Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Беспокойное спокойствие на границе с Южной Осетией

Жители грузинских сел строят себе новые дома, а рядом строится новая – укрепленная – граница.
By Dmitry Avaliani
Раны, нанесенные Грузии августовской войной, постепенно заживают. Граждан, в результате конфликта лишившихся родного крова, заселяют в новые дома, которые правительство построило специально для них. Но гораздо важнее «крыши над головой» для этих людей является гарантия того, что жить они будут в мире – нечто, чего им до сих пор никто не дал.

С августа, с тех пор, как закончились боевые действия, пейзаж по обе стороны от трассы Тбилиси-Гори претерпел значительные изменения. Рядом с селом Церовани расположился огромный поселок беженцев, и дальше по дороге в Гори встречаются еще несколько менее крупных поселений. Уже практически готов к заселению городок беженцев рядом с Гори – с одной стороны дороги, ведущей в столицу Южной Осетии Цхинвали. Рабочие заняты обустройством домиков «городскими» удобствами, такими как газовые обогреватели и ванные комнаты.

IWPR случилось наблюдать процесс заселения беженцев в Бербуки – один из новых поселков, расположенный на дороге, ведущей из Гори в село Меджврисхеви, что граничит с Южной Осетией. Семья Окропиридзе, бежав из села Дисеви, которое находится на территории Южной Осетии, после войны жила в одном из детских садов Гори. Пока остальные члены семьи разгружают автобус, на котором они привезли свои вещи, Реваз Окропиридзе рассказывает, что каждый дом в этом поселке рассчитан на четырех человек. Поэтому его семья, состоящая из шести человек, займет два дома.

На вопрос о том, доволен ли он новым жильем, Реваз отвечает: «Ну, а что нам остается делать... Это не наша вина, да и не правительства. Все мы хорошо знаем, кто в этом виноват».

«У вас есть надежда на то, что вы вернетесь домой?» - спрашиваем мы, и он отвечает: «Конечно, мы должны надеяться. Мы доверяем правительству. Если не в этом году, то, может, года через два мы обязательно вернемся».

Родное село семьи Окропиридзе – Дисеви – расположено сразу за границей контролируемой грузинскими властями территории. По словам главы семьи Шалвы Окропиридзе, некоторые из его односельчан иногда тайком пробираются в Дисеви, ныне занятое российскими и осетинскими военными – чтобы посмотреть, что там происходит. Но самим Окропиридзе подобраться близко к родному дому пока не удавалось. «Наши яблони буквально ломятся от плодов, вот бы нам собрать урожай», - сетует Таня Окропиридзе.

Российские и осетинские военные контролируют и все высоты вокруг села Меджврисхеви. Местный фермер Закро Гинтури показывает нам со своей фермы расположенные неподалеку – на горе – палатку и окопы. Над палаткой развевается флаг, но нам не разобрать – российский он или осетинский.

По словам Гинтури, после войны жители села не выгоняют свою скотину на пастбища и избегают ходить в лес, опасаясь нарваться там на осетинских ополченцев.

Население покинуло Меджврисхеви утром 10 августа, хотя большинство стариков остались в своих домах. Возвращаться жители стали только после того, как российские военные были выведены из буферных зон.

В селе не видно каких-либо следов войны - все дома в целости и сохранности: не коснулась их рука поджигателей и мародеров.

В сентябре у местных украли отару овец, другого ущерба село не понесло. Закро даже удалось сохранить своих коров. То, что во время войны Меджврисхеви пострадало меньше других сел, он объясняет хорошими отношениями местных с жителями соседнего осетинского села Громи.

«У нас всегда были хорошие отношения с осетинами, - говорит Гинтури. - По воскресениям они переходили торговать у нас на базаре, некоторым и сегодня удается пробраться сюда. – Я побывал в каждой семье в Громи. Я ветеринар, и тамошние жители часто обращались ко мне за помощью. Они и сейчас звонят мне, прося совета, но на ту сторону я больше не хожу».

По его словам, он остерегается переходить на контролируемую осетинской стороной территорию не из-за местного населения, а из страха перед приехавшими из Цхинвали «боевиками», со стороны которых «чувствуется агрессия».

«В 91-ом году, - рассказывает он, - мы не впустили в Громи грузинские формирования. Думаю, на этот раз [жители Громи] за нас заступились».

В Тквиави во дворе сгоревшего дотла дома местные рабочие роют котлован под фундамент коттеджа. Коттедж будет очень маленьким – площадью всего шесть квадратных метров. Но хотя бы зимовать семья будет не под открытым небом.

Строительство временного жилья для населения финансируется правительством. Люди, чьи дома были уничтожены во время войны, также получат от властей денежную компенсацию.

Всего, в селе сожжено около 60 домов. Строительство коттеджей здесь должно было завершиться к 20 декабря.

В селе Эргнети, которое граничит с Цхинвали, сгорело большинство домов. Людей здесь мало.

Семья Церетели сама строит коттедж, используя выделенные государством деньги и стройматериалы. «Мы строим жилье на нашем собственном поле, а не во дворе, чтобы не смотреть каждый день на наш сгоревший дом», - говорит глава семьи Акакий Церетели. Компенсации за дом ему пока не дали, но сумма, которую он предполагает получить, представляется ему недостаточной. «На восстановление моего дома не хватит и 50 тысяч», - говорит он.

На грузинской стороне контрольно-пропускного пункта Эргнети подъемный кран таскает бетонные плиты – здесь идут фортификационные работы. Впереди, через несколько десятков метров, располагается еще один пост, тоже укрепленный, но над ним развеваются российский и осетинский флаги. Дальше – Цхинвали.

На новой «границе» стоят машины скорой помощи и Красного Креста – они должны отвезти больного из Цхинвали на лечение в Гори. Грузинский офицер говорит, что после войны было уже несколько случаев перевозки людей из Цхинвали на лечение по эту сторону границы.

Живя в непосредственной близости от Южной Осетии, население Меджврисхеви и Эргнети не питает особых надежд на то, что происшедшее в августе больше не повторится. Некоторые жители Эргнети даже не хотят пытаться восстановить свои сгоревшие дома или начать строительство новых. «Кто знает, что еще будет?» - говорит один из них, жалуясь, что до сих пор со стороны Цхинвали иногда открывается стрельба.

Надежду на долговременный мир местным жителям не внушает и присутствие среди них наблюдателей Евросоюза и ОБСЕ.

«Благодаря международной помощи, осенью люди смогли обработать свои земельные участки. Но у нас шутят так: кто знает, может, русские, наблюдая за нами с высот, говорят: «Вы сейте, а мы пожнем»», - говорит житель Меджврисхеви Закро Гинтури.

Дмитрий Авалиани, корреспондент «24 саати», Тбилиси