Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

БРАКОНЬЕРЫ ОТЛАВЛИВАЮТ В ИССЫККУЛЕ ПОСЛЕДНЮЮ РЫБУ

Нищета и коррупция ведут к бесконтрольному браконьерству, угрожающему рыбным запасам Кыргызстана.
By Aijan Rakhimdinova

16 декабря Иссыккульская областная администрации объявила двухмесячный мораторий на отлов рыбы в озере Иссыккуль в период нереста, тем самым, признав, что нелегальный отлов рыбы приобрел угрожающие масштабы.


Иссыккуль – второе по величине в мире горное озеро после озера Титикака в Южной Америке – в былые времена славилось своей рыбой на весь СССР. Рыбаки-старожилы вспоминают, что в советские времена в озере вылавливали 17-килограммовых форелей.


Но в последние годы в результате бесконтрольного браконьерского отлова многие виды рыб практически исчезли.


В реках, впадающих в озеро, отлов ведется настолько интенсивно, что форель едва успевает нагулять 2-3 килограмма.


Декабрь – пик сезона для браконьеров, так как в это время многие виды рыб нерестятся. Браконьеры объясняют свой нелегальный труд тем, что зимой местному населению не на что жить - курорты пустуют, и работы нет. Чтобы прокормить семью, они готовы идти на риск. «Какой я браконьер? Я просто кормлю семью дарами природы, - говорит Бакытбек. - Мне же нужно как-то жить».


С инспекторами рыбоохраны, как правило, можно договориться. Некоторые инспекторы не только коррумпированы, но и сами промышляют браконьерством.


В озере Иссыккуль обитают 26 видов рыб, из них 7 – промысловые. На рынке средняя цена леща и сига составляет около 70 центов, судака - до 1 доллара, форели – от 1,7 доллара и выше.


По словам рыбаков, у каждого села и у каждого рыболова есть своя территория. Борьба за спорные территории идет жестокая.


«Рыбаки на лодках подплывают друг к другу и начинают бить друг друга прямо в лодках. Кто-то падает в холодную воду и все равно продолжает биться с соседями даже в воде», - рассказывает Эльдар - молодой рыбак из села Кутургу.


Наиболее эффективным способом ловли являются сети. Раньше сети вязали вручную; это было долгим и трудоемким занятием. Сейчас повсюду продаются недорогие сети из Китая, которые может приобрести каждый желающий. По подсчетам Иссыккульской биостанции, в декабре браконьеры ежедневно ставят на озере около 10 тысяч сетей.


В середине декабря инспекторы задержали 24-летнего Данила Исакунова из села Чырпыкты, раскинувшего километровую сеть.


Массовый отлов и закрытие заводов по искусственному разведению рыбы поставили на грань исчезновения когда-то знаменитых на весь СССР османа, маринку и жереха. Под угрозой исчезновения оказался иссыккульский чебачок.


По результатам контрольного отлова рыбы, проведенного инспекторами рыбоохраны вблизи села Новониколаевка, рыбы в озере Иссыккуль совсем не осталось. В две сети общей длиной в километр попались лишь две рыбы.


Штраф за нелегально пойманную рыбу взимается в зависимости от ее промысловой ценности. За османа и осетра размер штрафа составляет 16 долларов, за форель - 10,6 доллара, за сига - 5,3 доллара, за судака и чебака - 2,6 доллара за одну рыбу.


Но браконьеры за неимением денег не платят штрафов. Чтобы избежать встречи с инспекторами, они работают группами и в ночное время.


«Когда мы ходим группами, инспекторы боятся нас трогать, что избавляет нас от лишних неприятностей. Бывали случаи, когда между нами разгорались серьезные драки, и мы избивали инспекторов», - рассказали IWPR молодые рыбаки.


«Работать с браконьерами очень опасно, - говорит IWPR Асылбек Тологонов - начальник госрыбнадзора при гослесслужбе Кыргызстана. - Браконьеры идут на воду с разными орудиями. Но самое опасное то, что по одному они не ходят, только группами».


Нужда не оставляет местным жителям выбора, и им приходится рисковать. «Некоторые жители Иссыккульской области настолько бедны, что вместо чая пьют жареную до красноты морковь, разбавленную водой, а вместо хлеба едят “талкан” - зерно грубого помола. Кто может их осудить за ловлю рыбы?» - говорит руководитель НПО «Корень добра и милосердия» Индира Казиева.


«Нам есть нечего, ни говоря уже о том, что нужно одеваться. У меня 5 детей; чем я их прокормлю, если негде работать?» - сетует Болот - браконьер с четырехлетним стажем из села Тюп.


Даже сами инспектора рыбоохраны сочувствуют «браконьерам».


«Когда видишь их состояние, понимаешь, что все это – от безысходности, но делать нечего - работа есть работа», - сказал IWPR Улан Ашыров - инспектор госрыбнадзора при гослесслужбе Кыргызстана.


А еще местные жители ненавидят инспекторов за то, что те сами ловят рыбу, и их никто за это не наказывает.


«Инспектора - это воры в форме. Они сами ловят рыбу огромными сетями и приплывают на озеро на моторных лодках», - сказал Камчыбек, который с тремя братьями занимается рыболовством уже 3 года.


Специалист госрыбнадзора Ишенбек Солтонбеков признает, что среди инспекторов может существовать коррупция:


«Я допускаю, что сами инспектора могут заниматься браконьерством. Штатных инспекторов мало, а внештатники получают 30% от собранных штрафов. Штрафы мало кто в состоянии платить, а значит, они ничего не получают».


Айжан Рахимдинова, стажер IWPR в Бишкеке.