Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Балет Противоречит Менталитету Туркмен

Президент Туркменистана Туркменбаши закрывает театры и изымает из библиотечных фондов книги, искажающие, по его мнению, историю туркменского народа.
By Nazik Ataeva

Весной этого года, на очередном заседании Кабинета министров, президент Туркменистана Сапармурат Ниязов дал распоряжение закрыть в Ашгабаде Театр оперы и балета, Театр юного зрителя, Национальный эстрадно-цирковой центр и Государственную филармонию, мотивировав столь неординарное решение ненадобностью и невостребованностью данных культурных учреждений. Аргументы были следующими: работники культуры, во главе с министром, плохо выполняют свои обязанности. Да и кому интересны, скажем, «Травиата» или «Тоска»?


Туркменбаши, обращаясь к деятелям культуры и творческим работникам, сказал: «Вы должны ставить постановки, основанные на самобытном искусстве туркмен, так как именно это интересно нашему народу». Что касается балета, то президент отметил, что вид полуобнаженных женщин противоречит менталитету туркменского народа, высокой морали и нравственности. То же самое относилось к циркачам.


В итоге были даны следующие распоряжения: вместо Театра оперы и балета основать Драматический национальный театр, где будут ставиться постановки туркменских эпосов и дестанов.


Примечателен тот факт, что буквально за несколько дней до появления указа о реорганизации театров газета «Нейтральный Туркменистан» (центральный печатный орган страны и единственная газета на русском языке) в одной из статей привела такую цитату великого Туркменбаши: «Сразу хочу предостеречь от крайностей: и опера, и балет, и фортепианная музыка нам нужны. Звуки дутара и гиджака для нас священны. Мы никогда не устанем их слушать. Но и ограничиваться только ими нельзя». Вот такой парадокс из уст президента. Но с Великими, как говорится, не спорят.


Очевидно, что общественность обеспокоена, обескуражена решением президента. Это не что иное, как всеобщая «туркменизация» всего и вся, направленная на формирование новой идеологии.


Учительница средней школы, попросившая не называть ее имени, сказала, что расценивает это решение как очередной «щелчок» по русскоязычной части населения Туркменистана. При явном однообразии культурной жизни в столице, это прямой путь к полному ее отсутствию. «Что будут знать наши дети - наше будущее, если будут воспитываться только на туркменских дестанах?» - спрашивает она с горечью и недоумением.


Вследствие указа Туркменбаши, без работы остались заслуженные деятели культуры и искусства, которые прошли прекрасную школу в престижных театральных вузах еще во времена Советского Союза. По словам Майи Кулиевой, представительницы так сказать «махровой интеллигенции», как будет обстоять дело с культурным развитием нации – большой и открытый вопрос.


Воспитанница теперь уже бывшей Балетной школы Светлана (девушка просила не называть ее фамилии) говорит: «Я отдала балету девять лет и через год была бы уже выпускницей. Балет – это смысл моей жизни, я мечтала стать профессиональной балериной, выступать на сцене, приносить радость людям. Но теперь это оказалось никому не нужным, годы упорных занятий, репетиций – все зря? Более того, балет опошлили, назвали непристойным, безнравственным! Разве может быть искусство безнравственным? И еще, мне больно оттого, что не только мы, воспитанники балетной школы, но и наши педагоги, профессионалы своего дела, посвятившие искусству всю свою жизнь, потеряли работу и оказались буквально выброшенными на улицу».


Население Туркменистана лишилось хоть малой, но возможности приобщаться к мировой культуре, к ее классике.


Остается добавить, что ныне в Ашгабаде еще существует Русский драматический театр им. А. С. Пушкина, который находится под патронажем посольства Российской Федерации и является своеобразным центром культурных связей Туркменистана и России. Но и его судьба может решиться в один момент.


Закрытие театров, цирка, филармонии – это путь к всеобщей деградации культуры, науки и образования в Туркменистане. За последние годы президент предпринял такие беспрецедентные шаги, как упразднение Академии наук, сокращение школьного и вузовского образования, увольнение 10 тысяч учителей. Началось расформирование Национальной библиотеки, из фонда которой, также как и из фондов других публичных и школьных библиотек, были изъяты и сожжены книги писателей, «неправильно освещающих историю туркменского народа и искажающих славное прошлое туркмен».


«Неправильными» считаются любые упоминания о внутренних проблемах сохранившегося в начале века у туркмен традиционного общества, а также положительные оценки последствий вхождения Туркменистана в состав Российской империи. Среди запрещенных известные туркменские писатели, историки, поэты – А. Велсапар (ныне находится в эмиграции), М. Дурдыев, А. Хаидов, Т. Джумагельдыев и другие. Всего 19 писателей. Предполагается внесение в этот список и других известных туркменских писателей, включая выдающегося писателя туркменской литературы Берды Кербабаева, автора известной исторической трилогии «Решающий шаг».


Кроме того, планируется, что в здании Национальной библиотеки в скором времени разместятся солдаты Президентской армии. Данный факт объясняется просто - соображениями безопасности. Национальная библиотека находится в центре города, рядом с президентским дворцом, и дабы обеспечить, в случае чрезвычайной ситуации, систему быстрого реагирования, решено расположить армейскую часть буквально под «окнами» дворца Туркменбаши.


Какова будет судьба книжного фонда Национальной библиотеки, неизвестно.


Назик Атаева, псевдоним журналиста из Туркменистана.