Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Афганские беженцы начинают жизнь заново в Таджикистане

Утерянные документы препятствуют желающим получить убежище или постоянное место жительства.
By Mahasti Dustmurod, Rustam Majidov, Galim Faskhutdinov
  • Сухайло Навруз и Абдулсаттори Бахтиёри со своей дочерью в Душанбе. (Фото любезно предоставлено С. Навруз)
    Сухайло Навруз и Абдулсаттори Бахтиёри со своей дочерью в Душанбе. (Фото любезно предоставлено С. Навруз)

Сухайло Навруз с семьей живут в Таджикистане уже полгода, пытаясь получить вид на жительство вдали от опасностей, с которыми они столкнулись в Афганистане.

23-летняя Сухайло решила покинуть страну, когда движение «Талибан», уверенно устанавливающее свои нормы даже в северных областях, таких как ее родная провинция Баглан, начало угрожать ей, так как она была учителем в средней школе.

Ее муж, Абдулсаттори Бахтиёри, согласился, сказав: «А кроме жены и [18-месячного] ребенка у меня больше никого нет».

После перемещения в Таджикистан, Сухайло смогла получить статус беженца, несмотря на то, что не смогла найти работу учителем, так как у нее не было свидетельств о получении образования в Афганистане.

Абдулсаттори до сих пор не имеет легального статуса, поскольку его заявка на получение статуса беженца была отклонена из-за опечатки. Когда они въезжали в Таджикистан, сотрудник на границе допустил ошибку в его имени, и теперь его имя не совпадает с именем в афганском паспорте.
Эта пара и их 18-месячная дочь живут на средства, которые Абдулсаттори зарабатывает плотником на фирме. «Мысчитаем каждый рубль», - говорит он.

Сухайло и Абдулсаттори – только часть последней большой волны беженцев из Афганистана. Ходжа Ибрагим, работающий в афганской общине в Таджикистане «Маджмааи Ориёно», говорит, что за последние 12 месяцев около 400 семей сбежали на север через границу.

За последние годы движение «Талибан» укрепило свое присутствие в северных областях Афганистана, нападая и запугивая местное население. Поскольку нападения происходят даже при размещенных силах НАТО на территории, население реально опасается за будущее, когда международный контингент будет выведен из Афганистана в следующем году.

«Трудно рассчитывать, что эти люди вернутся на свою родину», - сказал Хосе Рамон Эуседа, Представитель Верховного комиссара ООН по делам беженцев в Таджикистане, в интервью IWPR. Он говорит, что массовый отъезд может увеличиться, если ситуация в Афганистане ухудшится в следующем году.

НЕТ ДОКУМЕНТОВ – НЕТ СТАТУСА БЕЖЕНЦА

В Таджикистане проживают примерно 5000 афганцев, в том числе со статусом беженца и просящие убежища.

Одним из них является Абдурахмон, который уже получил постоянное местожительство и держит точку в торговом центре «Садбарг» в Душанбе. По его словам, многие из его соотечественников живут в Таджикистане до тех пор, пока не уедут в западные страны, часто в Канаду.

К Абдурахмону часто обращаются афганцы, которым необходим перевод документов, так как он знает русский и английский и может читать по-таджикски, который похож на афганский язык Дари, но пишется на кириллице, а не на арабской вязи.

Он стал переводчиком по совету знакомого, и взимает плату за переводческие услуги.

«Вначале я случайно познакомился с одним афганцем, который искал переводчика. Он посоветовал меня своим знакомым, и теперь каждый день я перевожу, как минимум одному беженцу», - говорит Абдурахмон.

Он встречается со многими людьми, у которых нет документов, необходимых для подачи заявления на получение убежища.

«Бывает такое, что у людей нет документов. Некоторые в спешке забывают документы в Афганистане, у кого-то они пришли в негодность из-за физических повреждений, у третьего на границе их забрали и не вернули», - рассказывает Абдурахмон.

Несмотря на общее соотношение беженцев мужчин и женщин 50/50, некоторые женщины обращаются самостоятельно.

«Примерно пятая часть моих «клиенток» - женщины, которые в Душанбе живут без мужа. Молодые женщины, у которых есть дети или ждут прибавления. Им приходится зарабатывать на жизнь самим. Мужья некоторых были убиты боевиками, другие не смогли перейти границу по разным причинам», - говорит Абдурахмон.

Одной из таких женщин является 19-летняя Соро Кабир, которая приехала вместе со свекровью два месяца назад. Она беременна и живет вместе с сестрой мужа, которая живет в Душанбе.

У нее с собой нет документов, так как ей пришлось оставить их вместе с мужем, чтобы он смог распродать все их имущество перед выездом из Афганистана. До тех пор, пока он не приедет вместе с документами, Соро не сможет попросить помощи у международных организаций. Она не умеет читать, но смогла найти работу домохозяйкой в местной семье.

Когда власти Таджикистана дают афганским беженцам право остаться, им дают вид на жительство в городке Вахдат в 20 километрах от столицы. Как отметил Ибрагим, большинство затем переезжают в Душанбе, где могут найти работу.

«Женщины и дети остаются дома, а мужьям приходится зарабатывать в столице», - говорит он.

Халиме Дорои повезло, и она получила гражданство: «Это облегчает мою жизнь в Душанбе».

«В 2008 году нам пришлось оставить свой дом, свое дело и переехать в Душанбе. Тогда в Душанбе уже жили некоторые наши знакомые и родственники, и мы планировали, как большинство друзей мужа, после получения статуса беженца уехать в Канаду», - говорит она.

Ее планы изменились, когда ее мужа и брата убили, когда они возвращались из деловой командировки в Афганистан. Она решила остаться в Таджикистане, так как язык и культура близки к ее языку и культуре.

«Мне одной, конечно, трудно содержать троих детей и пожилого тестя», - добавила она.

Другие беженцы годами живут на временной основе в Таджикистан. Одной из них является Осифа Гуломсафдар, мать семи детей, живущая в кишлаке в Хатлонской области на юге страны.

«В 90-е годы я вышла замуж за таджикского парня, который бежал в годы войны в Афганистан. Потом он вернулся к себе на родину, и я приехала с ним. Но на границе афганские пограничники порвали мои документы, и в результате я осталась без каких-либо документов, подтверждающих мою личность», - говорит она.

Отсутствие у нее документов не создавало никаких проблем, так как ее муж был жив, но вдруг стало большой проблемой, как только он умер два года назад.

Наджиба Ширинбекова, директор НПО «Право и благоденствие», говорит, что ее организация прилагает все силы, чтобы помощь Осифе.

По ее словам, Осифа оказалась в трудной ситуации – власти Таджикистана не могли ей помочь, так как у нее не было документов, афганское посольство отказалось выдать новый паспорт, так как она не могла доказать свое происхождение, и все еще более усложнялось тем фактом, что она прожила нелегальной мигранткой с тех пор, как приехала 18 лет назад.

Ситуация с Осифой улучшилась после того, как таджикские СМИ рассказали ее историю. Две ее старшие дочери получили места в школе-интернате, а третья ходит в школу в кишлаке.

«Остальные помогают мне дома», - говорит она, добавив, что не смогла принять недавнее приглашение посетить «Маджмааи Ориёно» в столице.

« Если я потрачу лишний рубль, я не знаю, что я и мои дети будут кушать завтра или послезавтра», - сказала Осифа.

Махасти Дустмурод, Рустам Маджидов и Галим Фасхутдинов – контрибьюторы IWPR в Душанбе.

[Поправка: мы неправильно указали название организации Наджибы Ширинбековой. Приносим извинения за ошибку.]