Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

БОРЬБА ПРОТИВ КОРРУПЦИИ В ЧЕЧНЕ

Власти в Чечне пытаются бороться против коррупции, но неясно, насколько масштабной может оказаться эта борьба.
By Umalt Dudayev
, который ранее руководил богатым фондом по выплате компенсаций пострадавшим во время войны, по-видимому, означает начало нового этапа борьбы с коррупцией в Чечне. Однако, есть основания опасаться столь глубокого укоренения коррупции, что для ее уничтожения потребуется более, чем несколько громких дел.



Абубакир Байбатыров, руководивший в 2003-2004 годах комитетом по компенсационным выплатам гражданам, потерявшим жилье и другое имущество за годы конфликта, был арестован в Москве 28 ноября. В настоящее время он находится под стражей в Грозном и обвиняется в злоупотреблении положением и хищении более 15 миллионов рублей (около 520 тысяч долларов) из упомянутого фонда.



IWPR не смог связаться с Байбатыровым или его адвокатом, чтобы услышать их комментарий относительно этих обвинений.



На той же неделе Управление Федеральной службы безопасности (УФСБ) России по Чеченской Республике возбудило уголовное дело по факту мошенничества в особо крупных размерах при восстановлении главного аэропорта в городе Грозном. Подробности данного дела, а также круг лиц, которые могут быть привлечены к ответственности, пока не сообщаются.



На основании этих двух процессов можно предположить, что власти взялись за обуздание коррупции, начав со средств, предназначенных для послевоенной реконструкции Чечни.



Если это и есть будущий путь властей, население его явно поддержит, так как считает, что средства, предназначенные для граждан, до них не доходят.



В процессе выдачи компенсаций особую озабоченность вызывает то, что некоторые так и не смогли получить причитающиеся за разрушенное имущество средства, а другим пришлось заплатить крупные суммы посредникам или непосредственно чиновникам для того, чтобы их дела были наверняка рассмотрены.



Тысячи людей, чье имущество было повреждено или уничтожено во время боевых действий, должны получить компенсацию в размере 300 тысяч рублей (10 тысяч долларов) за жилье и 50 тысяч рублей (1700 долларов) за остальное имущество.



Источник в министерстве финансов Чечни сообщил IWPR, что для этих целей было выделено 14 миллиардов рублей (480 миллионов долларов), однако из 83 тысяч человек, подавших заявки на компенсацию, деньги получили только около 40 процентов.



«Мне, как практически всем тем, кто подавал документы на получение денежной компенсации, было предложено разделить деньги 50 на 50 [с чиновниками, работающими в фонде]. Я отказался, поэтому так до сих пор и не могу получить свои деньги», - говорит Рамзан Кацаев, дом которого был разрушен во время бомбардировки Грозного.



Многие обвиняют чиновников в том, что они скорее откачивали деньги из фонда вместо того, чтобы выдавать их нуждающимся.



«Что остается делать людям, которых государство фактически дважды обобрало до нитки?», - говорит руководитель Комитета по защите прав вынужденных переселенцев Асламбек Апаев. По его словам, сначала война лишила их крыши над головой и всего имущества, а затем «чиновники... отбирают у них и ту мизерную сумму, которая им была обещана. А ведь на эти деньги сегодня можно построить разве что нормальный фундамент для дома среднего размера».



Общественное негодование по поводу компенсаций в прошлом году достигло такого накала, что комитет по выдаче компенсаций возглавил самый влиятельный человек в Чечне Рамзан Кадыров.



Бывший работник комитета, попросивший не называть его фамилии, заявил IWPR, что из Байбатырова несправедливо делают козла отпущения.



«На наш комитет было много жалоб, но было бы неправильно во всем винить Байбатырова», сказал он и отметил, что в комитет поступило более 80 тысяч заявок с множеством сопровождающих документов, иногда фальшивых, обрабатываемых на разных уровнях бюрократии. «Байбатыров не мог контролировать всех и вся».



«Мне кажется, это очередная PR кампания, имеющая целью убедить людей, что все возвращается к нормальному положению, и правительство серьезно взялось за решение проблем».



Второй случай касается аэропорта «Северный» в Грозном, где работа все еще продолжается, хотя реконструкция, начавшаяся в 2001 году, должна была закончиться еще в начале 2005 года. Несколько месяцев назад правительство Чечни объявило, что полеты из аэропорта возобновятся в первом квартале 2006 года, но теперь открытие аэропорта отложено еще на шесть месяцев.



Подробности возбужденного ФСБ дела в данном случае неизвестны, но считается, что имело место расхищение бюджетных средств.



Естественно, трудно добыть данные о том, как неадекватно тратятся либо просто разворовываются бюджетные средства, однако согласно отчету Счетной палаты России, опубликованному 16 декабря, программа реконструкции Чечни регулярно не выполняется. Согласно данным Счетной палаты, из намеченных к вводу в эксплуатацию 274 объектов сданы всего 127, и проблема заключается вовсе не в нехватке средств: из выделенных в 2005-м году на восстановительные работы в Чечне 7.96 миллиарда рублей освоено всего 3.5 миллиарда.



Предположения, что огромные суммы денег, выделенные на осуществление больших проектов, исчезают, в Чечне никого особенно не удивляют, так как люди видят, как широко распространены взяточничество и коррупция на всех уровнях и в Москве, и в Грозном.



«Деньги, выделяемые на восстановление Чечни, просто-напросто разворовываются. Вначале в Москве, потом уже здесь. Существует целая система «откатов», оставления процентов и тому подобных махинаций с финансовыми средствами, которую успешно используют высокопоставленные чиновники федерального [российского] и местного [чеченского] уровней», - говорит сотрудник одной из чеченских неправительственных организаций Али Дакаев.



«Взяточничество и откровенное вымогательство приобрели у нас ужасающий размах, и что самое страшное, население уже как-то смирилось со всем этим».



Речь здесь идет не только о громких коррупционных скандалах. Людям постоянно приходится давать взятки, чтобы получить образование, сделать карьеру или просто преодолеть бюрократический барьер.



По словам Дакаева, чтобы поступить на юридический факультет университета или устроиться на работу в милицию следует заплатить около 3 000 долларов. Каждая услуга также чего-то стоит: деньги приходиться платить, чтобы лечь в больницу или получить подпись на каком-либо документе.



Дакаев считает, что борьбу с коррупцией следует начать немедленно. «Сегодня, когда на первом месте вопросы безопасности, когда стоит проблема убийств, похищений и несанкционированного задержания граждан, проблема коррупции как-то отошла на второй план. Но рано или поздно ее надо будет решать. И чем скорее, тем лучше».



Умалт Дудаев, постоянный контрибутор IWPR, Чечня.