Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

БАКУ ОТВОРАЧИВАЕТСЯ ОТ АЗЕРБАЙДЖАНСКИХ БЕЖЕНЦЕВ

Опасаясь преследований, азербайджанцы, живущие в Иране, возвращаются на историческую родину. Но и там они не находят сочувствия.
By Mamed Bagirov

Спасаясь от иранского режима, проживающие там азербайджанцы просят убежища в Азербайджане, который отнюдь не горит желанием им помогать. Предположительно, вопрос о беженцах будет обсуждаться в ходе запланированного на середину февраля официального визита Гейдара Алиева в Тегеран. Правозащитники сомневаются, что правительство Азербайджана будет учитывать интересы беженцев.


На сегодняшний день на территории Ирана живут 30 миллионов азербайджанцев, почти половина населения страны. В основном они обитают в северо-западных районах, известных как Восточный и Западный Азербайджан. Отношения между азербайджанским населением Ирана и официальным режимом всегда были напряженными.


Азербайджанская интеллигенция противостоит стремлению Ирана создать исламское государство. Азербайджанские сепаратисты и вовсе настаивают на создании независимого государства. Иранские власти беспощадны к радикальным азербайджанским движениям, поэтому многие азербайджанцы бегут через границу на территорию бывшей советской республики.


На исторической родине беженцев ждет холодный прием. На данный момент только тысяча иранских азербайджанцев получила желанный “темно-голубой” паспорт вместе со статусом беженца, соответствующим требованиям УВКБ ООН и Красного Креста.


“В вопросе об иранских беженцах УВКБ ООН действует согласно соглашению, заключенному с Азербайджаном, “ – говорит директор Азербайджанского центра по правам человека Эльдар Зейналов. Затем он поясняет, что УВКБ ООН не обязано давать статус беженца или объяснять причину отказа всем желающим. В результате беженцы проводят акции протеста около представительства ООН в Баку. 29 декабря один из беженцев объявил голодовку.


Зейналов обвиняет правительство Азербайджана в том, что оно намеренно отказывает беженцам в убежище, не желая портить отношения с Ираном. В качестве примера равнодушия властей к проблемам беженцев правозащитники приводят случай с иранским диссидентом доктором Махмудали Чехрагани. В конце декабря прошлого года профессор Табризского университета Чехрагани лично обратился к президенту Азербайджана в надежде получить медицинскую помощь в Баку. Чехрагани утверждал, что, несмотря на его слабое здоровье, сотрудники иранских спецслужб арестовали и пытали его. Профессор также сообщил об арестах азербайджанцев в Иране и о многочисленных нарушениях прав человека.


Письмо Чахрагани вызвало настоящую бурю среди оппозиционных партий. Бывший президент Азербайджана Абальфаз Эльчибей потребовал задержания сотрудников посольства Ирана в Баку до тех пор, пока профессор не получит политическое убежище. Однако все это ни к чему не привело, и президентский дворец остался глух к призывам о помощи.


Оппозиция также обвиняет правительство в том, что оно использует беженцев как политических заложников. В качестве примера приводится побег из Ирана председателя Бакинского комитета Национального движения за освобождение Южного Азербайджана Пируза Диленчи. В Иране Диленчи, как одного из лидеров подпольной организации, обвиняют в измене. В случае возвращения ему грозит смертная казнь.


В Азербайджане он получил азербайджанское гражданство. Однако Диленчи считает, что он просто пешка в большой политической игре – убежище ему дали как бы в отместку Ирану, который предоставил убежище одному из участников путча 95 года Махиру Джавадову. Брат Джавадова, командир ОПОНа Ровшан Джавадов, был убит при задержании. Махир бежал в Австрию, а оттуда в Иран, где продолжает деятельность против режима Гейдара Алиева.


На выдачу политических преступников надежды мало. В ноябре прошлого года Иран и Азербайджан подписали соглашение о выдаче лиц, признанных виновными в совершении преступлений. Но Азербайджан является участником Женевской конвенции, которая запрещает выдачу политических беженцев.


Оппозиция обращает внимание на то, что недавно Россия выдала Азербайджану бывшего премьер-министра Сурета Хуссейнова и бывшего министра обороны Рахима Газиева. Оба они отбывают пожизненное заключение за участие в попытке государственного переворота в октябре 1994 года.


Сами беженцы уверены, что выдача – не более чем пустая угроза. “Это не имеет смысла, - говорит Пируз Диленчи, - ведь борьба с иранским режимом – наше общее дело”.


Многие обозреватели опасаются, что после визита Гейдара Алиева в Тегеран ситуация не изменится к лучшему. Они говорят, что для властей Азербайджана самое главное – набрать как можно больше очков. При таком раскладе, защита интересов азербайджанцев, не имеющих право голоса, отступает на второй план.


Мамед Багиров – корреспондент газеты “Зеркало”, выходящей в Баку.