Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

БЕДНОСТЬ ТОЛКАЕТ УЗБЕКИСТАНЦЕВ НА СБОР МЕТАЛЛОЛОМА

Доходы простых людей от продажи металла мизерны, но для многих андижанцев сбор металлолома - это единственный способ свести концы с концами.
By an IWPR
(имена изменены) из Бозской области Ферганской долины на 45-градусной жаре собирают металлолом на территории заброшенного аэропорта, когда-то служившего базой для опыления хлопковых полей.



Вот уже несколько лет самолеты здесь не приземляются, и аэропорт стали использовать как склад, куда из близлежащих колхозов и фабрик свозился весь металлолом.



В этом районе Узбекистана хронические бедность и безработица заставляют собирать металлолом всех - от самых молодых до стариков. Практически все местное население занимается поиском металлолома, брошенного на полях, в тракторных депо, заброшенных зданиях и на фабриках. Весь собранный металл нелегально переправляется в Кыргызстан, откуда затем продается в Китай и другие страны.



«Найденный металл мы сортируем на ржавый и нержавый и продаём от 10 сумов до 20 сумов за 1 кг [около 1 цента], - говорит 10-летний Фазлитдин. - За три месяца я собрал более 300 кг металла и продал за 3100 сумов [2,5 доллара США]. Эти деньги я отдал маме, чтобы она купила мне туфли и брюки».



«Наш ровесник Батиржон собрал 500 кг металла, - говорит Мусажон. - Мама Батиржона купила ему костюм, туфли, сумку, школьные книги. Теперь к школе у него все есть».



По словам 60-летнего жителя села Актеп Алтынкульского района, занимающегося сбором металлолома, старикам, которые собирают металлолом, приходится забыть о гордости.



«Раньше ненужные вещи, лежавшие в углу двора, было стыдно продавать. Я был трактористом, и ненужные запчасти от трактора остались дома, лежали бесхозно во дворе. Стыдно признаться, что я продал это все за 900 сумов», - говорит он.



Закрывшиеся промышленные и сельскохозяйственные предприятия стали ценными источниками металла. Заброшенная птицеферма в селе Эгамбердиабад Хаджиабадского района, где когда-то содержались до 40 000 кур, была полностью разобрана на металлолом местными жителями.



«Я лично много лет проработал на этой птицефабрике. Здесь было 36 корпусов. В ячейках 20 корпусов мы содержали по 10 000, иногда 30 000-40 000 кур. Некоторые корпуса были отведенены для разведения цыплят. Сейчас этой птицефабрики не существует. Люди растащили весь металл, который был на ферме. Со временем даже железо с заборов исчезло», - говорит 70-летний Хусанбай.



К сожалению, подбирают не только бесхозный металл. В самом Андижане люди для продажи воруют крышки канализационных люков, металлические скамейки и ограды с кладбищ.



«Мой тридцатилетний сын однажды пришел весь в крови. Возвращаясь с работы, он упал в канализационный люк, где не было крышки, - говорит Оминахон Каримова. - Моя знакомая Одинахон рассказывает, что у нее умер муж, и на свою пенсию она поставила ограду на его могиле на кладбище, но недавно её украли».



По данным независимых аналитиков, торговля металлом началась в регионе пять или шесть лет назад. По словам директора Андижанского центра демократических инициатив Дильшодбека Тиллаходжаева, сначала люди собирали цветной металл - олово, медь и аллюминий. Но после того как практически весь цветной металл закончился, люди начали собирать железо.



Большая часть населения Ферганской долины работает на фермах, и многие с трудом зарабатывают достаточно денег на хоть сколько-нибудь приличное существование. Некоторые описывают условия, в которых им приходится трудиться, как близкие к рабству.



Работникам запрещено покидать фермы, куда они были определены; фермеров заставляют продавать государству выращенные ими хлопок, зерно и другие сельскохозяйственные культуры за цену, составляющую лишь мизерную часть от реальной стоимости.



Правительство страны продолжает практиковать советский тип экономики, подавляя развитие малого бизнеса и торговли, что, в свою очередь, отягощает жизнь населения страны и приводит к неуклонному росту уровня безработицы.



Предприниматели, обходя законы, тайно продают металл в Кыргызстан, где торговля им также является прибыльным бизнесом. Но, как они сообщили IWPR, доходы от торговли крайне малы.



«Мы с друзьями покупаем металлолом по всему кишлаку - от 10 до 20-30 сумов за 1 кг, затем вывозим в Джалалкудукский район, на пограничный пост Ёркишлак, оттуда перевозим в Кыргызстан и там продаем», - рассказывает учитель истории из Булакбашинского района, который занимается торговлей металлом, чтобы выручить хоть какие-то дополнительные средства к своей мизерной зарплате.



«Но сейчас наше дело идет на спад, - продолжает он. - Во-первых, металла в Андижане становится меньше, чем раньше; во-вторых, условия торговли изменились, сейчас люди стали торговаться; в-третьих, пограничники и таможенники просят много денег; в-четвертых, районная и областная милиция тоже требует свою долю. Особенно много просят работники отдела уголовного розыска».

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >