Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

БЛОКИРОВАНИЕ РОССИЙСКОЙ ГРАНИЦЫ – УДАР ПО ПАССАЖИРАМ

В результате закрытия главного КПП на грузино-российской границе больше всех пострадали армянские граждане.
By Eteri Mamulashvili

Уже почти месяц 45 граждан Армении просыпаются в Дарьяльском ущелье под открытым небом, каждый день с надеждой на то, что смогут, наконец, покинуть это живописное местечко в горах Грузии.


Следовавший из Армении пассажирский автобус оказался на этой горной заставе не в добрый час – как раз тогда, когда в связи с трагической развязкой известных событий в Беслане 3 сентября по приказу российских властей была закрыта государственная граница с Грузией. С тех пор каждый день невезучие пассажиры идут к грузинским пограничникам донимать их расспросами – есть ли какие-нибудь новости от их российских коллег?


"Грузины тогда сказали нам, что из-за трагедии в Беслане российские власти на несколько дней закрывают границу с Грузией, - с отчаянием в голосе говорит гражданка Армении Виктория Пироева. - С 3 сентября мы находимся тут и каждую ночь засыпаем с надеждой на то, что на следующий день границу откроют".


Автобус, на котором они должны были доехать до Владикавказа и в котором неудобно даже сидеть, не говоря о том, чтобы спать, стал их домом. Они умудряются прокормиться тут теми грошами, которые оказались у них с собой в дороге. К счастью, на границе оказалась маленькая столовая, где пассажирам удается по очереди перекусить. Находящаяся неподалеку река Терги приобрела функции ванной для застрявших на границе пассажиров.


Вместе с армянским автобусом у границы стоят несколько других машин, а три недели транспорта, направлявшегося в Россию, здесь было видимо-невидимо.


«В первую неделю после закрытия границы тут было множество людей, затем их число уменьшилось,­ - сказал IWPR заместитель руководителя КПП Георгий Кулумбегов. - Три автобуса с гражданами Армении, большинство из которых направлялись в Россию на работу, несколько дней назад вернулись обратно. Все, кто могли вернуться, давно оставили Дарьял».


В министерстве иностранных дел Грузии уверяют, что переговоры с российской стороной по поводу возобновления движения через границу проводятся ежедневно. В ответ на вопросы недовольных пассажиров пограничники лишь цитируют заявление российского МИД, в котором говорится, что «из-за резкого обострения ситуации на Северном Кавказе российская сторона временно прекращает международное автомобильное сообщение на участке государственной границу Казбеги-Верхний Ларс».


У многих из тех, кто в настоящее время остается в ущелье, почти все дороги назад – домой - отрезаны. Учительница русского языка Сусанна Перанян два месяца назад продала свой дом в Ереване и ехала в Москву – к сыну. Сегодня ее главная забота – как-нибудь прокормиться до открытия границы. «Мы еле умудряемся поесть раз в день, скоро у нас, наверное, и этого не будет. Мы все как заключенные, правда, им живется лучше, чем нам – в тюремных камерах есть хотя бы кровати», - Сусанна Перанян не может говорить без слез.


Грузинские власти предоставили людям на границе гуманитарную помощь – продовольствие, теплые одеяла, медикаменты и аптечки. Однако у некоторых пассажиров серьезные проблемы со здоровьем.


Елизавета Абрамовна, которая в течение 40 лет оказывала другим неотложную медицинскую помощь, сегодня сама нуждается в срочной операции. В Россию она ехала именно с этой целью. Елизавета говорит, что последние несколько лет она страдает от опухоли, однако в последнюю неделю боли стали нестерпимыми.


«Может, кто-нибудь нам объяснит, почему и сколько времени мы будем тут находиться в таком состоянии? – жалуется 68-летняя Елизавета Абрамовна. - Те, кто делают это - враги любого народа. Большая, чем в Беслане, трагедия три года назад произошла в Нью-Йорке, но там границы не закрывали, и люди могли свободно передвигаться из страны в страну».


От затянувшейся остановки страдает не только физическое состояние людей – некоторые из них уже потерпели серьезные материальные убытки.


Гражданка Азербайджана Зия Богирзаде, которая с партнером по бизнесу везла в Москву 10 тонн помидоров, более трех недель стоит у закрытой границы. 54-летняя Богирзаде, каждое утро выбрасывает несколько десятков килограмм испорченных помидоров на свалку, а часть в реку. «Больше половины груза уже пропало, - сказала она. - Еще немного, и я, наверное, оставлю тут последний помидор".


По ее словам, она уже потеряла 10 тысяч долларов США, и ежедневно убыток увеличивается на 50 долларов.


Известно, что закрытой - со времени бесланского кризиса - остается и граница России с Азербайджаном, что имело весьма тяжелые последствия для так называемых "челноков", которые из одной страны в другую возят товар на продажу.


У автора этого материала была возможность на двадцать минут приблизиться к контролируемому российской стороной КПП "Ларс" и побеседовать с несколькими российскими пограничниками, но на все вопросы они отвечали одинаково: «Мы ничего не знаем».


Ситуация на российской стороне границы оказалась еще более драматичной – здесь скопилось огромное множество грузовых и легковых автомобилей, разрешения пересечь границу ждут тысячи людей. В нейтральной зоне стоят около 20 трейлеров, груженных сахаром и мясом. По информации грузинских пограничников, на другой стороне границы стоит около 300 машин различного типа, большинство из которых - транзитные.


Хотя граница эта - грузино-российская, работники контрольного пункта считают, что больше местного населения страдают соседи-армяне.


«Для них Дарьял - фактически единственная автомобильная дорога для связи с Россией – практически «дорога жизни», так как многие граждане Армении сезонно работают в России и из года в год пользуются этой дорогой», - говорит Кулумбегов.


Беспокоит еще кое-что: приближение зимы. Первый снег в ущелье в этом году выпал 12 сентября, и с каждым днем растет вероятность того, что пересечение границы станет физически невозможным - из-за погодных условий.


«Теперь не время искать, кто прав, кто виноват, - говорит Кулумбегов. - Главная наша забота - помочь этим людям как можно скорее выехать отсюда».


Этери Мамулашвили, корреспондент грузинской газеты "24 саати".