Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Ашгабат вынуждает Иран согласиться с более высокими ценами на газ

Страны ведут словесную войну на энергетическом фронте, но у Туркменистана больше козырей.
By IWPR Central Asia
По словам экспертов, разрастающийся газовый конфликт между Ираном и Туркменистаном может нанести сокрушительный удар по планам строительства газового трубопровода из Туркменистана в Европу, который планировалось провести и по территории Ирана.

Кризис, возникший в конце декабря прошлого года, когда туркменские власти прекратили поставки газа в северный Иран, привел к тому, что страны-соседи оказались в дипломатическом тупике.

По официальной версии туркменских властей, это произошло из-за задолженности Ирана перед Туркменистаном, что затруднило проведение необходимого технического обслуживания 200-километрового туркмено-иранского газопровода «Корпедже-Курт Кой».

«Невыполнение Ираном своих обязательств, а также тот факт, что не была произведена оплата за предыдущие поставки… задерживают завершение ремонтных и технических работ [на газопроводе]», - говорилось в заявлении министра иностранных дел.

Заместитель министра нефтяной промышленности Ирана Акбар Торкан назвал «аморальной» приостановку поставок газа в Иран в зимний период. Официальный Тегеран считает, что вопросы оплаты поставок следовало решать в двустороннем порядке, не прибегая к столь крайним мерам.

По утверждению Тегерана, настоящей причиной прекращения поставок стало желание Туркменистана добиться повышения цены на газ с 75 до 140 долларов за тысячу кубометров.

Между тем, из-за этого спора могут пострадать планы строительства трубопровода Туркменистан-Иран-Турция.

Обсуждение строительства трубопровода протяженностью в 1400 км и годовой производительностью в 28 миллиардов кубометров газа идет между Ираном, Турцией и Туркменистаном с 90-х годов прошлого столетия, а в прошлом году страны подписали очередной меморандум, подтверждающий их планы.

Так как в данный момент не наблюдается каких-либо признаков перемирия между двумя странами, разработка этого плана сейчас кажется нереальной.

ТУРКМЕНИСТАН ХОЧЕТ ПОЛУЧИТЬ БОЛЬШЕ ВЫГОДЫ

В то время как обе стороны обмениваются взаимными обвинениями, большинство экспертов по энергетике считают, что ключевым вопросом остается ценовая политика.

Первоначально соглашение по газу было подписано двумя государствами в 1998 году на период до 2024 года. С тех пор в это соглашение периодически вносились корректировки, касающиеся стоимости газа и объемов экспорта.

В 2006 году Иран согласился с повышением стоимости газа с 42 до 65 долларов за одну тысячу кубометров, Туркменистан же со своей стороны пообещал увеличить годовой объем экспорта с 5,8 до 8 миллиардов кубометров в 2006 году, и до 14 миллиардов кубометров - в 2007-м.

Однако увеличения экспортных объемов в ожидаемых количествах не произошло, и, по сообщению экспертов, в 2007 году Иран получил не более 8 миллиардов кубометров газа.

В прошлом году Иран снова дал согласие на повышение стоимости газа до 75 долларов за одну тысячу кубометров. Иранские СМИ цитируют один из промышленных источников, по утверждению которого, соглашение включало в себя обязательство не повышать стоимость товара в течение трех лет.

Многие аналитики в области энергетики считают, что декабрьское прекращение подачи газа было попыткой вынудить Тегеран принять условия Ашгабата.

Олег Лукин, аналитик журнала «Нефтегазовая вертикаль» из Ашгабата, считает, что диспуты вокруг стоимости газа могут быть единственным объяснением. «Если бы Тегеран согласился платить больше, то никакие ремонтные работы… не остановили бы экспорт газа», - сказал он.

Джонатан Штерн из Оксфордского института энергетических исследований так же высказывает сомнения в том, что ремонтные работы были настолько необходимы.

Однако Мурад Эсенов, эксперт по Туркменистану и директор базирующегося в Швеции Центра стратегических исследований «Центральная Азия и Кавказ», утверждает, что кроме вопросов стоимости газа были и другие факторы, такие, как приходящая в упадок газовая индустрия в стране и ее неспособность отвечать существующим потребностям.

По мнению Эсенова, Туркменистан вкладывает слишком мало средств в развитие газовой индустрии и до сих пор не занимается привлечением иностранных инвестиций. «Все эти годы они продолжали использовать то, что осталось от Советского Союза, - сказал он. – Газовая индустрия совершенно не модернизировалась».

В результате, считает Эсенов, в последнее время Туркменистану было сложно добывать достаточное количество газа, чтобы выполнять экспортные обязательства. Кроме того, по его словам, в последнее время объемы экспорта уменьшились из-за увеличившегося внутреннего потребления по причине необычно холодной погоды.

«Они просто сократили объемы экспорта, чтобы отвечать внутренним нуждам, - сказал он. – Экспорт в Иран полностью прекратился, а отправка газа в Россию и Украину значительно снизилась».

Туркменистан не признает, что объемы поставляемого в Россию газа сократились. В заявлении, сделанном в прессе, министр иностранных дел сказал, что газовая индустрия «выполняет свои обязательства и выполняет поставки туркменского природного газа в Россию в жестком соответствии с условиями контракта».

ПРЕВОСХОДСТВО ТУРКМЕНИСТАНА

Текст соглашения 1998 года по экспорту газа в Иран никогда не был обнародован, поэтому трудно судить, кто имеет превосходство в условиях возникновения разногласий. Однако в данном случае большая часть экспертов считают, что Туркменистан находится в более выгодной позиции и может диктовать условия.

По словам Штерна, из данной ситуации может быть только два возможных выхода: либо Иран пойдет на условия Туркменистана, либо он больше не получит газа из этого источника.

Лукин также считает, что Тегеран отступит первым. «Для Ирана невыгодно терять поставщика газа для своего севера», - сказал он, объяснив, что, хотя Иран и сам обладает значительными запасами газа, строительство трубопровода, соединяющего залежи газа на севере и юге страны, обойдется ему слишком дорого. Существующий газопровод «Корпедже-Курт Куи» покрывает нужды севера при разумных ценах.

Теперь Тегеран говорит, что имеет право обратиться с этим вопросом в арбитражный суд. Официальный представитель МИД Ирана Мохаммад Али Хосейни заявил на прошлой неделе, что по условиям первоначального контракта у Ирана есть право апеллировать к «международным судебным органам в случае нарушения газового соглашения».

Однако Штерн сомневается, что первоначальное соглашение допускает обращение в суд, а если допускает, то, по его мнению, судебное дело «будет построено вокруг пунктов контракта, связанных со стоимостью газа».

На взгляд Джонатана Хайнза, юриста из компании Dewey & LeBoeuf, которая специализируется на энергетических делах, обычно в контрактах дается таблица фиксированных или увеличивающихся цен со ссылкой на стандартные индикаторы рынка. По его словам, не может быть, чтобы в контракте ничего не говорилось о ценах.

Хайнз считает, что вероятнее всего обе страны придут к общему решению. «Это соседние страны, а не частные компании, - сказал он. – Они не могут разойтись, они вынуждены иметь друг с другом дело каждый день».

КОНКУРС НА ПОКУПКУ ТУРКМЕНСКОГО ГАЗА

Ранее Туркменистан уже демонстрировал, что он может занять жесткую позицию в энергетических вопросах. В 1997 году он на два года прекратил поставки газа в Россию после того, как две страны не смогли договориться о новых ценах.

Из-за того, что Россия была единственным крупным покупателем туркменского газа, Туркменистан в конце концов был вынужден пойти на уступки. Однако теперь ситуация изменилась. Пока Москва остается главным игроком, но потенциальные покупатели выстраиваются в очередь. Не последний из них – Китай, который планирует прокладку газопровода, чтобы обеспечить свою экономику туркменским газом.

Тегерану также придется принимать во внимание тот факт, что Россия уже согласилась платить за туркменский энергоноситель не по 100 долларов за тысячу кубометров газа, как в прошлом году, а существенно больше. В ноябре прошлого года газовая компания-гигант Газпром дала согласие платить по 130 долларов за 1000 кубометров газа в течение первых 6 месяцев 2008 года, и затем в размере 150 долларов - до конца 2008 года. В 2009 году может произойти дальнейшее повышение стоимости газа.

Китай, похоже, тоже готовится приобретать газ по более высокому тарифу. Недавно Агентство Рейтерс процитировало China Securities Journal и сообщило, что Пекин дал согласие на цену в 195 долларов за тысячу кубометров газа начиная с 2009 года.

Другими словами, если Тегеран не согласится на более высокую стоимость, Туркменистан может продать газ другим потребителям.

ВЛИЯНИЕ ТУРКМЕНО-ИРАНСКИХ РАЗНОГЛАСИЙ НА РЕГИОН

Хотя этот кризис, возможно, подорвал надежды на строительство трубопровода для транспортировки центрально-азиатского газа в Европу через Иран и Турцию, аналитики отмечают и другие практические сложности, которые уже делают исполнение проекта невозможным.

Прежде всего, США жестко выступают против любого проекта строительства трубопровода, в который может быть вовлечен их заклятый враг Иран.

Тем временем этот локальный спор может иметь эффект домино для других государств региона. После того, как Туркменистан приостановил поставку газа в Иран, Тегеран прекратил экспорт в Турцию, из-за чего, в свою очередь, остановились продажи топлива в Греции.

По словам экспертов, при таких нестабильных отношениях между государствами этого региона цепная реакция такого типа всегда опасна.

По словам Штерна, один урок усвоен: для того, чтобы проекты строительства трубопроводов были успешными, нужно, чтобы они включали «как можно меньше транзитных стран».

Абдужалил Абдурасулов, контрибьютор IWPR в Алматы.