Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

БЕСЛАН: УБИТЫЙ ГОРЕМ, ОХВАЧЕННЫЙ ТРЕВОГОЙ

Спустя три дня после закончившейся трагедией осады школы североосетинский городок пребывает в шоковом состоянии.
By Valery Dzutsev

Улицы Беслана переполнены, центр города превратился в одну большую похоронную процессию. На некоторых улицах плач и причитания доносятся почти из каждого дома.


Город убит горем, однако люди, потрясенные кровавой развязкой драмы с захватом заложников, требуют ответов на вопросы.


По данным на понедельник, количество жертв случившейся в пятницу трагедии составляет 338 человек, в больницах остаются 435 раненых, судьба 200 по-прежнему неизвестна. У входа в спортивный зал школы плакала женщина. "Долой наше правительство, президента, парламент! - сказала она громко. - Зачем они нам нужны?" Рядом стоявшая женщина добавила: "Они могут только красть деньги".


По Октябрьской улице, что расположена недалеко от школы, в течение двадцати минут прошли три или четыре похоронные процессии. Некоторые из гробов были совсем маленькими. На улицах скопилось больше народа, чем во время осады школы - отдать дань памяти погибших в Беслан приехали люди со всей Северной Осетии, тут же собрались журналисты со всего мира. Осетин объединяют широкие родственные связи, потому многим пришлось идти с соболезнованиями в каждую из понесших тяжелую утрату семей.


Здание школы уже открыто для посетителей, которых там собралось видимо-невидимо. Злосчастный спортивный зал представляет собой примыкающее к школе строение. На первый взгляд он не кажется большим. Металлоконструкция крыши сохранилась, но деревянный настил уничтожил огонь. На усыпанном черным пеплом полу повсюду горят свечи, на окнах громоздятся цветы. Особенно много людей в самом спортивном зале. Большинство собравшихся - особенно женщины - тихо плачут.


Народ не доверяет властям. "Они лгали с самого начала - лгали и о количестве людей в школе, и о личностях террористов, обо всем", - сказал один из присутствовавших на похоронах Сергей.


Министр внутренних дел Северной Осетии Казбек Дзантиев подал заявление об отставке, считая, что как "офицер и человек" он не может оставаться на своем посту. Однако до сих пор заявление принято не было. Кстати, слухи о его возможной отставке - по причинам здоровья - циркулируют здесь уже на протяжении двух лет.


Вплоть до субботы к востоку от Беслана на границе с Ингушетией бдели войска, однако уже два дня, как их там нет. Жители Северной Осетии чувствуют себя незащищенными.


"Я по-настоящему в панике, - сказала Альбина, учительница. - Происшедшее показало, что мы абсолютно беззащитны. Сегодня мы были на одних похоронах, а завтра нам идти на другие".


У входа в бесланский Дом культуры развешены фотографии пропавших детей. На многих расположенных поблизости домах снимок 11-летней девочки, там же указываются четыре телефонных номера с просьбой к тем, кто что-либо знает о ней, позвонить.


У школы стоял пожилой мужчина, который представился Виктором. Он останавливал прохожих, приглашая их войти. "Не проходите мимо, напишите что-нибудь в нашей книге для будущих поколений". По словам Виктора, только тот, испытал на себе ужасы терроризма, может понять, что чувствуют люди, потерявшие в Беслане родных. Сам он еще в 1995 году - во время нападения на российский город Буденовск, которым руководил Шамиль Басаев - потерял сына. Считается, что организатором теракта в Беслане был тот же Басаев.


"Эта школа не должна быть снесена, - сказал один мужчина - как оказалось, лектор. - Мы должны сохранить ее как ужасный урок нашему народу. Стены этого спортивного зала должны стать для нас тем, чем Стена плача является для евреев. Конечно, на долю нашего народа выпадали и другие беды, но эта - самая большая из всех".


Многие жители Беслана в случившемся винят войну в Чечне и самих чеченцев. Однако вот что сказала Аида, приехавшая сюда из соседнего города. "В восьмидесятых годах я училась в Грозном, и чеченцы показались мне очень дружелюбными людьми. Я не верю в то, что они могли совершить эти ужасы". Ее подруга Лолита добавила: "Мы приехали в Беслан из другого города, по телевидению мы слышали одно, а здесь происходит совсем другое".


Большинство государственных школ и высших учебных заведений в республике остаются закрытыми, занятия должны были начаться 1 сентября. Один мужчина, житель соседнего села Олгинское, сказал: "Увидев по телевизору происходившее в Беслане, мой маленький сын заявил мне: "Папа, я больше не пойду в школу". И знаете, я и сам боюсь его отпускать".


Валерий Дзуцев, координатор IWPR на Северном Кавказе