Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

БАЛКАРЦЫ ЧТЯТ ПАМЯТЬ ЖЕРТВ НКВД

События одного летнего дня 1942 года превратили балкарский народ в изгоев.
By Yuri Akbashev

Борцы за независимость Балкарии обнаружили, что рассказы о прошлой несправедливости служат гораздо лучшим средством для сплочения их народа, чем обещания светлого будущего.


Для этой цели лучше всего послужила так называемая Черекская Трагедия 1942 года. Грядущий юбилей этой расправы НКВД над северокавказским народом даст новым лидерам движения за независимость Балкарии возможность почтить память погибших.


Правда о Черекской Трагедии стала известна только в начале девяностых годов, когда КГБ рассекретило свои послевоенные архивы.


НКВД бросило свои силы на Северный Кавказ, когда в июле-августе 1942 года, после падения города Ростова–на–Дону туда отступили части 37-й армии.


В это же время в Кабардино-Балкарию вернулось 600-700 человек из разбитой 115-й Кабардино-Балкарской кавалерийской дивизии, которая лоб в лоб столкнулась с наступающими крупными силами мотострелковых и танковых соединений немцев.


Многие вернувшиеся солдаты и офицеры жили на родине нелегально, и их стали называть дезертирами. В справке «О состоянии балкарских районов КБАССР» (Кабардино-Балкарской Автономной Советской Социалистической Республики), направленной на имя наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии 23 февраля 1944 утверждалось, что якобы большинство из дезертиров балкарцы.


Берия немедленно направил в Балкарию карательные отряды, и, таким образом, красноармейцы и солдаты НКВД уничтожили три балкарских селения – Сауту, Кюнюм, Чегет-Эль. Количество убитых превысило 1500 человек от грудных детей до столетних стариков.


Тани Байсиева 1935 года рождения вспоминает: «Мне тогда было семь лет. Когда красноармейцы начали расстреливать всех подряд, мы убежали к бабушке. Там нас в доме собралось где-то 60 человек. Нас нашли, и сказав, что хотят провести собрание, вывели всех на улицу. Мы стояли у стены, когда солдаты стали стрелять по нам. Все попадали замертво, а я осталась под плотной шалью матери.


Я слышала шепот матери, которая просила глоток воды. Вместе с ней там умерли и две мои малолетние сестры. Солдаты через пару часов после обильного обеда нашими продуктами вновь проверили трупы. Потом родственники из соседнего села ночью забрали меня и насчитали на мне пять ран от пуль, но я, единственная из 60 человек, выжила. А русские солдаты грабили потом дома, забирали все, что могли».


Мухадин Газаев 1925 года рождения рассказал: «… Недалеко от местечка Шканты мы наткнулись на русских солдат и, спасаясь от них, бежали в местечко Ирцибаши, в горы. В горах мы без еды протянули неделю, а когда вернулись, увидели страшную картину. Сестра моя Мару и один ее малолетний сын были убиты на руках матери ее мужа, второго сына пристрелили во дворе, а третий был на руках Мару. Его обгорелые останки мы завернули в кафтан и закопали».


Халимат Жангуразова 1930 года рождения спряталась в яме и видела, как 60 членов ее семьи погибли от рук чекистов на третий день погромов. Они расстреляли балкарцев во дворе, а трупы тут же сожгли.


«От горелого трупного запаха невозможно было дышать. Потом пришли немцы и помогли нам похоронить останки родных. Немцы нас не трогали, а наоборот помогали».


Спустя два года после черекских событий всех балкарцев обвинили в бандитизме и пособничестве фашистам и выслали целый народ в Среднюю Азию и Казахстан.


Официально реабилитировали балкарцев в 1957 году, но, вернувшись в родные места, они обнаружили, что их исконные территории уже заселены кабардинцами и русскими.


В последние годы лидеры балкарского народа призывают российское руководство официально признать факт массовых убийств. Балкарская общественность очень рассчитывает на то, что русские военные, которые командовали карательными отрядами – командир 278-го стрелкового полка 11-й СД дивизии НКВД капитан Накин, командир 11-й дивизии НКВД подполковник Шикин, начальник штаба дивизии капитан Тяжлов, будут объявлены военными преступниками, виновными в гибели 1500 детей, стариков и женщин в Черекском ущелье.


По мнению балкарцев, заявления о сотрудничестве с нацистами "запятнали честь балкарского народа" и сделали их изгоями общества.


Борцы за независимость говорят, что более половины из 100 000 балкарцев считают себя жертвами дискриминации. Их основные места проживания находятся в Эльбрусском и Черекском районах, откуда они намерены начать создание независимой Балкарии. Этой цели им не удавалось достигнуть уже десятилетие.


Юрий Акбашев и Аскерби Минашаров - постоянные корреспонденты IWPR