Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

БЕРЕГ ЛЕВЫЙ, БЕРЕГ ПРАВЫЙ...

Они живут в изолированности от внешнего мира. Их родина – село на границе, и никто не знает, какой из сторон оно принадлежит. И все же вера в лучшее будущее не покидает их.
By Mikael Nersessian

«Абхазия? – удивляется Валерий Шаронов. – Никакая это не Абхазия, а наша, российская земля, здесь всегда жили и живут русские».


63-летний Валерий Шаронов живет в селе Аибга, расположенном на границе между Россией и непризнанной республикой Абхазия, некогда автономией в составе Грузии.


«Эта территория принадлежала адлерскому совхозу. И никто не имеет права отдавать эту землю соседнему государству», – говорит он.


Те, кто, подобно Шаронову, живут на правом берегу разделившей Аибгу реки Псоу, считают себя россиянами, однако жители левобережья имеют на этот счет некоторые сомнения.


Неопределенность статуса создала серьезные трудности в обустройстве села. В ней же причина того, что до недавнего времени село оставалось практически изолированным от Абхазии.


Путаница в этом вопросе произросла из разногласий по поводу пути прохождения границы. Так, Депутат городского Собрания Сочи Сергей Шейгородский говорит, что 12 апреля 1929 года Президиум ЦИК СССР утвердил административную границу РСФСР, установив ее по реке Псоу.


«Но при этом село Аибга, расположенное по обоим берегам реки, было оставлено в составе Сочинского района, а граница прошла южнее Аибги, – говорит Шейгородский. – Это постановление ЦИК СССР не изменялось и не отменялось до настоящего времени».


Однако в Абхазии полагают, что земли села Аибга, расположенные на левом берегу реки Псоу, принадлежат Абхазии.


«На территории Абхазии находятся 492 гектара земель, относящихся к селу Аибга», – сказал IWPR руководитель госкомпании «Абхаззем» Георгий Ануа.


Эта точка зрения находит подтверждение в постановлении мэра Сочи Леонида Мостового «Об утверждении описания границ Сочи и внутригородских районов». Подписанный в 2001 году, этот документ включает в состав приграничного с Абхазией Адлерского района города только ту часть села Аибга, которая расположена на правом берегу Псоу. Земли, расположенные на левом берегу, остаются вне административного деления страны. Зная это, чиновники сочинской мэрии просят воздерживаться от хозяйственных работ на левобережье Псоу.


Единственная дорога в село ведет со стороны Сочи. Однако попасть в Аибгу нелегко – приграничный статус деревни диктует необходимость всем российским гражданам, в их числе и жителям Сочи, получать специальные пропуска для въезда в село.


В северной части деревни, то есть на правом берегу Псоу, в центре села расположилась российская пограничная застава. «Это временно, – говорят сельчане. – Мост через реку пришел в негодность, и пограничникам трудно оборудовать посты на той стороне».


Между тем левобережная часть села не охраняется силовыми ведомствами ни России, ни Абхазии.


Однако в Абхазии об Аибге помнят. С каждым днем все отчетливее слышны взрывы. Это государственная компания «Абхазлес» строит дорогу к Аибге, прокладывая путь через скальные участки с помощью динамита.


«Нам осталось пройти еще около трехсот метров, чтобы завершить строительство этой дороги, – заявил IWPR директор компании «Абхазлес» Адольф Шамба. – Теперь у нас будет своя дорога, и нам не придется согласовывать с российскими пограничниками обходной проезд на собственную же территорию», – говорит Шамба.


Руководство компании «Абхазлес» намеревается уже ранней осенью начать заготовку промышленной древесины на левобережье Псоу. Как ни парадоксально, но еще не оправившаяся от экономических последствий войны Абхазия пытается развернуть хозяйственную деятельность в районе левобережья Аибги более оперативно, чем сравнительно благополучный Сочи.


В планы «Абхазлеса» входит направить в леса Аибгы лесничих, чтобы пресекать варварское истребление леса – то, чем, по словам представителей фирмы, занимаются россияне.


«По моим данным, россияне не препятствуют браконьерской вырубке леса в этом районе, – утверждает Адольф Шамба. – Мы же будем вырубать деревья только по согласованию с экологической инспекцией».


Жители Аибги верят, что абхазы начнут нанимать сельчан на работу, платить им зарплаты, и жить станет лучше.


На протяжении последней пары десятилетий село Аибга чахнет. А в советское время здесь работал весьма преуспевающий колхоз. Колхозники поставляли в сочинские санатории и пансионаты фрукты и овощи.


«Когда был колхоз, мы кормили полгорода, ничего у нас просто так не пропадало», – рассказал IWPR местный житель Алексей Лыкасов.


Сегодня в Аибге живут всего несколько десятков семей – около 150 человек, хотя официально зарегистрировано в три раза больше. Лишь немногие имеют работу, а остальные едва сводят концы с концами.


«Многие из тех, кто перебрался в город, не спешат менять место регистрации, мало ли когда придется вернуться, – говорит Лыкасов. – В селе сейчас живут в основном пожилые люди. Наши дети и внуки перебрались на побережье Сочи. Нас они навещают редко. Молодежь не хочет жить в условиях деревенской неустроенности».


Жители Аибги в буквальном смысле оторваны от цивилизации. Зимой пробраться сюда проблематично даже на армейских джипах. Нет дорог и мостов. Левобережье Псоу в районе Аибги после разрушения паводками мостов оказалось доступным только для сил сочинского отряда службы спасения, которая периодически эвакуирует на вертолете в городские больницы пострадавших и больных селян, нуждающихся в экстренной медицинской помощи.


А неподалеку от Аибги расположен горнолыжный курорт Красная Поляна – одно из любимых мест отдыха президента России Владимира Путина. Жителям Красной Поляны, в отличие от их соседей, жаловаться на неустроенность не приходится. Горнолыжный курорт медленно, но верно обустраивается, развивается инфраструктура, создаются рабочие места.


Но Лукасов покидать родное село не собирается. Родители Алексея Ивановича обосновались в Аибге еще в начале прошлого века. Сам он прожил здесь всю свою жизнь, после окончания школы работал в местном колхозе. Сейчас Алексей Лыкасов разводит пчел и сдает мед со своей пасеки торговцам на рынке в Адлере.


«Мед с моей пасеки отличается особым вкусом, – гордо заявляет он. – Нигде больше нет меда, который пахнет горькими травами и водкой. Если съесть несколько больших ложек моего меда, можно даже слегка опьянеть».


Единственный сын Алексея Ивановича живет в Краснодаре, где держит маленький магазин по продаже сотовых телефонов. Но, несмотря на все уговоры, пожилой житель Аибги не соглашается переезжать к сыну.


«Человек, проживший большую часть жизни в деревне не сможет чувствовать себя счастливым в городе, – говорит он. – Пожилые люди, на старости лет бросающие свои дома и переезжающие к детям в город, не живут долго. Они умирают от тоски и безделья».


Микаэл Нерсесян, обозреватель газеты «Наш дом Сочи».