Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Афганский кинематограф жив

Премьера нового афганского фильма дает надежду на возрождение кинематографа в этой стране.
By Galima Bukharbaeva

В начале февраля у жителей Ташкента появилась редкая возможность увидеть премьеру фильма «Наездники» афганского режиссера Сидика Обайди. Зрители – в основном афганские беженцы - были в восторге. Во время показа центральный кинотеатр Ташкента буквально сотрясался от аплодисментов, танцев и одобрительных выкриков.


При талибах снимать и показывать фильмы в Афганистане было запрещено. Оказавшись в изгнании, некоторые афганские кинорежиссеры и актеры сделали все возможное для сохранения национального кинематографа.


Премьера только что триумфально завершилась. «Уже сто лет не видел афганских фильмов», - говорит беженец из Кабула Умо Азизи, - «Ощущение такое, будто побывал в кинотеатре в Кабуле».


Подобно большинству своих коллег, с приходом к власти талибов кинорежиссер Сидик Обайди вынужден был покинуть родину. Он стал одним из тех немногих преданных кинематографу профессионалов, которые продолжили работу в изгнании.


«Талибы запретили кинематограф, уничтожили киностудии, кинотеатры, оборудование, архивы видео и кинофильмов. Опасаясь за свою жизнь, актеры и режиссеры вынуждены были уехать», - вспоминает Обайди. «Но наши мысли были по-прежнему заняты кинематографом. Мы продолжали творить в изгнании. Мне такую возможность дал Узбекистан».


Обайди начал работу над «Наездниками» в северном Афганистане весной 1997 года, но по мере продвижения талибов на север вынужден был пересечь границу в Узбекистан, но здесь работу над фильмом удалось продолжить лишь в 2001 году при поддержке Союза афганских кинематографистов.


Сюжет «Наездников» незатейлив – в лучших традициях индийского кино. Главную роль исполняет сам Обайди. Это Сухраб – непревзойденный наездник, неизменно выигрывающий все состязания. Его соперники устраивают заговор с целью сбросить его с лошади во время очередного турнира.


Это им удается. Сухраб получает тяжелую травму и вынужден ехать лечиться, оставив родное село и любимую девушку. Через некоторое время он возвращается, чтобы отомстить своим обидчикам и жениться на любимой.


Вскоре фильм выйдет на экраны и в Афганистане. Обайди надеется, что возвращение к таким невинным удовольствиям, как кино, поможет афганцам приспособиться к мирной жизни.


«Афганцы изголодались по таким простым, нормальным вещам, как кино. Сами видите, какие толпы собираются у кабульских кинотеатров», - говорит режиссер. «Чем больше будут показывать фильмов, тем скорее люди привыкнут к мысли, что война закончена и наступила мирная жизнь».


Обайди и сам планирует в скором времени вернуться в Кабул. «Наступил мир. Мне пора назад – служить родине и делать афганское кино для афганского зрителя», - говорит он.


Многие из обосновавшихся в Узбекистане афганских беженцев также собираются на родину.


Мухаммад Фархад приехал с семьей в Узбекистан из североафганского Мазари-Шарифа шесть лет назад. «Зарабатываю торговлей. Дети ходят в школу и уже выучили русский», - рассказывает Мухаммад, - «Но теперь, когда ушли талибы, мы подумываем вернуться. Хочется домой. Никакая другая страна не заменит родину».


Немало и тех, кто пока побаивается возвращаться, особенно в «дальнем» зарубежье. Многие считают, что хотя новое правительство и зовет квалифицированных специалистов назад, оно не имеет реальной возможности предоставить вернувшимся работу и обеспечить их безопасность.


«Я – гинеколог и знаю, насколько остро нуждается Афганистан в людях моей профессии. Однако я не уверен, что государство способно обеспечить меня работой», - говорит житель Лондона доктор Муса Каризада.


«Кроме того, я сомневаюсь, что нынешнее афганское руководство способно обеспечить мир в стране. В новом правительстве все – бывшие полевые командиры. Они тоже убивали и причиняли людям страдания».


Другой афганский экспатриант в Лондоне, Мухаммад Карим, придерживается того же мнения. «На севере Афганистана уже снова идут вооруженные столкновения между отрядами генералов Абдул-Рашида Дустума и Устада Атты», - говорит он, - «Эти люди не могут не воевать. Это – диагноз, и я им не доверяю. Разве что строжайший международный контроль может их урезонить».


Некоторая нестабильность Обайди не пугает. Он считает, что люди творческих профессий могут помочь вернуть жизнь в Афганистане в нормальное русло.


«Начну работать в Афганистане. Откроются кинотеатры и даже женщины смогут ходить в кино. Глядишь – и наши соотечественники из дальнего зарубежья тоже потянутся назад», - говорит он с надеждой, - «Быть может, сила кинематографа убедит людей в реальности мирной жизни».


Галима Бухарбаева, Директор ИОВМ по Узбекистану


As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >