Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Афганская одиссея журналистов

Линию фронта в Афганистане не найти, а пачка долларов - гораздо полезнее бронежилета.
By Avazbek Atakhanov

В Афганистане любой иностранный журналист должен иметь две вещи - пачку “зеленых” и выносливость к антисанитарным условиям.


За деньги покупаются различные блага, благосклонность бюрократии и целый поток информации от самопровозглашенных “официальных представителей”. Журналист получает материал для репортажа или статьи, а еще за несколько долларов сможет даже передать его в редакцию.


Такая удача свалилась на афганцев нежданно-негаданно. Тысячи иностранцев наводнили страну, соря деньгами направо и налево. Куда бы ни отправлялись представители прессы, уровень жизни в посещаемых ими районах сразу заметно повышается.


Наиболее предприимчивые из местных жителей быстро овладели искусством общения с прессой. Понимая, что из-за разбросанности и расплывчатости линий фронта журналистам затруднительно самим стать свидетелями боевых действий, они за небольшую плату с удовольствием в мельчайших подробностях расписывают представителям прессы военные события прошедшего дня.


Я отправился в Афганистан в составе команды иностранных тележурналистов в качестве специалиста по фарси. До этого мне довелось побывать в Афганистане 15 лет назад в качестве переводчика при группе советских военных советников. Было интересно посмотреть, что изменилось за это время.


В то время у афганцев были приличные дороги, электричество и газ. В наши дни к удивлению приезжих журналистов зачастую отсутствуют даже туалет и вода. Дорог как таковых тоже нет. Каждую ночь города и села погружаются в кромешную темноту - нет электричества. Условия жизни - средневековые. Все серое - дома, стены и даже лица самих афганцев.


Однако большинство журналистов адаптируются довольно быстро. Правило номер один - привози с собой запасов столько, сколько сможешь увезти. Более опытные из моих коллег советовали мне употреблять только консервированную пищу и суп из пакетов. Воду также желательно привозить с собой. Местную воду можно пить только прокипятив ее в течение 10-15-ти минут.


Долларовая лихорадка начинается еще до того, как попадаешь на афганскую территорию. С севера в страну въезжаешь через территорию Таджикистана. Всего за 10 долларов дружелюбный таджикский пограничник избавил меня от удручающей необходимости заполнения бланков. Правда, его начальник, который все это видел, потребовал еще 10 долларов для себя лично. Таксисты за нас буквально дрались и заряжали умопомрачительные цены. Еще недавно необитаемые, душанбинские гостиницы теперь процветают. Облюбованная журналистами гостиница “Таджикистан”, например, за очень высокую цену предлагает номера с телефоном, доступом в Интернет, обычными гостиничными удобствами, а также с такси, медицинским обслуживанием и, главное, информационными услугами в придачу.


На улице со мной заговорил на ломаном русском человек, назвавшийся Муратом, и предложил информацию по Афганистану. Мне стало интересно - что может знать об Афганистане житель таджикской столицы? Мурат заверил меня, что может организовать получение регулярных сводок о ходе военных действий в Афганистане и даже двухчасовую видеозапись с передовой. Еще он сказал, что за определенную плату меня самого доставят на линию фронта на вертолете.


По вторникам и субботам в сторону афганской границы отправляется караван автомашин с вооруженным сопровождением. Доехать до границы - 250 км. - стоит примерно 1 доллар США на человека за км.


На границе на тебя набрасываются толпы дружелюбных афганцев и предлагают транспортные услуги за 200-300 долларов. С пограничным контролем мне повезло. Пограничник оказался узбеком. Узнав, что я говорю по-узбекски, он быстро протащил меня через все формальности и посадил в УАЗик за очень умеренную плату. В Афганистане я неоднократно замечал, что люди одной национальности всегда поддерживают друг друга даже в нарушение приказов начальства.


Большинство иностранных журналистов обосновались в городе Ходжа-Бахаудин в 35-ти км. от таджико-афганской границы. Население города составляет 10 тысяч человек - это не считая примерно 2.000 журналистов.


В городе находится Министерство внутренних дел признанного ООН афганского правительства Раббани. У здания министерства можно найти водителя, который долларов за 100-150 в день доставит журналиста куда угодно, даже на передовую. Еще столько же будет стоить афганский переводчик.


Водители платят по 20 долларов в день за парковку у здания министерства. Переводчики платят по 200 долларов за специальную лицензию, дающую им право работать. Если журналист берет неаккредитованную машину или переводчика без лицензии, ему придется сидеть и ждать. Выехать дадут только после обеда, но после этого наверняка возникнут проблемы на блок-постах.


Система передачи информации налажена очень хорошо. Где бы ты ни находился - в городе или на передовой - информацию ты получаешь абсолютно одинаковую и чаще всего недостоверную. Приходилось наблюдать, как афганские военные лидеры целые дни проводят в окружении журналистов, подробно и терпеливо отвечая на все вопросы.


Общаться с представителями талибов на их территории оказалось практически невозможно, но солдаты Северного альянса всегда очень охотно дают интервью независимо от военной обстановки, в которой они находятся.


Кто-то из журналистов поинтересовался ходом “подземных” боев - сражений, которые якобы идут где-то в пещерах и подземных тоннелях. Полевой командир предложил показать нам одно из таких подземных сооружений, но когда мы прибыли на место, то обнаружили лишь старые окопы и лисьи норы. Пришлось возвращаться на передовую снимать американские бомбардировки талибских позиций.


Однажды мы попросили интервью у одного северного полевого командира - генерала Юсуфа. Он сообщил, что его войска готовы начать наступление и ждут только приказа. Юсуф также сказал, что обстановка на передовой не изменилась, и что талибы укрепляют свои позиции. Одним словом, ничего нового он нам не сказал.


Позднее выяснилось, что в подчинении у генерала Юсуфа - всего около 500 солдат. В Афганистане каждого полевого командира величают “Генерал соеб”, т.е. Господин Генерал. Если необходима информация о последних планах командования, лучше всего поговорить с родственником какого-нибудь высокопоставленного военного чиновника, но это будет стоить немалых денег.


Однажды вечером я разговорился с нашим переводчиком Абдул-Хасаном. “Завтра они возьмут Мазари-Шариф”, - сказал он задумчиво. И действительно, утром следующего дня мы узнали, что войска генерала Дустума взяли Мазари-Шариф.


Интересно отношение афганцев к США. Простые люди, как правило, не имеют своего мнения, будучи уверены, что все происходит по воле Всевышнего. Политики и военные лидеры Северного альянса обычно заявляют, что справились бы с талибами и без помощи американцев. При этом они утверждают, что у талибов возникли серьезные проблемы в отношениях с мирным населением.


Авазбек Атаханов, корреспондент ИОВМ