Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Баткенский конфликт возвращается

Уже второй год подряд боевики вторгаются в Баткенский район в южном Кыргызстане.
By Turat Akimov

Еще раз август вызвал активность боевиков в Баткенском районе Кыргызстана. Дважды за пять дней боевики, действующие из гор на таджикско-кыргызской границе, пытались войти в Баткен. Однако кыргызские военные силы считают, что их нынешняя военная деятельность является более сложной, и у боевиков на уме более серьезные цели.


Генерал-майор Аскар Мамеев, заместитель секретаря кыргызского Совета безопасности, сообщил о гибели шести кыргызских солдат во время боя с боевиками 17 августа, а общее количество потерь составило 24 человека. Еще два человека пропали без вести, а группа американских альпинистов была спасена от повстанцев. 15 августа также освободили группу из шести немецких и шести российских альпинистов.


Во время прошлогодних набегов в тот же самый район исламские повстанцы, которые считались членами Исламского движения Узбекистана, ИДУ, объявили войну против узбекского президента Ислама Каримова. Они провозгласили своей целью установление Исламского государства в Узбекистане и освобождение всех своих сторонников, посаженных в тюрьму после взрывов в Ташкенте в феврале 1999 года.


Мятежники ворвались в Баткен августе 1999 года, захватили в заложники несколько человек и потребовали пропустить их в Узбекистан.


Во время недавнего нападения, как полагают, захватили 89 жителей высокогорного села Самаркандек. В течение недели от жителей нет никаких известий.


Первоначальные сообщения от 15 августа, утверждающие, что кыргызские военные отбросили мятежников назад за таджикскую границу к северу от Баткена, оказались преждевременными. В ту же самую ночь боевики снова появились на таджикско-кыргызской границе, вызвав новые бои в районе Кырык-Булак, в 30 километрах к западу от перевала Торо, на месте первого вторжения 11 августа.


Мамеев сказал, что напряжение остается очень высоким и что трудно сказать, сколько еще боевиков находится в этом регионе.


Источники разведки сообщают, что еще одна группа из 800 боевиков, сконцентрированная в Джергатале, Таджикистан, может сделать попытку войти в Баткен с юга. Тем временем, сообщения утверждают, что в Калдарском регионе Афганистана, рядом с таджикской границей, собирается подкрепление, готовое двинуться в направлении Ферганской долины.


Кыргызский министр обороны Есен Топоев находится в Баткене, чтобы лично командовать отпором республиканских военных сил этим набегам. 15 августа Топоев сказал, что кыргызские войска под командованием полковника Асылбека Ормокоева захватили много оружия, принадлежащего повстанцам. Министр также утверждает, что боевики относятся к ИДУ.


«Среди боевиков имеются узбеки, татары и башкиры», сказал Топоев. «Имеются также и снайперы, воюющие против нас, которые могут быть из России и Украины. Мы также заметили чеченцев, индусов, пакистанцев, афганцев и арабов среди полевых командиров».


Источники военной разведки сообщают, что среди мятежников есть несколько женщин-снайперов – новое явление в Кыргызстане.


Полковник Мамат Тешебаев, военный комиссар Ляйлякского района, сказал, что первые схватки между мятежниками и правительственными войсками прошли возле села Рават в Киндикском районе, местности в Андижанских горах рядом с таджикской границей.


Тешебаев сказал, что было принято быстрое решение эвакуировать жителей из прилегающих горных мест Озгоруша, Тоо-Джайлоо и Саркента.


Согласно полковнику, целью мятежников является прорваться через кыргызскую территорию в Ворухский и Чоркуйский анклавы – официально узбекские территории, на которых проживает примерно 38 тысяч таджиков. Кыргызские генералы считают, что мятежники попытаются прорваться к Чон-Алаю через Бок-Башийский перевал в направлении Оша, повторив нападение прошлого года. Оттуда мятежники попытаются войти в район Ташкента, Узбекистан, через Чаткал и Ала-Букин, как считает Тешебаев.


Военные источники подозревают, что мятежники используют старые советские карты, однако Тешебаев сказал, что они не исключают возможности того, что были использованы иностранные альпинисты для сбора топографических фотографий, необходимых для составления подробных карт. Кыргызский министр внутренних дел Омурбек Кутуев говорит, что есть свидетельства того, что некоторые местные жители работают в качестве проводников для мятежников. Он добавил, что несколько подозреваемых было арестовано. Были отправлены дополнительные воинские подразделения, в основном, спецвойска Скорпион, в горные местности Ляйляк, Катран, Исфара и Сумбулин в поддержку усилий местных администраций по подавлению деятельности мятежников в их регионах.


Были мобилизованы лошади, проводники и опытные охотники в помощь попыткам военных зайти в тыл мятежников и запечатать выход на горные тропы. Были поставлены пограничные посты вдоль участков дороги рядом с таджикской границей у селений Исфан. Коргон, Ай-Коль, Дейнос, Кок-Таш и Катран.


Баткенский прорыв вместе с деятельностью мятежников в южном Узбекистане быстро способствовал сотрудничеству между кыргызским, таджикским и узбекским правительствами. Высокопоставленные чины из служб безопасности республик договорились на совещании в Ходженте, Таджикистан, установить центр по совместной операции для выявления и уничтожения мятежных групп на территории каждой республики. Генерал Болот Джанузаков, секретарь кыргызского Совета безопасности, сказал, что один из основных источников дохода мятежников поступает от организаций, поддерживаемых Осамой бин Ладеном, саудовским миллионером, которого США обвиняет во взрыве в Международном торговом центре, наряду с другими нападениями. Полагают, что бин Ладен находится в Афганистане.


Джанузаков сказал, что у кыргызского правительства имеются доказательства того, что Джума Намангани, известный лидер ИДУ, использует два вертолета, предоставленные афганским Талибаном. Он также добавил, что боевики ИДУ получили подготовку по проведению военных действий и саботажа на базах в Пакистане и Афганистане.


Главной целью боевиков, считает Джанузаков, является расширить маршруты доставки наркотиков на север через Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан. Маршруты через Баткен являются самыми короткими и, до боев прошлого года, наименее охраняемыми. По словам источников Джанузакова, в Тавилдаринском районе, на юго-востоке Таджикистана, накопилось до полутора тонн героина. Этот район, считают также, является убежищем для Джумы Намангани.


Поэтому Джанузаков считает возможным, что баткенские действия могут быть отвлекающим маневром, чтобы позволить наркокурьерам спокойно перевезти свой груз. Генерал также считает, что подъем активности ИДУ частично является платой за деньги, поставки и вооружение, переданные «международными террористическими центрами», большей частью из Афганистана. Прорывы в Баткен и южный Узбекистан, как говорит он, нацелены на дестабилизацию ситуации в Средней Азии.


Таджикское правительство, как сказал Джанузаков, пообещало предотвратить события прошлого года, во время которых погибло 27 кыргызов. Однако кыргызское правительство обвиняет Душанбе в нарушении своих обязательств сдерживать боевиков. Джанузаков критиковал таджикское правительство за отказ разрешить кыргызским и узбекским войскам войти в Таджикистан для преследования отступающих боевиков.


Россия, Казахстан, Узбекистан и Китай предоставили финансовую помощь Кыргызстану, как добавил Джанузаков.


Турат Акимов, постоянный корреспондент IWPR