально необеспеченных семей, и бывает так, что сами их родители не имеют удостоверяющих личность документов.

«Для нас это действительно серьезная проблема. Мы пытаемся не только найти их, но и помочь им. Мы работаем со всеми ведомствами, однако по той простой причине, что ни одно из них не желает взять на себя ответственность за это, проблема только осложняется. Думаю, выходом было бы поручить решение проблем детей, не получивших свидетельство о рождении, одной конкретной структуре», - сказала Мнацаканян.

Каринэ Саргсян прежде жила в Грузии. Там она родила дочь, после чего переехала в Армению. Поскольку армянского паспорта у нее не было, зарегистрировать девочку она не смогла.

«Вот уже пять лет не могу решить проблему свидетельства о рождении моего ребенка», - сказала Каринэ.

«Четыре года понадобилось, чтобы я получила армянское гражданство, но вопрос документов дочери не могу решить. У моей дочки не было никаких проблем. Сначала она ходила в детский сад, а теперь в школу, получила все прививки. А в ЗАГСе теперь придираются, говорят, что я поздно зарегистрировала ребенка в поликлинике. Ссылаясь на это, они все тянут с решением вопроса. Ни деньги, ни знакомые, ничего не помогло».

Между тем, в департаменте по связям с общественностью министерства территориального управления сообщают, что министр Армен Геворкян распорядился о создании рабочей группы, которая должна основательно изучить проблему и предложить пути ее разрешения.

Глава Союза армянской помощи Мнацаканян хотела бы, чтобы в Армении была внедрена такая же система, как в Европе, где свидетельство о рождении ребенка оформляется независимо от того, имеют его родители удостоверяющие личность документы или нет.

«Конечно, там технические условия позволяют установить личность ребенка с помощью анализа ДНК, сохранения образца крови ребенка. Возможно, в Армении эти технические условия отсутствуют, однако можно создать некую гибкую систему. К примеру, заставить роддомы уведомлять о рождении ребенка ЗАГС и выдавать свидетельство о рождении на основании заявления матери», - сказала Мнацаканян.

По ее словам, ребенок, не имеющий свидетельства о рождении, является потенциальной жертвой траффикинга.

«Если ребенка продадут, убьют, подвергнут жестокому обращению или используют его органы, никто не будет привлечен к ответственности, так как юридически такого человека просто не существует», - сказала она.

Арташес знает, чем может быть чревато отсутствие документов, удостоверяющих личность. Он также знает, как решить эту проблему.

«Как только я стану юристом, поменяю законы, чтобы сразу при рождении ребенку выдавали свидетельство о рождении», - говорит он.l, and only a handful of people know he has no documents to prove his identity.
 
“To get a birth certificate, I need to present a document saying that he is my child, which would mean asking the doctors’ clinic. But 12 years have gone by, and I don’t know if they’ve kept his vaccination card. I asked a lawyer, who told me I need to ask a court to recognise that the child is mine,” the mother said.
 
Scores of Armenian children lack birth certificates, with activists warning that could leave them outside the law and vulnerable to exploitation.
Armenia has retained the bureaucracy-heavy Soviet system, under which documents confirming a person’s identity are required for even minor interactions with state officials.
 
According to a report published last year by the Union of Armenian Assistance, and based on investigations in Yerevan, the Shirak region and Gegharkunik, 145 children below the age of 12 lack birth certificates.
 
The Yerevan city government said that in the capital alone in February this year there were 73 children without documents.
 
Artashes’s mother did not at first worry about her son’s status, but after hearing that his father had remarried and had a new family, she was concerned that Artashes might miss out on his inheritance.
 
“A relative told me that if I do not resolve the problem of the child’s documents, then my son would lose his right to his father’s house. I am at my wits’ end. I cannot buy my son a house, and do not want him to live in the family flat for his whole life,” she said.
 
According to the Union of Armenian Assistance, changes to the law made in 2006-7 allowed many previously undocumented children to register, but the problem had not been entirely resolved.
 
“The problem of the lack of registration is mainly the fault of the parents and their low level of legal knowledge. In the regions, we registered many cases where births took place at home, and the parents not only did not know what steps they needed to take to register the child’s birth, but did not even suspect it was necessary,” the union said in its report.
 
Justice Minister Gevorg Danielyan told IWPR that unregistered children were vulnerable, not only to poverty, but also to exploitation by criminal groups.
 
“Parents do not register their children for various reasons, such as to allow them to avoid military service. This is not a new thing, but it is widespread. We are not talking about thousands of children of course, but it is clear the number is large,” he said.
 
“In studying the problem, we understood that the laws are often good but because responsibility has not been placed on some agency we end up with what we have now. The education ministry puts responsibility on the health ministry, which in turns passes it on to the social support ministry, which gives it to the justice ministry and a person dealing with this problem has to go round in circles.”
 
The Union of Armenian Assistance agreed that the refusal of officials to grapple with the problem was preventing a resolution. The union’s director, Anna Mnatsakanyan, said most of the undocumented children were from poor backgrounds and sometimes their parents lacked documents too.
 
“For us this has definitely been a serious problem, since we have not just tried to find them but to help them as well. We work with all state agencies, but for the simple reason that not one of them wants to take responsibility for this, the problem gets worse. I think that if one agency is given the responsibility of dealing with children who lack identity papers, the question will be resolved,” she said.
 
Karine Sargsyan gave birth in Tbilisi, the capital of Georgia, and then moved to Armenia. She had no documents for herself so was unable to register the child.
 
“It has been five years and I cannot resolve the problem of my child’s birth certificate,” she said.
 
“It took four years for me to get an Armenian passport, but I still cannot solve the child’s problems. My daughter has had no trouble. She went to kindergarten, and now she’s at school, she’s had all her vaccinations. But in the registration office they are saying that I registered my child late in the clinic, and they use that as a reason to postpone a resolution of the problem,” she said.
 
“Not money, not acquaintances, nothing helps.”
 
A spokesman for the territorial administration ministry said the minister, Armen Gevorgyan, had set up a committee to study the problem and report back with recommendations.
 
Mnatsakanyan said she would like to see a system like in Europe, where a child is registered at birth whether its parents can present documents to identify themselves or not.
 
“Of course, they have technical conditions that allow the establishment of the identity of the child with the help of DNA analysis, and the storing of the child’s blood. These conditions may be lacking in Armenia, but we can still set up a similar system. For example, maternity wards could be obliged to tell the registration agency of the birth of a child just on the basis of a mother’s word,” she said.
 
She said that children could be kidnapped or trafficked with near-impunity if they fall outside the legal system.
 
“If a child is sold, or killed, or violently treated, or his organs stolen, then no one can be brought to justice for it since, legally, such a child does not exist,” she said.
 
Artashes himself is worried by his lack of documents, and has his own ideas how to regulate the situation.
 
“As soon as I become a lawyer, I will change the laws so a child gets a birth certificate immediately after birth,” he said.
 
Arpi Makhsudyan is a journalist with Capital newspaper.